В контору частного детектива приходит соблазнительная девушка. Чем не нуарная история? Только она повествует не про то, что за ней кто-то шпионит и не про неверного мужа. Она рассказывает, что её муж… (он кстати прекрасный любовник и верный семьянин) самый настоящий вампир, который спит в гробу и сосет невинные жертвы. что же делать честному сыскарю, которому предлагают большие деньги, чтобы убить то, что давно уже мертво…






- Я по поводу мужа, - сказала она.
- Я понял.
- Не думаю.
- Тогда расскажите в чём дело.
- Ну… Он встречается с другими женщинами.
Я кивнул. Так я и предположил.
Девушку звали Трэйси Дарнелл. Она выглядела слишком молодой, слишком невинной, слишком хорошенькой, чтобы муж ходил от неё налево, но всё это не имело значения, если вы связались не с тем парнем. Некоторым парням плевать насколько хороши их жёны. Я видел такое и раньше не раз. Это не укладывалось у меня в голове. От этого у меня на душе становилось немножко тоскливо и больше, чем немножко погано.
- Сочувствую, - сказал я Трэйси.
Её плечи нервно подпрыгнули. В остальном она была похожа на статую. Просто сидела в кресле напротив моего стола, слегка наклонившись вперёд и сложив руки на коленях.
- Не то чтобы я… Ну, в смысле я знала на что иду.
- Вот тут поподробнее.
- Я знала, что будут многие женщины. Много их. Я знала, что такое будет происходить, но… - она прикусила зубками нижнюю губу, её плечи снова подпрыгнули, - я думала, что смогу справиться с этим, думала, это не будет иметь для меня никакого значения, но оно имеет.
Её глаза встретились с моими. Они были синими, умными, такими глазами, которые должны светиться от счастья, но в них не было света, они заставили меня захотеть сделать что - то очень плохое парню, который за это ответственен.
- Я люблю его, - сказала она, - я так сильно его люблю и это просто разрывает моё сердце на части. Я больше не могу так жить.
В её глазах заблестели слёзы.
- Вы уверены, что он встречается с другими женщинами? - спросил я.
Она фыркнула.
- Он этого и не скрывает.
- Он сам вам в этом признался?
- Признался? Ему не нужно ни в чём признаваться. Он рассказывает мне всё. Во всех подробностях описывает мне каждый свой трофей: как её звали, как она выглядела, во что она была одета, ну, или не одета, в зависимости от того, где у них это было, о чём они говорили, что сделала она, что сделал он, как он её чувствовал, её запах, её вкус.
Наклонившись вперёд я подтолкнул пачку салфеток поближе к краешку стола. Трэйси выщипнула одну и высморкалась.
- Зачем он вам всё это рассказывает? - спросил я, - хочет унизить? Поиздеваться над вами?
- Ну что вы, нет, даже близко ничего такого. Понимаете, это у него такой способ доверительных отношений. Он хочет, чтобы я была в курсе всего, что происходит в его жизни, вот и всё. Это не с целью причинить мне боль. Он думает, что это нас крепче связывает.
- Крепче вас связывает? Рассказы о женщинах, которых он… - я замялся, не желая использовать любого рода графические термины в присутствии девушки, такой невинной и уязвимой.
- Которых он сосёт? - подсказала она.
На секунду мне стало интересно, могло ли у Трэйси быть может чуточку перевёрнутое воображение?
- Вы хотели сказать, которые сосут у него? - поправил я.
- Которых он сосёт.
- Ещё раз. Он сосёт или у него сосут?
Её лицо сделалось алым.
- Он сосёт.
- М-м-м, прошу прощения, - я почувствовал, что моё лицо тоже начинает пылать, - он рассказывает вам, как сосёт у других женщин?
- Именно так. И он… То есть они, эти женщины, определённо не делают ему, ну, того другого.
Лично я вообще не видел никакой хреновой разницы. Мне показалось, что Трэйси как - то чересчур педантична.
Возмущённая она сказала:
- Он мне не изменяет. Он не какой - то там бабник. Он вампир.
Я умел держать удар.
- Ага, - сказал я, - ну теперь - то всё ясно, - сказал я.
- Вы поняли? - в её голосе звучала надежда.
- Ну конечно, конечно. Он вампир, у него нет отношений ни с одной из тех женщин, он просто сосёт у них кровь.
- Вы правда меня понимаете?
- Да. Что тут непонятного? Dracula, Salem’s Lot, Lugosi, Christopher Lee, Barnabas Collins. Нужно быть совсем оторванным от культурной среды, чтобы ничего не знать о вампирах. Ваш муж - вампир. Кстати, как его зовут?
- Филипп.
- Вампир Фил.
О, как бы я хотел не произносить это вслух. Трэйси выглядела преданной.
- Вы думаете это офигенно смешно?
- Нет. По правде говоря, нет. Что бы у вас там не происходило.
- Я же сказала вам, что у нас происходит.
- Ну, пока без конкретики.
- Каждую ночь он оставляет меня дома одну и уходит искать себе женщин. Он пьёт их кровь, потом возвращается и рассказывает мне, как это было. Ненавижу его, когда он с ними. Но они нужны ему. Это заставляет меня чувствовать себя невостребованной, понимаете? Как будто ему меня недостаточно.
- Для таких существ, как он, ни одной женщины не будет достаточно, - сказал я.
