Джоуи зажмурил свои глаза и вновь сконцентрировался. Ему надоело постоянно чувствовать боль и жить в страхе. Он никогда ничего не боялся, когда его отец был рядом. В его огромных руках Джоуи чувствовал себя в безопасности. Но сейчас он был в постоянной тревоге от преследований и издевательств со стороны школьных хулиганов и огромных ребят по соседству, но самым настоящим кошмаром была его няня.

Мать Джоуи купила ему собаку после того, как отец оставил их, чтобы та охраняла дом, пока все спят.

Большой ротвейлер по кличке Хейдс был настоящим «шутцхундом», которого тренировали по программе для собак, служащих при полицейских подразделениях.

- Кому нужны эти мужчины, - сказала мать. – У нас есть Хейдс, которая позаботится о нас. Она же как сигнализация, которая умеет кусаться!

Но Джоуи был единственным, кому требовалась помощь.

- Джоуи? Джоуиии?

Ее голос был одновременно сладким и недоброжелательным, словно конфеты на Хэллоуин с лезвиями бритвы вместо начинки. Шипы страха поползли вдоль хребта Джоуи, отдавая мурашками в шее, отчего в его мошонке все сжалось.

Непроизвольный стон вырвался из его горла, в то время как колени неистово задрожали. Он ощущал запах собственного страха, едкий мускус, напоминающий смесь пота и мочи. Настолько едкий, отчего его глаза заслезились, а язык прилип к небу. Ему было стыдно за свой страх. Слезы ручьем текли из уголков его глаз, но он вытер их рукавом своей пижамы. Он был полон решимости стать сильным.
Джои пытался убедить себя, что ему нечего бояться. У него была Хейдс, которая могла защитить его. Но она была заперта внизу, в своей кoнуре, а он был наверху. Один. И плохая женщина подбиралась к нему все ближе и ближе. Он слышал, как она звала его:

- Джоооуи? Где ты, мой маленький Джоооуи?

Он старался игнорировать отталкивающие нотки голоса и почти бесшумный топот кошмара, ползущего по коридору прямо к нему, чтобы успокоить дыхание, очистить разум и добраться до логовища Хейдс. Джоуи попросил маму оставить Хейдс в своей комнате, чтобы он всегда был в ее поле зрения, но сиделка настояла на том, чтобы собака оставалась взаперти. Вдруг он услышал, как толстая, озабоченная сиделка подобралась к его двери. Он знал, что она скоро войдет сюда, чтобы «пощупать» его. К счастью, Джои удалось успокоить свои мысли и очистить разум:

- Помоги мне, Хейдс.

Огромный ротвейлер сидел в клетке, в комнате, в которой любил прозябать отец Джоуи. Джоуи мог почувствовать ярость Хейдс, будто вскипающую сквозь деревянные половицы; Джоуи чувствовал, как она наполняет его, придавая силу. Он чувствовал дыхание и биение сердца пса. Он ощущал вкус собачей еды, застрявшей между клыков и то, как слюна длинными лентами свисает из уголков пасти. Он даже смог почувствовать щекотание клеща, спрятавшегося позади левого уха Хейдс. Сердцебиение Джоуи ускорилось, будто синхронизируясь с мощным темпом «метронома», громыхающего в груди огромной псины. Его дыхание стало более глубоким и хриплым. Из глубин его горла начал подниматься неистовый рык.

На какой-то момент Джоуи ускользнул из лап этого мира. Он старался сконцентрироваться на своем чудовищном питомце, пока все не исчезнет и их сознания не сольются в единое целое.

Дверь в спальню Джоуи отворилась, и на пороге показалась тень няни:

- Где ты, Джоооуи?

Хейдс обезумела. Лютое рычание и лай с первого этажа эхом разносилось по всему дому. Она хотела защитить его и не позволить плохой женщине навредить ему. Джоуи знал, что пес разорвал бы клятую сиделку на кусочки, если бы не клетка. В сознание собаки начали лезть мысли о разрывающейся плоти, хрусте костей, перегрызенных артериях и связках. Мускулы Хейдс напряглись, массивные челюсти сжались, а морда сморщилась от непрерывного рычания. Она опустила голову к полу, прижала уши и растопырила передние лапы, будто готовясь к броску в сторону жертвы. Дверца продолжала медленно и неумолимо открываться.

- Помоги мне. Помоги мне. Помоги мне.

Утробное рычание продолжало нарастать внутри.

- Да закройся уже блядь, тупая псина!

Голос няни был уже близко. Дверь открылась и в комнату вошла женщина. Ее ожиревшая туша буквально поглощала свет из коридора. Ее груди, напоминающие воздушные шары, болтались на верхушке кожаного кopсета, отчего казалось, что ее молочные железы начинались на шее. Ее бедра, обросшие титаническим слоем целюлита, сжимала латексная БДСМ-упряжка, а в руках она держала не менее внушительный фаллос из пластика.

- Время поиграть, Джоуи.

Няня похотливо улыбнулась и направилась к кровати мальчика, попутно шлепая себя вибратором по ляжкам. Сначала по одной, затем по другой. Но вскоре ее улыбка сменилась криком, когда она увидела на кровати Джоуи рычащую на нее собаку. Лунный свет, отражавшийся в ее разъяренных глазах, закрутился калейдоскопом перед сетчаткой. Мышцы сгрудились под густым мехом. Слюна, капавшая с длинных изогнутых клыков, отдавала люминесценцией даже при столь скудном свете. Огромный ротвейлер прыгнул с кровати Джоуи и сомкнул свои челюсти на горле няни.

Джоуи больше ничего не боялся. Он дал всю волю своей свирепости, когда разрывал ненавистного мучителя. Его мама была права. Хейдс защитила его. Она дала ему силу. Джоуи смаковал вкус и аромат крови, заплясавший на клыках; клыках, которые снова и снова погружались в трахею няни и с чавканьем отрывали лакомый кусок.

Перевод: Максим Деккер
Категория: Рэт Джеймс Уайт | Добавил: Grician (17.01.2019)
Просмотров: 63 | Рейтинг: 3.0/1
Всего комментариев: 0
avatar