- Ещё одна ваша колкость? Если так, то я встаю и ухожу прямо…
- Я был совершенно серьёзен, - объяснил я, - будучи вампиром он не смог бы протянуть долго только на одной вашей крови, он бы выпил вас всю без остатка в два счёта. Вы были бы мёртвы. Филу просто необходимо выходить в поле, иначе он вас просто убьёт. В данном контексте его ночные похождения можно рассматривать как акт любви, любви к вам.
- Да знаю я, знаю, - она была готова снова расплакаться, - но это не делает мою жизнь с ним легче.
- Вы ревнуете его к тем женщинам, которых он сосёт?
- Естественно ревную!
- Он когда - нибудь сосал у вас?
- Он делает такое время от времени, - она сунула пальцы под воротник блузки и оттянула его.
Верхняя пуговка при этом расстегнулась, но Трэйси похоже не обратила на это внимание. Сбоку на её шее были две небольшие ранки, ровно на том самом месте, где вы ожидали увидеть их в фильме “Dracula”. Эти почти зажившие. Зарубцевавшаяся ткань сделала их похожими на маленькие розовые кратеры. Любопытно… Настоящие или косметический трюк? Был только один способ узнать. Я толкнул назад свой стул на колёсиках, встал, обошёл стол и присел перед Трэйси на корточки. Вблизи ранки выглядели довольно аутентично.
- Болят? - спросил я.
- Нет. Это вообще не больно, даже когда там его зубы.
- Он прокусил вашу шею зубами и вам не было ни капельки больно?
- О, ни капельки, - она прикоснулась подушечками пальцев к ранкам и на лице её появилось мечтательное выражение, - это было так… так потрясающе.
Я поднял указательный палец.
- Вы позволите?
Кивнув, она убрала пальцы от ранок. Я осторожно обследовал оба прокола. На ощупь были как настоящие.
- Фил правда сделал это своими зубами? Он действительно сосал из вашей шеи кровь?
- Да.
Пока Трэйси поправляла воротник, я встал и присел на краешек стола перед ней. Она не застегнула ту пуговку, которая расстегнулась.
- И вы здесь, потому что вам не нравится то, что он делает это с другими женщинами?
- Именно так.
- Фил мог убить кого - то из них?
- Нет - нет, я уверена, что он бы такого не сделал. Он совсем не похож, ну, знаете… на Дракулу. Он ласковый и нежный, он ценит жизнь.
- И мухи не обидит.
- Ну иногда он их ест, но это не со зла. Он очень добрый внутри, он бы не стал убивать человека, он предельно осторожен, чтобы кому - то навредить.
- Он забирает кровь у тех женщин насильно?
Она выглядела растерянной.
- Но он же её у них высасывает.
- Да, но с их разрешения? По обоюдному, так сказать, согласию?
- О, конечно же. Кто бы не согласился? Фил такой, понимаете, очень эффектный мужчина. Он образованный и остроумный. Думаю, большинство женщин от него без ума. К тому же у него есть кое - какие способности.
- Способности?
- Ну, как бы это вам объяснить… Он может залезть в голову любому встречному. У него есть эта штука… навроде гипноза, которую он использует, чтобы отключать людей, вот так вот, по щелчку, - Трэйси щёлкнула пальцами, -“раз” и они зомби, не в буквальном смысле зомби, а, ну вы понимаете, что я имею в виду.
- Он может ввести их в транс и они будут делать всё, что он им прикажет?
- Именно так. Но самое главное - они ничего не помнят после этого.
- И Фил использует эту способность на всех своих жертвах?
- Не знаю могу ли я назвать их жертвами.
- Неважно. На женщинах, которых он сосёт. Он их гипнотизирует?
- Всех до единой, кроме меня.
- А вас почему нет?
Её взгляд подсказал мне, что это был глупый вопрос.
- Потому что я его жена, естественно.
- Ах, ну естественно. Ну да, только вот тут какая загвоздка. Если ваш муж держит тех женщин в состоянии гипноза или, как там оно называется, это ставит под угрозу их способность трезво оценивать ситуацию. Другими словами, он получает их согласие незаконным способом. Если бы он занимался с ними сексом…
- Он не занимается.
- Но если бы он занимался с ними сексом, это бы считалось изнасилованием, поэтому я уверен, что он нарушает какой - то закон, кусая тех женщин за шею и забирая у них кровь без их на то разрешения. Этим может заинтересоваться полиция, а я всего лишь частный детектив. У меня нет полномочий.
- Я не хочу, чтобы Фила упекли за решётку, - выпалила Трэйси, мотая головой, - я пришла сюда не поэтому. Я не хочу ничего подобного.
- Чего же вы хотите?
- Я хочу, чтобы он остановился, хочу, чтобы он был только со мной, хочу, чтобы он перестал делать это с другими женщинами!
При виде её такой мне захотелось броситься к ней, обнять её, утешить, заставить её боль уйти, но я себя знал. Мой самоконтроль иногда даёт сбой, когда дело доходит до девушек, особенно таких красивых и уязвимых, как Трэйси, поэтому я держал коня за узду. Она с мольбой посмотрела на меня блестящими от слёз глазами.
- Вы мне поможете? - спросила она.
- Я бы очень хотел вам помочь, - сказал я, - но, возможно, психолог или…
- Психолог? Вы хотите сказать, что я ненормальная?
- Ничего подобного. Очевидно же, что вы не сами нанесли себе эти раны.
Спустя мгновение, как я произнёс эти слова я подумал, что она вполне могла нанести их сама. Нанесение самому себе ран или увечий - довольно распространённый трюк. Преступники частенько им пользуются, чтобы обмануть копов, адвокатов, врачей, страховые компании и даже таких, как я. Трэйси могла собственноручно сделать эти проколы в качестве доказательства к своей безумной истории и раз уж она на такое решилась, у неё наверняка должен быть тщательно продуманный план. Судя по зарубцевавшейся ткани, раны были нанесены, по меньшей мере, месяц назад. Или она была мошенницей высшего класса или она говорила правду. В смысле, правду, какой она её себе представляла.
- Дело в том, - объяснил я, - что у психолога может быть куда более действенный способ помочь вам разобраться с вашей проблемой.
Она посмотрела на меня, прищурив глаза.
- Моей проблемой?
- Я хочу помочь вам, Трэйси, правда хочу. Вы не поверите с какими моральными уродами, неудачниками и тряпками мне приходится общаться, сидя вот за этим столом. В основном с адвокатами - моя клиентура. Так что я нисколько не преувеличу, если скажу, что вы действительно сделали мой день ярче, когда здесь появились. Вы хорошая девушка и очень привлекательная, к тому же, - добавил я.
При этих словах она мне ухмыльнулась и тут же покраснела, когда это сделала и ещё закатила глаза к потолку, словно говоря: “В очередь, парниша, в очередь”.
- Я попробую сделать для вас всё, что смогу, Трэйси, но мы ни к чему не придём, если не будем честны друг с другом. Я собираюсь быть с вами честным, мои слова могут задеть вас, но так уж я работаю. Договорились?
- Договорились.
- Итак. Ваша проблема. Вы приходите сюда и говорите, что ваш муж - вампир. В эти дни мы знаем о вампирах всё: живые мертвецы, днём спят в гробах, ночью рыщут в поисках пищи и высасывают у людей кровь, у них есть сверхъестественные способности, они могут контролировать разум людей, способность превращаться в летучих мышей, в волков, в туман, в общем почти во всё, на что у них хватит фантазии. Они бессмертны или почти бессмертны, ну, раз живут сотни лет, верно? Они боятся крестов, на дух не переносят чеснок, не отражаются в зеркалах, не могут пересечь проточную воду, их невозможно убить обычным оружием, вы должны забить им в сердце осиновый кол или вытащить на солнечный свет. Возможно, есть и другие способы, тут я не эксперт, я просто знаю то, что знает каждый теплокровный американец в этой стране, из чего следует, что таких существ, как вампиры, в природе просто не существует.
- Это вам так кажется.
- Это то, что я знаю, Трэйси. Это то, что знают все. Я не говорю, что на свете нет чудаков, которые думают будто они вампиры и, возможно, даже действуют соответственно, но вот этих сверхъестественных, превращающихся в летучих мышей, бессмертных супер - пупер - друпер вампиров - их нет. Они вымысел, сказка. Вы не найдёте ни одного, хоть обыщитесь, а значит Фил не из их числа. Это для начала.
- Вы всё - таки считаете, что я ненормальная?
- Я так не считаю, я не психиатр. Я всего лишь обычный сыскарь, ищейка. То, что я сейчас делаю - это пытаюсь применить кое - какие свои профессиональные навыки и лучшие навыки, которые у меня есть - это моя интуиция и здравый смысл.
- И что они вам подсказывают?
- Ну, во - первых, я не думаю, что вы ненормальная, во - вторых, я почти уверен, что вы не пытаетесь выставить ненормальным меня. Поэтому я вынужден сделать вывод, что Фил просто убедил вас в том, что он вампир.
- Он вампир.
- Он кусал вас за шею и сосал вашу кровь?
Она кивнула.
- И не один раз.
- Каждую ночь он уходит и возвращается с рассказами о своих похождениях о женщинах, которых он очаровывает и сосёт.
- Да.
- И вы ему верите? - я скептически выгнул домиком одну из своих самых густых бровей, - вы когда - нибудь пробовали за ним проследить? Ну, в смысле узнать куда он уходит там по ночам?
Она нахмурилась.
- Хотите сказать, всё, что он мне рассказывает, может быть ложью?
- У вас есть доказательства, что это не так?
- Он иногда приходит домой с кровью на одежде.
- Залитой кровью или…
- Нет, всего пара пятнышек или капель.
Я выудил из кармана брюк свой швейцарский армейский нож, выщелкнул основное лезвие и тихонечко ткнул остриём в палец, расцвела капля крови. Я прижал палец к переду своей белой рубашки.
- Ну, теперь я тоже вампир, - сказал я и Трэйси улыбнулась. Это был первый раз, когда я увидел её улыбку. Выглядело великолепно.
- Вы испортили свою рубашку.
- Наймите меня и я смогу позволить купить себе новую.
- Нанять вас?
- Вы же за этим сюда пришли, разве нет?
- Ну да, наверное, да.
- Мы проанализировали природу вашей проблемы, верно? Ваш муж убедил вас в том, что он вампир. Как вампир он должен пить человеческую кровь, поэтому каждую ночь он уходит и сосёт тех женщин, а вы его к ним ревнуете. Вы хотите, чтобы это закончилось. Вы хотите, чтобы он уделял всё своё внимание вам, а не распылял его на незнакомок.
- Да, в целом всё именно так.
- И в этом ваша проблема. Потому что тут же сразу возникает вопрос: а чем на самом деле занимается Фил? Могу поспорить, не высасыванием крови из шей.
- Хотите сказать, это может быть ширмой, за которой он делает что - то, о чём не хочет, чтобы я знала?
- Не хочу сказать, что вы можете смело поставить на это. Возможно, он просто выпивает с дружками в баре или что - то навроде такой же безобидной фигни, а, возможно, он занимается какими - то незаконными делами. Может быть всё, что угодно, но хочу вас сразу предупредить, скорее всего он встречается с другой женщиной.
- Так ведь именно это я вам рассказала. Каждую ночь он встречается с другой женщиной.
- Но не для того, чтобы сосать её кровь, Трэйси, для секса.
- Нет!
- Я понимаю, вам больно это слышать.
- Мне не больно это слышать, потому что я знаю, Фил с ними не спит, - хотя она и говорила спокойно, её лицо снова стало ярко - красного цвета, - он рассказывает мне всё, что делает с этими женщинами, всё, вплоть до самых мельчайших деталей и он… и мы… с ним в это время целуемся, а потом… потом раздеваемся, ну, и знаете, начинаем дурачиться, пока он описывает, как выглядела та женщина, с которой он был и когда он добирается до той части, где впивается ей в шею зубами, тогда он своей этой штукой… тогда он входит в меня, - она была сейчас не столько красной, сколько пунцовой.
Её лицо и уши, её шея, нежная кожа, которая виднелась в разрезе её блузки там, где расстегнулась та пуговка.
У меня между ног появилась выпуклость. Я сложил руки вместе, чтобы её прикрыть.
Прочистив горло я сказал:
- Итак, он использует свои истории для того, чтобы вас возбудить? Что - то вроде прелюдии?
- Что - то вроде того.
- Истории всегда заканчиваются… соитием?
- Не всегда, - она уткнулась взглядом в сложенные на коленях руки, - иногда он… иногда мы делаем это ртами. Ну, вы понимаете… - она подняла на меня глаза, - в любом случае, я думаю, вы уже догадались, почему я уверена в том, что он мне не изменяет.
- Очень может быть… Очень может быть, но всё равно не факт. Надеюсь, тут я ошибаюсь, но очевидно, что он что - то замышляет, что - то, что хочет скрыть от вас, поэтому и выдумал всю это сказку про вампиров.
- Я не думаю, что это сказка.
- У Фила есть работа?
- Он в ней не нуждается, он очень богат.
- Что он делает в течение дня?
- Спит в гробу, в подвале.
Это не должно было меня удивить, но удивило. Похоже Фил в своём спектакле доходил до очень серьёзных крайностей.
- Вы когда - нибудь видели, как он выходит на улицу при свете дня?
Трэйси покачала головой.
- Он никогда не покидает свой гроб от рассвета до заката, насколько вам это известно?
- Ну, я не стою возле его гроба на страже, если вы об этом.
- Чем вы занимаетесь в течение дня?
- Сплю, хожу по магазинам, - она пожала плечами, - так, делаю что - то по дому.
- Вы часто ходите его проверять?
- Сначала я проверяла. Я не могла… ну, знаете, поверить, что он может лежать там так долго, но он всегда там лежал. В конце концов мне надоело его проверять, это было просто пустой тратой времени, поэтому я больше этим не занимаюсь.
- Значит, вы не можете сказать точно, остаётся он в гробу или нет?
- Совсем точно - нет, - призналась она, - но я уверена, что он там. А в чём, собственно, дело?
- Да пока ни в чём, пока ни в чём… Просто любопытно. Вы когда - нибудь видели, как Фил превращается в летучую мышь?
- Он знает, что я терпеть не могу летучих мышей.
- Вы когда - нибудь видели, как он превращается?
- Один раз. Он превратился в собаку, большого чёрного лабрадора.
“Ну, конечно”, - подумал я, но придержал это мнение при себе и спросил:
- Он превратился в него у вас на глазах?
- Послушайте, если вы не хотите верить ничему, что я вам…
- Я просто хочу узнать правду, только и всего. Если вы своими глазами видели, как Фил превратился в собаку, думаю, я мог бы поверить, что у него действительно есть некие сверхъестественные способности.
- Вы бы всё равно не поверили, вы бы подумали, что я вам вру или у меня галлюцинации или что Фил одурачил меня каким - то магическим фокусом.
- Фил фокусник?
- Он вампир.
- Вы видели, как он превратился в собаку?
- Нет.
- Тогда что заставляет вас думать, что собакой был Фил?
Она снова стала пунцовой.
- Я знаю, что это был он.
- Откуда вы это знаете?
- Неважно. Мы можем сменить тему?
- Хорошо, давайте перейдём к зеркалам. Фил отражается в зеркалах?
- Да.
Мне удалось не выкрикнуть “их-ха-а”, но я не смог сдержать улыбку.
- Вы видели его отражение в зеркале?
- Да.
- Ну разве это не говорит о дыре в его вампирской истории?
- Я спрашивала его об этом и он сказал, что современные зеркала не такие, какими были в старые времена. Раньше на них напыляли тонкий слой серебра, но сейчас подобные зеркала встречаются крайне редко. Он сказал, что не отразится в зеркале с настоящим серебряным напылением. У нас дома такого зеркала нет, так что тут я не знаю.
- Как удобно для Фила.
Она нахмурилась.
- Знаете, я никогда не испытывала особые потребности доказывать кому - то, что он вампир. Я знаю кто он, так что мне незачем его проверять.
- Если он не вампир, Трэйси, у него нет никакого повода бродить по ночам.
- Я знаю это. Я знаю это лучше, чем кто - либо другой.
- Если он не вампир, значит он не сосёт кровь у тех женщин, к которым вы так сильно его ревнуете.
- Я знаю, но он один из них.
Мне оставалось только вздохнуть.
- Тогда как по вашему мнению я смогу оградить его от встреч с теми женщинами? Ему нужна кровь, верно? Если он перестанет брать её у них, где ему её брать? Он не сможет рассчитывать только на вас. Это вас убьёт. Вы этого хотите?
- Нет.
- Чего же вы хотите?
Трэйси нагнулась и потянулась за сумкой. Она положила её на пол, рядом со стулом сразу, как только села. Это была большая кожаная сумка с ремнем через плечо. Когда она взяла сумку, я заглянул сверху в прорезь её блузки. Она носила бледно - голубой бюстгальтер, который был слишком открытым, чтобы многое скрыть и слишком прозрачным, чтобы оградить от взгляда то немногое, что он прикрывал. В общем, я видел всю её правую грудь. Я быстро отвернулся, когда Трэйси выпрямилась, поставила сумку себе на колени. Она сунула руку в центральный карман и вытащила деревянный кол. С виду он походил на обломок рукоятки метлы, который заточили ножом с одного конца, как карандаш.
- Вы надо мной издеваетесь? - сказал я.
Она посмотрела мне прямо в глаза.
- Хотите, чтобы я убил Фила?
- Это единственный способ его остановить.
- Потрясающе… - пробормотал я.
Она передала мне кол.
Я осмотрел его, попробовал пальцем. Заточенный конец был очень острым.
- Вы сказали, что хотите мне помочь, - напомнила она.
- Вы пришли не к тому парню.
- А мне кажется, именно к тому.
- Я не занимаюсь заказными убийствами.
- Это не будет считаться убийством.
- Ну конечно… Конечно же, нет. Он ведь вампир! Как я мог про это забыть?
- Так и есть.
- Ага, а я Санта - Клаус.
- Сделайте это ради меня, пожалуйста. Я заплачу. Сколько вы хотите? Пять тысяч? Десять?
- Не понимаю, почему вы хотите его убить? Я думал, вы его любите.
- Так и есть.
- Вы так сильно ревнуете его к этим женщинам, что готовы…
- Да! - её глаза вспыхнули, - это что, так трудно понять? Каждую ночь… Каждую ночь он оставляет меня одну и идёт к кому - то другому! Я не могу больше этого вынести!
- Но потом он всегда возвращается к вам, к вам… - сказал я, - те, другие, для него ничто, просто еда. Вы единственная, кого он любит. Он занимается с вами любовью и, судя по тому, что я слышал, это чертовски страстно, если хотите знать моё мнение.
Опустив голову она пробормотала:
- Так и есть, но сосёт он их!
- А вы хотите, чтобы он сосал вас?
- Это намного лучше… лучше всего, лучше, чем секс, даже сравнить невозможно. Это как… как летать между звёзд. Как… Вы просто не способны это даже представить.
- А Фил представляет?
- Конечно он представляет, но не сдастся. Он говорит, что я нравлюсь ему такой, какая я есть. Говорит, если он будет сосать меня слишком часто, я потеряю искру, мою искру. Ну, что за нелепица?
- А по мне звучит так, будто он заботится о вас.
- Ну заботится, но недостаточно, чтобы остаться дома и укусить меня за шею. Это всё, чего я желаю.
- И раз он этого не делает, вы хотите, чтобы я его убил? В этом вообще нет никакой логики.
Её глаза потемнели.
- Если я не могу сделать так, чтобы он был только моим, значит он не будет ничьим. Понимаете, о чём я? Меня… меня уже тошнит от всего этого до смерти!
Внезапно я ей поверил. Нет, я не поверил в ту часть её сказки, где Фил был вампиром, я знал, что она в это верила и я знал, что она не шутила, когда говорила, что хочет его убить.
Так не доставайся же ты никому!
Золотые слова. Кладбища битком забиты людьми, которые умерли потому, что кто - то их очень любил… Любил так сильно, что предпочёл лучше видеть их мёртвыми, чем делить с кем - то другим.
- Я не убийца, - объяснил я ей снова.
- И не станете им, потому что никого не убьёте.
- Он самый что ни на есть живой человек. Можете думать, что он вампир, но он из плоти и крови. Если я возьму ваши деньги и проткну его сердце колом - это будет убийство. Конкретно в нашем штате - убийство с особой жестокостью. Очень тяжкое преступление. Нет, леди, это без меня.
- Сколько? - спросила она.
- “Дядя Сэм” столько не напечатает.
- А если я докажу вам, что Фил - вампир?
- У вас это не получится.
- Ну, давайте просто на секунду представим, что получилось. Как вы отнесётесь к убийству реального, как вы их там назвали… сверхъестественного, превращающегося в летучую мышь, бессмертного супер - пупер - дрюпер вампира? Уголовной статьи за такое нет, верно?
- Естественно, нет.
- Ну, готовы ли вы убить настоящего вампира за десять тысяч долларов и… за меня?
Я умел держать удар.
Что тут было думать?
- Да. Я готов сделать это, но этого не случится. У вас нет ни единого шанса доказать мне, что Фил чёртов вампир.
Во второй раз за сегодня Трэйси улыбнулась.
- А хотите, поспорим? - предложила она. - Она посмотрела поверх моего плеча на окно офиса, потом взглянула на свои наручные часы. - Солнце не сядет до 6:25. Это значит, у нас есть почти полтора часа.
У меня вдруг засосало под ложечкой в предчувствии чего - то хренового.
- Вы хотите сделать это сейчас, прямо сегодня?
Она кивнула.
- Пока Фил не проснулся.

Трэйси была за рулём, я на пассажирском сиденье её “Porsche”. В нормальной ситуации я ехал бы на своей собственной машине, но в этой поездке не было ничего нормального. Я не знал, куда это меня заведёт и если я влип во что - то плохое, не хотелось бы чтобы кто - то из соседей или случайных прохожих дал копам описание моей тачки. Кроме того, поездка с Трэйси позволяла мне дольше наслаждаться её компанией. Она мало говорила, зато хорошо пахла и имела прекрасный профиль. Её чёрная кожаная юбка была очень короткой, а ноги длинными. Я раз за разом прокручивал в уме, как Фил каждую ночь рассказывает ей все свои истории, пока они там делают друг дружке всякое. Как он рассчитывает время.

“И когда он добирается до той части, где впивается в их шеи зубами, тогда он своей этой штукой… тогда он входит в меня”.

Счастливчик, блин!
Вся эта вампирская дурь, похоже, не слабо заводила их обоих, при условии, конечно, что Трэйси мне не лгала. Мне не хотелось думать об этом. Ложь будет означать, что я вписался совсем в другую игру, возможно, даже в ту, где вообще нет никаких правил.
Машин на дорогах было немного, поэтому мы прокатились с ветерком. Город остался позади. Трэйси пронесла нас через лес по узким дорогам, окутанным тенями. Потребовался почти час, чтобы добраться до её дома.
Это был хорошо сохранившийся двухэтажный особняк колониальных времён. Ничего такой домик и совсем не страшный, ну, если отбросить тот факт, что он, вдруг откуда ни возьмись, появился в конце полумильной грунтовой дороги.
- Где Фил находит всех этих девчонок, которых он сосёт? - спросил я, когда Трэйси остановила машину.
- В городе, в основном.
- За едой, как на работу, ха.
- Нам лучше поторопиться.
Шагая за ней к парадной двери, я посмотрел на часы.
5:50
Если Трэйси не ошиблась насчёт заката, Фил пробудится из мёртвых ровно через тридцать пять минут.
“Не так уж много времени”.
Не так уж много времени?! Я почувствовал себя дураком, когда подумал об этом. Какая разница, когда там сядет это солнце? Разница была бы, если бы Фил был вампиром, а я знаю, что он не вампир. Тут были вопросы поважнее. Что вообще происходит, к примеру.
Трэйси вошла в дом первой, я шагнул следом за ней. Несмотря на то, что солнце ещё не зашло, в доме было довольно темно и мрачно. Она не стала включать свет, пока мы не добрались до лестницы, ведущей в подвал. В подвале вообще стояла жуткая темень. Трэйси щёлкнула выключателем, вспыхнула лампочка. Стало видно немного лучше, но не так чтобы очень.
- Он там? - прошептал я.
Трейси кивнула. Она вынула из своей сумки кол и протянула мне. Я покачал головой. Полез рукой под куртку и достал свой 45-ый. Это был здоровенный тяжёлый кольт, армейский вариант. Знаю, уже не в моде. В наши дни рулят все эти 9-миллиметровые беретты и всё такое, но этот полуавтоматический кольт спас жизнь моему старику на Тихом океане. Помните Тихий океан? Ну, когда япошки были слишком заняты, убивая нас, чтобы допетрить просто скупить всю землицу под нашими бедными жопами. Я дослал патрон в патронник.
- Против Фила эта штука бесполезна, - предупредила меня Трэйси.
- Двинули, - сказал я.
Не было никакого смысла объяснять ей, что вампиры сейчас являлись наименьшей из моих забот. Не исключено, что всё это могло быть ловушкой, в которую меня хотят заманить. Может быть, Фил был из числа тех парней, которым я когда - то перешёл дорогу, а Трэйси его миловидной подельницей? Как сказал Йоги Берра: “Ты никогда не поймёшь, пока не узнаешь”.
(Йоги Берра - американский бейсболист, известный своими цитатами и афоризмами).
Трэйси, держа в руке кол, начала спускаться по лестнице. Я подождал, пока она спустится на пару ступенек и двинулся следом за ней. Лестница была деревянная, ступеньки скрипели и стонали. Там, между ними, были большие проёмы, через которые кто - то мог легко просунуть руку и схватить меня за лодыжку. Я пытался подготовиться к чему - то подобному. Воздух в подвале веял прохладой и в нём висел устойчивый запах сырого цемента. Стены и пол были бетонными. Гроб Фила стоял на полу, почти у подножия лестницы, прямо под светящейся голой лампочкой. Фил был внутри. Вытянувшись, лежал чуть утопая в обивке, которая на вид выглядела как красный атлас. Глаза закрыты, руки сложены на животе, одет с иголочки в костюм вампира, какой вполне бы мог стырить из костюмерного отдела студии “Universal”. Он выглядел намного моложе, чем Lugosi в свои лучшие дни: ухоженный, подтянутый, с почти мальчишеской внешностью, длинные светлые волосы. Я мог бы принять его за сёрфера из Санта - Моники, если бы у него был хороший загар, но его лицо было бледным, бескровным, а его губы были ярко - алого цвета. Я остановился возле Трэйси. Мы оба стояли над гробом и смотрели на Фила.
- Теперь вы мне верите? - спросила она.
Она сказала это нормальным тоном, но голос её прогремел в подвале, отражаясь от стен замогильным эхом.
- Тс-с-с…
- Да всё в порядке, мы его не разбудим, он полностью в отключке, пока не сядет солнце, - она проверила свои часы, - ещё примерно полчаса.
- Ну да, конечно. Да, конечно, - сказал я.
Пять минут назад парень, скорее всего, прижимался лицом к окну гостиной, увидел, как мы подходим и со всех ног бросился в подвал, только плащ развивался. Если всё было именно так, то он даже не запыхался. С того места, где я стоял, я не мог определить дышит ли он вообще.
- Вы это сделаете? - спросила Трэйси. Она протянула мне кол снова.
- Вампиров не бывает, - сказал я.
Я пнул гроб ногой, хорошенько так пнул. Гроб сотрясся, Фил в гробу покачнулся, но это его не разбудило.
- Просто подержите, - Трэйси всунула мне в руку кол, затем пересекла подвал. Каблуки зацокали и ягодицы красиво заходили под юбкой. Она что - то стянула с верстака, стоящего возле стены. Когда она обернулась, я увидел, что это был молоток. Она покачала им.
- Вам он понадобится.
- Сомневаюсь.
Она подошла и встала передо мной, протянула мне молоток.
- Прошу вас, возьмите.
- У меня руки заняты, - пробормотал я.
- От пистолета всё равно не будет никакого толка, берите.
- Спасибо, не надо.
- Вы сказали, что сделаете это.
- Да, я сделаю, если сможете доказать мне, что он вампир.
- Просто взгляните на него.
- Это не доказательство. Это обычный парень в гробу, одетый в костюм вампира.
- Я имею в виду, дотроньтесь до него, он не живой человек.
ОН НЕ ЖИВОЙ ЧЕЛОВЕК.
Твою ж мать!
У меня в голове словно щёлкнуло и все пазлы сложились в картинку. Я ткнул дуло своего 45-ого Трэйси в живот, её рот открылся.
- Бросай молоток, дорогуша, - сказал я.
Она бросила.
Стальная головка со звоном ударилась об бетон.
- Теперь руки на затылок и сцепи вместе пальцы.
Она моргнула.
- Что?
- Руки на затылок.
Она сделала это.
- Стой, как стоишь.
- Что происходит? - выдавила она, - зачем вы это делаете?
Я не ответил. Отшвырнув в сторону кол я перекинул кольт в левую руку и присел рядом с гробом на корточки, направил пистолет на Трэйси. Правой рукой полез в гроб и нащупал пальцами шею Фила, его кожа была холодная, как лёд и я потрогал его шею, ища пульс, хотя по температуре кожи уже знал, что его не найду. И не нашёл.
- Он мёртв, без вариантов, - сказал я.
- Это то, что я вам и сказала, он не человек. Он вампир.
- Он труп.
- Он нежить!
- Да, конечно, дамочка. С чего ты вдруг решила, будто я идиот?
- О чём это вы?
- Об этом, - я встал и шагнул к ней, - руки не опускать. Повернись.
Она повернулась. Я подошёл к ней вплотную, начал её ощупывать.
- Ты его убила, потом придумала всю эту вампирскую сказку, нарядила его в этот дурацкий костюм, уложила в гроб, полистала свою телефонную книгу на предмет…
- Да вы безумны!
- Не настолько, чтобы купиться на твои трюки.
Она была чистой. Я спрятал ствол, завёл её руки за спину и защёлкнул на запястьях наручники. Я хожу во многие места без своего кольта, но я никогда не выхожу из дома без наручников, они очень помогают мне, когда нужно кого - то задержать, ещё они заводят многих моих подруг. Трэйси попала в первую категорию. Очень жаль, она мне понравилась. Я бы хотел, чтобы она была во второй: красивая, сексуальная, невинная и ранимая. Минус последние два эпитета. Всё ещё красивая и сексуальная, но такая же невинная и ранимая, как “Sidewinder”.
(Sidewinder - американская ракета класса воздух - воздух с инфракрасной головкой наведения и гремучая змея, в честь которой эту ракету и назвали).
Гремучая змея или ракета - выбирайте сами. После того, как я надел на неё наручники, я её отпустил. Она обернулась и посмотрела на меня широко открытыми ошеломлёнными глазами.
- Ты почти меня сделала, - сказал я, - дело в том, что я парень без предрассудков. Ты рассказываешь мне странные вещи, я прислушиваюсь к голосу своего разума. Ты на восемьдесят процентов убедила меня в том, что Фил на самом деле вампир. Тебе не хватило самую малость - не сфальшивить на последней ноте.
Трэйси покачала головой.
- Если бы ты была чуть более убедительной, я, возможно, воткнул в Фила кол и тебе осталось бы только подсечь леску.
- Ещё не поздно, - сказала она, - в моей сумке десять тысяч долларов наличными, просто убей его и…
- Возьми вину на себя! Спасибо, как - то не тянет.
- Я видела, как ты на меня смотрел.
- Ты красивая женщина.
- Я буду твоей.
- Нет. Я окажусь в тюрьме. Или в тюрьме или в земле, скорее всего, второе, ведь в противном случае, я могу поделиться твоей сказочкой про вампиров с копами и знаешь, она может им понравиться. Ты планировала убить меня, ведь так? Думаю, уже придумала историю, как случайно застала меня здесь, забивающего кол в сердце твоего муженька. Как ты собиралась объяснить его прикид?
- Пожалуйста… - она зарыдала.
- Ах, оставь это, я на такое не ведусь.
Даже будучи в наручниках, она пыталась взбежать вверх по лестнице. Я бросился наперерез, но промахнулся и подарил ей небольшую фору. Она была уже на полпути к двери подвала, когда я до неё добрался. Просто вытянул вверх руку, поймал подол её юбки и рванул на себя. Я хотел сдёрнуть юбку ей на лодыжки, чтобы она запуталась в ней и споткнулась, но юбка не съехала вниз, когда я за неё дёрнул. Я просто скинул Трэйси с лестницы и она полетела прямо на меня. У меня было время увернуться, но я остался стоять на месте. Тут было всего два варианта: либо поймать её, либо позволить ей упасть на бетонный пол. Я не мог этого сделать, не с руками, скованными за спиной наручниками. Даже девушка, которая хотела обвинить меня в убийстве, заслуживала большего, поэтому я приготовился её поймать. Мне почти удалось устоять на ногах, почти. Она ударила меня всем своим весом. Я схватил её в охапку, повалился назад и упал. Она свалилась на меня сверху, наручники заехали мне прямо по яйцам, её затылок треснулся в мой подбородок, инерция удара впечатала мою голову в бетонный пол.
Я отключился.
Когда я пришёл в себя, Трэйси больше не было на мне, но я нашёл её очень быстро, просто открыл глаза и вот - она передо мной. Даже не пришлось отрывать затылок от пола.
Она висела на потолочной балке, подвешенная за связанные лодыжки, совершенно голая. Её кожа была цвета мрачного, пасмурного утра, за исключением тех мест, где были смазанные красные отпечатки ладоней, следы губ и где она сочилась кровью, вытекающей из маленьких ранок. Ранки были следами от укусов, как те, что она показала мне на своей шее. Только эти были свежими, открытыми, сырыми и они были на ней везде, как - будто напавший на неё был гурманом, пробующим её на вкус из всех мест: бёдер, паха, пупка, груди, лица и внутренней стороны её безжизненно свисающих рук. На ней всё ещё были мои наручники, только они больше не сковывали руки, короткая цепь была разорвана и они окольцевали запястья Трэйси как диковинные серебряные браслеты. У меня и так была причина чувствовать себя хреново, но так, как выглядела Трэйси, заставило меня почувствовать себя хреново втройне. Она была похожа на сломанную куклу, которой наигрались и выкинули и я был тому виной. Я облажался и она заплатила за это. Не двигаясь, я чувствовал тяжесть кольта в плечевой кобуре. Я выхватил его, откатился на бок и быстро кувыркнулся пару раз через голову, готовясь к любым неприятностям. То, что я увидел пока кувыркался, был Фил. Перекатившись я привстал на одно колено, прицелился.
Он сидел в подвале на лестнице, наблюдая за мной. Вторая ступенька снизу, ноги на бетонном полу, локти упёрты в колени, пальцы сцеплены вместе. На нём больше не было его вампирского костюма, на нём вообще ничего не было, кроме размазанной по всему телу кровищи Трэйси. Вздохнув, он покачал головой.
- Женщины… - пробормотал он, - ты понимаешь о чём я?
Я залепил ему две пули. Одну в грудь, одну в лоб. Они прошли через него как сквозь желе. Отверстия начали быстро затягиваться и он был как новенький раньше, чем пули перестали рикошетить от стен подвала.
- Вот срань… - пробормотал я.
Он вёл себя так, как будто ничего не случилось.
- Ты понимаешь о чём я? - снова спросил он.
Я просто смотрел на него.
- Ты ведь в курсе? - сказал он, - ну, как у нас с Трэйси всё было? Я любил её. Я прекрасно с ней обращался. И чем она мне отплатила? Привела тебя, чтобы ты забил кол в моё сердце, Иисус Христос на костылях.
- Она ревновала, - сказал я.
- Ревновала? Да что за бред?! Я трахал её до усрачки, мужик, каждую ночь.
- Она хотела не этого, - объяснил я, - она хотела, чтобы ты её сосал.
- Смертные… Вы никогда не слушаете. Сколько раз я объяснял ей, снова и снова. Трэйси, говорил я, мне бы очень хотелось сосать тебя каждую ночь, ты это знаешь, но это тебя убьёт. Вот что я ей говорил. Разве ей что втолкуешь, блин!
- Что же… В конце - концов, похоже, она получила то, что хотела.
Фил невесело мне ухмыльнулся.
- Ну, она умерла счастливой.
- Теперь она тоже станет вампиром?
- Не станет! - Фил кипятился, - я оставлю её мёртвой, мужик. Она хотела избавиться от меня, вот и скатертью дорога.
Он снова покачал головой. Потом слизал немного крови с губ.
- Бабы… - пробормотал он, - и с ними хреново и без них никуда.
- Точнее не скажешь, - вздохнул я.
- Как тебя зовут? - спросил он.
- Мэттьюс. Клифф Mэттьюс.
- Иди домой, Клифф. К тебе у меня претензий нет.
Категория: Ричард Лаймон | Добавил: Grician (04.06.2019)
Просмотров: 42 | Теги: Ричард Лаймон, рассказы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar