Группа порноактеров отправляется на съемки новой картины и неожиданно оказывается посреди океана... А ситуация становится еще более странной, когда выясняется, что ни один точно не знает, что за фильм они собирались снимать.





1

Нас сбросили с вертолета в самом центре Атлантического океана. На нас очень откровенные купальные костюмы. Мы глядим друг на друга и ждем режиссера со съемочной бригадой, а за многие мили вокруг ни единого клочка земли.

— О чем фильм-то?

Забавное зрелище: неподалеку плавает блондинка в детском спасательном круге цвета зебры, пытаясь не намочить свою прическу (это посреди-то Атлантики).

В отличие от остальных, я в акваланге, у меня даже баллоны за спиной. Чтобы ответить, приходится снять маску.

— Ты что, сценарий не читала?

— Я начинала, — говорит она. — Но он мне показался слишком сложным…

— Ну, фильм о том, как… — Тут память меня подводит. — В общем, мы посередине океана, и…

Не помню.

Клянусь, я читал его от корки до корки, прошлой ночью. Я еще сказал тогда: «Классное порно, горжусь тем, что буду сниматься в нем. Вот где новизна, вот где изюминка…» Но я не помню ни одного слова из сценария. Знаю только, что дело происходит посреди океана. Да, клетки мозга не восстанавливаются…

И я смотрю, как идиот, на эту блондинку — Дженна, кажется, так ее зовут. Потом я подплываю к Рэнди — единственному из актеров, которого я могу назвать другом (если в шоу-бизнесе

— Ну и что же? — спрашиваю я.

— Ну, группа людей оказалась в открытом море. Ну, секс. Ну, на острове. И еще много всякой замысловатой ерунды.

— Странной?

— Причудливой?

— Экстравагантной?

— В смысле… ну… просто замысловатый сценарий. Необычный. Как в театре.

— В театре?

Кинг думает с минуту, теребя бороду.

— Не уверен, — в конце концов выдает он, и мы тяжело вздыхаем в ответ. — Я так давно его читал… Может, это все ложная память. Мне даже сны об этом фильме снятся…

— Какая неорганизованность! — стонет Рэнди. — Нам сказали, что очень важно хоть раз прочитать сценарий, а мы все как один не читали.

— Кстати, об организованности, — говорю я. — Кто-нибудь знает, когда съемочная бригада подойдет сюда?

Мы все высматриваем на горизонте режиссерскую лодку, но напрасно. Ничего нет, только бескрайний океан.

— Как же они нас найдут? Они обещали найти меня. Я боюсь океанов! — восклицает Дженна.

Прямо как ребенок, а ведь самая старшая среди нас.

— Они нас найдут, — спокойно говорит Соул.

С этими словами он достает какое-то устройство, похожее на уоки-токи, с мигающим красным огоньком.

— Это радиомаяк. Они знают, где мы. Просто опаздывают, вот и все.

Всем стоит поучиться у Соула. Он всегда спокоен, всегда держит ситуацию под контролем. Говорят, у него высшее образование, но сам он этим никогда не хвастается. А добрая половина из нас даже школу-то не окончила. Да я и сам из школьной программы помню только НОД какое-то. Но Соул не единственный в своем роде. Сколько я знаю Шейди, она тоже занимается искусствоведением.

Пора расслабиться, полежать на воде и дать мышцам отдохнуть. Хорошо, что мы все в отличной форме, даже старина Соул. Наши тела отлично натренированы (особенно ниже пояса). Мы этих фильмов столько сделали…

Поднимается ветер, и одиннадцать человек сбиваются в кучу, чтобы сохранить тепло. Солнце садится, и мы замолкаем.

Рация. Люди вообще могут быть друзьями. Мы оба тащимся от классных тачек.

Рэнди отчаянно хлопает глазами: он совсем не привык к воде, Его нос уже успел сгореть на солнце — видимо, крем от загара не очень-то действует.

— Эй, Рэнди, у тебя случайно нет сценария?

— Да у меня его и не было никогда. Обещали прислать на прошлой неделе, а когда я позвонил и сказал, что так и не получил его, сказали, чтобы я попросил у съемочной бригады в вертолете. Но в вертолете не было никакой бригады.

— Они приплывут на лодке.

— Вот поэтому-то я и не получил сценария. А ты что, свой забыл?

— Оставил дома, все равно ведь редко следуем сценарию, больше импровизируем.

Я смотрю на свои ласты сквозь толщу воды. Глубже уже ничего не видно.

— Меня это бесит. Я его прочитал, но ни черта не помню. Помню только, что он мне очень понравился, ну просто очень-очень… и больше ничего.

Рэнди пожимает мясистыми плечами.

— Я знаю, что это самая дорогая порнолента, которую эта компания когда-либо выпускала, — он задумчиво пососал палец. — И ее целиком будут снимать на этом самом месте.

Рэнди зовет лысую женщину, всю в татуировке. Ей даже не нужно заботиться о купальнике — у нее на теле он и так уже вытатуирован.

— Шейди, у тебя есть сценарий?

— Не-а, — широко улыбается она. — Нам не разрешили брать его в вертолет, чтобы не утопить потом.

Рэнди смотрит на остальных актеров.

— КТО-НИБУДЬ ВООБЩЕ ЗНАЕТ, ЧТО ЗА ФИЛЬМ МЫ ЗДЕСЬ СНИМАЕМ???

Молчание, озадаченные лица. Нет, они не знают.

— Я знаю, — говорит один из них низким голосом.

Да-да, это Кинг Соул, большая знаменитость. У этого чернокожего актера уже более двадцати лет стажа. Настоящий профессионал.

Конечно, он помнит весь сценарий наизусть, дословно, даже те сцены, в которых сам не участвует. Все знают, что он относится к порно как к Высокому Искусству.

Мы подплываем поближе и окружаем Кинга. Ему нравится такое внимание. Лицо расплывается в улыбке, дрожит жидкая козлиная бородка.

Вода колышет наши тела… Мурашки, холодно, пить хочется…

Вода постепенно нагревается, становится уютно, как в постели…

2

Я открываю глаза. Вижу идеально черное небо, а на горизонте темно-голубую полоску — скоро рассвет.

Красота! Я пробую пошевелить ногой, и до меня доходит, где я. По пояс в воде, в чужих плавках и без акваланга. Видимо, поменялся с кем-то.

Нижняя моя часть под водой, а верхняя покоится на чем-то мягком и удобном. Смотрю налево — никого. Направо — никого. Сзади, спереди… я один.

Что-то странное касается меня под водой. Сдавленный крик, брызги — это я посмотрел, кто же меня трогает. Рука. Человеческая. Дженна. Она лежит на воде лицом вниз на своем надувном круге. Получается, это на ней я спал все это время? Получается. Может, я даже ее и утопил. Не помню. Я смотрю на качающееся тело, и мурашки пробегают у меня по спине.

Где же все? Нет ответа, только вода тихо шепчется сама с собой.

Я переворачиваю Дженну лицом вверх. Из носа, изо рта, из ушей течет вода. Глаза широко открыты, да только самих глаз нет. Внутри нее вообще ничего нет. Пустая оболочка, наполненная водой. Ее кожа изнутри и снаружи неестественно белая; открытый рот с высунутым языком похож на рыбий.

— Что же, черт возьми, с тобой случилось?

Молчит и смотрит пустыми глазницами. Не отвратительная и обезображенная, а просто пустая. Пустая и унылая. Я освобождаю ее от спасательного круга, и она медленно опускается в сумрачную бездну.

Я влезаю в круг. Он мне маловат, но я, по крайней мере, теперь смогу держаться на воде безо всяких усилий.

Полоса света на горизонте не делается шире. Значит, сволочное солнце не хочет вылезать.

Все что? Утонули? Может, утопились? Это просто — нырнуть поглубже, хлебнуть воды побольше — и все.

Но Дженна… С ней-то что случилось? Ее внутренности… просто исчезли. А может, у нее их и не было? Может… Голос. Где-то вдалеке. Я слышу чей-то голос из темноты.

Снова голос. На этот раз ближе. Нет, точно голос! Несомненно, кто-то меня ищет. Наверное, режиссер со своей командой наконец-то прибыл. Или послал за нами спасателей.

— Я здесь! — раздается мой крик над океаном.

Сволочи. Хренов кинематограф. Слишком поздно. Я один выжил. И я вроде должен радоваться, что меня вдруг спасли, когда все остальные уже мертвы.

— Сюда! Сюда!

Я подплываю ближе. Нет… это не лодка. Просто голос. Я узнал его. Это Рэнди. Он тоже живой.

— Рэнди!

Он все ближе и ближе, и вот уже слышимость отличная, хотя из-за тумана мы пока не видим друг друга.

— Что случилось? — кричит Рэнди. — Я ничего не помню! Вертолет разбился?

— Что ты хочешь этим сказать?

— Мы ведь летели на вертолете снимать новый фильм на каком-то острове! И вот я очнулся посреди океана, и совсем один. Я, черт возьми, испугался. Да где ты?

— Здесь, здесь.

Он очень близко, но я ничего не вижу в сгущающемся тумане.

— Ты вообще помнишь вчерашний день? — спрашиваю я, остервенело работая руками.

— Конечно. Мы пошли в бар и заказали «Восемь шаров».

— Это было позавчера.

— Нет, вчера.

— Ты сошел с ума. Вчера нас выбросили с вертолета в океан. Ты что, забыл? В этом была вся соль фильма. Нас должны были снимать прямо в открытом море. Мы ждали режиссера на лодке, но он так и не появился.

— Что за бред ты несешь? — орет Рэнди, и мне кажется, я могу различить его в тумане. — Мы летели снимать тупую третьесортную порнуху на необитаемом острове. Пародию на «Остров Гиллигана».

— Нет. Соул сказал, что это будет авангардный порнофильм, в котором действие происходит…

— Что за бред ты несешь? Во-первых, в Америке никто не делает авангардного кино. Во-вторых, каким раком ты собираешься трахаться посреди океана?

Я совсем запутался. Кто из нас бредит: я или он? Я не думаю, что могу мыслить здраво. Голова болит от обезвоживания.

— Не важно. Мы оба с ума посходили. И у нас серьезные проблемы.

— Кого-нибудь еще видел?

3

Поток воды заливает мои легкие, я откашливаюсь и прихожу в себя.

— Смотрите-ка, проснулся, — говорит Шейди, выливая на меня очередную порцию воды. Я пытаюсь сфокусировать взгляд и снова вижу ее лысую голову в тусклом свете.

— Говорил же, он придет в себя, — слышу я рядом с собой голос Кинга.

Осматриваюсь и вижу пятерых.

— Что случилось? Последнее, что я помню, — это мертвый Рэнди в океане.

— Это все? — спрашивает Шейди. — Ты был в сознании еще два дня после того, как мы нашли тебя. Ты рассказал, как нашел Дженну и Рэнди пустыми.

— Не помню, чтобы видел вас с первого дня. И давно мы здесь?

— Давно, Грим? — спрашивает Шейди у бородатого бритоголового байкера.

— Одиннадцать дней, — отвечает тот женским голосом. Минутку.

— ОДИННАДЦАТЬ??? Разве мы не должны были умереть?

— Медузы не дают нам подохнуть с голоду.

— Это ты их и нашел, — говорит Грим.

— Смотри. — Шейди опускает руку в воду, и вот уже в руке извивается прозрачная медуза величиной с человеческую голову. — В первую же ночь, когда мы были здесь, ты поймал одну.

— В них достаточно питательных веществ, чтобы поддерживать жизнь, — говорит Соул. — Но похоже, что они ядовиты и вызывают потерю памяти.

— Возьми, ты уже давно не ел.

Я впиваюсь зубами в живую тварь. Ее щупальца оплетают мое лицо. Вода. Холодная пресная вода течет по моей глотке, и медуза перестает шевелиться.

— Да это же пресная вода!

— Точно, — отвечает Шейди. — Живые резервуары с водой.

— Резиновая на ощупь оболочка, а внутри — только вода.

— Их тут сотни, но они настолько прозрачные, что мы их не видим.

Пережевав и проглотив медузу, я заглядываю в воду. Точно, как будто ничего нет. Только прозрачная вода.

— Что случилось с остальными?

— Ну, — произносит Кинг Соул. — Ты говоришь, Дженна и Рэнди мертвы. Тоби и Камесис исчезли в первую ночь, как и ты. Норма… в последние дни тут плавает акула, и вчера она утащила ее. Возможно, ты следующий.

— Спасибо, утешил. А что насчет радиомаяка?

— Какого еще маяка? — не поняла Шейди.

— У Соула был маяк.

Изумленные лица. Кинг Соул роется в своей сумке.

— Все, что мне дали, здесь.

Он настолько удивлен, вытащив из сумки радиомаяк, что чуть не роняет его в воду.

— Вот, — говорю я. — Но раньше он мигал.

Соул нажимает на кнопку, и снова загорается красный огонек.

— Ура, мы спасены! — кричит какая-то девушка. — Теперь нас найдут!

— Слава богу, что ты вспомнил, — выдохнула Шейди. Волна облегчения прокатывается по ним, я же слегка удивлен: как они могли такое забыть?

— Я очнулся рядом с Дженной. Она мертва.

— Как ты думаешь, остальные выжили?

— Сомневаюсь. Только у тебя и у нее были спасательные приспособления. Остальным пришлось бы грести все это время, чтобы держаться на плаву.

— Думаешь, нас найдут?

— В этом идиотском тумане я даже тебя не могу найти. Рэнди наконец появляется в поле зрения. Неподвижно лежит на спине.

— Ах, вот ты где! — я тяну его за ногу к себе.

Его глаза закрыты. Я дергаю его за ногу, но он не реагирует. Спит, что ли?

— Кончай придуриваться, мать твою! Я отчаянно трясу его.

Как будто что-то порвалось. Рэнди открывает глаза. Вода хлещет из его рта, ноздрей, отовсюду… Я резко отскакиваю. Окунаю лицо в воду. Успокаиваю дыхание. Две минуты спустя я уже отстегиваю от него надувные нарукавники.

— И ты, Рэнди, — говорю я темному силуэту. — Ты тоже пуст внутри, как и Дженна.

Наверное, у них не было души. Просто пустые, унылые создания. Думаю, большинство в нашем бизнесе такие. Постепенно (как мне однажды сказала Дженна) этот бизнес выдавливает из тебя душу, словно сок выжимает, и потом тебе становится все равно.

— Кстати, а разве в фильме не двенадцать актеров? — спрашивает девчонка, которая должна была работать с Шейди в лесбийских сценах под водой.

— В смысле? — не поняла Шейди.

— Ну, эта компания всегда делает фильмы с участием ровно двенадцати человек.

— Первый раз слышу.

— Точно-точно, — говорит Соул. — У них с этим строго. Но ведь нас вдвенадцатером и выбросили в океан.

— Нет, нас было одиннадцать.

— Виксен, — говорит Шейди. — Кажется, ты права. Давай считать. Здесь нас шестеро, плюс еще Норма, Рэнди, Дженна, Тоби и Камесис. Итого одиннадцать.

— Так кто же остался?

— Давайте рассуждать логически. Мы работаем в паре с тобой. Рэнди и Марк имеют Дженну, Соул — Норму и Камесис. Грим и Тоби тоже в паре. Кого я забыла?

— Меня! — это произносит застенчивая девушка, новичок в нашем деле.

Все смотрят на нее. Кажется, ее зовут Силл. Да, точно, Силл. Тут меня осеняет.

— Наш маленький друг!

— Кто-кто?

— Ну, этот, маленького роста…

— Ах да, — вспоминает Соул. — Лилипут.

— Это чтобы я трахала карлика? — возмущается Силл.

— Не карлика, — уточняю я. — А маленького человека. — Он всегда бесится, когда мы называем его карликом.

— Какая разница. Смысл-то один и тот же.

— И что с ним случилось? — спрашивает Виксен.

— Его не было в вертолете, — отвечает Грим.

— Да нет, он там был, — не согласен Соул. — В этом я уверен, хотя весь вертолет сейчас кажется всего лишь сном.

— А он высадился?

— Ну да. Он еще веселил нас разными кульбитами в воде.

— Ну и где же он тогда?

— Должно быть, пропал, как и остальные.

— Соул, а ты уверен, что тебе он не приснился?

— Не уверен, — Соул, как всегда, честен. — Я часто путаю сон и реальность.

— Вот и замечательно, что его нет. Не хочу трахать карлика, — облегченно вздыхает Силл.

— Стоп, Шейди, а я с кем должен спать? — говорю я.

— Я же сказала. Ты и Рэнди работаете с Дженной.

— Нет. Ты сказала Марк и Рэнди. Все в изумлении смотрят на меня.

— Марк!!!

— Я не…

Минутку. Так как же меня зовут?

— Я не Марк, я…

— Марк, — Шейди ласково обнимает меня. — Всем нам тяжело.

— Меня зовут не Марк! — я стряхиваю ее руку.

— И как же нам тогда тебя называть?

— Никак, — говорю я, отплывая.

4

В одно прекрасное утро я просыпаюсь, снова одетый в акваланг. Не дай бог, чтобы подо мной было еще одно тело.

Осматриваюсь. Кинг Соул спит, Грим поддерживает его на воде. Виксен держит спящую Силл.

Я поворачиваю голову. Шейди держит меня. Значит, я не утонул.

— Спи еще.

— Мне кажется, я спал неделю, — говорю я, протирая воспаленные глаза солеными руками.

— Ты не спал очень долго, а спишь всего час.

— Сколько мы уже здесь?

— Опять забыл? Я киваю головой.

— Мы давно уже бросили считать. Месяц назад, может, два. От ее слов мне хочется плакать, глаза горят.

— Воспоминания приходят и уходят, — слышу я ее голос. — Особенно во время сна. И теперь никто не знает, насколько они верны.

— Я почти ничего не помню.

— А ничего и не произошло. Мы по очереди спим и едим этих чертовых медуз. Иногда кто-нибудь почти все забывает, и ему приходится рассказывать все заново.

— Что насчет радиомаяка?

— Нет никакого маяка. — Ее голос дрожит.

— Что случилось? Утонул? Сломался?

— Нет. Соул открыл его. Внутри было пусто. Просто коробка с красной лампочкой.

— Уверена?

— Реквизит для фильма. Бутафория.

— А как там акула? Шейди удивлена.

— Какая такая акула?

— Ну, та, которая утащила Норму.

— Нет никакой акулы, одни медузы. Норма сама утонула.

— Но вы же говорили! Огромная такая, раз — и перекусила пополам.

— Твоя память тебя обманывает.

Пронзительный крик. Все вскакивают (если можно вскочить в океане). Плавник в воде, сильнейшие брызги вокруг Силл. Виксен пытается оттащить ее.

— Акула! — кричит Грим, и все стараются подобраться ближе друг к другу.

Силл орет что есть сил. Мы держим ее под руки, не даем ей биться.

— Ноги! Что с моими ногами?

Мы втаскиваем ее на спасательный круг. Ног нет. Но нет и крови. Из ран в океан стекает вода. Увидев это, Силл перестает кричать. Как будто ей и не больно. Уставилась на потоки воды1, вытекающие из тела. Молчание.

— Да что же это такое? — не выдерживает Виксен.

Акула нарезает круги около нас, но никто на нее не смотрит.

Силл смущена, поражена, молчит, затаив дыхание. Подносит к глазам ладонь и долго, внимательно ее изучает. Потом ногтем проделывает в руке дырочку и прикладывает губы к вытекающей струйке воды.

— Я как медуза, — сообщает она.

И откидывается назад, изможденная.

— Мне жарко… жарко… вода… воды…

Шейди подплывает к ней, не сводя глаз с того места, где должны быть ноги.

— И правда. Как медуза.

Мы вздыхаем с облегчением, как будто все вдруг прояснилось.

Шейди впивается зубами в руку Силл и отрывает кусок похожего на резину мяса. Силл не кричит. Все остальные присоединяются к Шейди, вгрызаются в тело, подставляя рты под; брызжущую пресную воду.

Я заплываю сзади, и в это время Шейди откусывает Силл полголовы. Да, Силл совсем пустая внутри я вижу изнанку ее лица.

— Перестаньте, — спокойно говорит она, и от вида внутренней стороны ее шевелящихся губ мне становится совсем не по себе.

Ни голосовых связок, ни мозга, ни крови. Какого дьявола она еще жива?

— Она медуза, Марк, — говорит Шейди, засовывая мне в рот одну из оторванных грудей. — Ешь.

5

— Подъем! — кричит кто-то в мегафон.

Я открываю глаза и прямо перед носом вижу маленькую моторную лодку. На меня направлена камера.

Приглядываюсь и вижу в лодке троих: кинооператора, звукооператора и режиссера.

— Пора делать порно, — говорит режиссер. — Хватит спать на работе.

Я его не узнаю. Это не наш режиссер. И операторы тоже не наши. Наших-то я знаю уже много лет, 1 мы вместе выпиваем, ходим смотреть бейсбол. Этот режиссер мне совершенно не знаком, да еще и орет на меня, как старшина на плацу. Я плохо помню, как выглядели члены настоящей съемочной бригады, и вряд ли вспомню их имена, но это точно не те.

— Начинай! — орет режиссер.

Неподалеку Кинг Соул и Грим вдвоем обрабатывают Виксен, все время пытаясь устроиться поудобнее на спасательных кругах.

Я поворачиваюсь к Шейди, которая держала меня, пока я спал.

— И давно они здесь?

— Пару дней, — шепотом отвечает она. — Снимают круглые сутки. Я больше не могу трахаться… Они не пустят нас на борт, пока не отснимут достаточно материала для фильма.

— Ныряйте!

Нас с Шейди буквально засасывает под воду. Мириады медуз вокруг нас: они кружатся, затягивая нас все глубже. Невидимые, они толкают нас друг к другу, и я ощущаю, как ткань моего костюма соприкасается с татуированной кожей. Мы по очереди дышим из моих кислородных баллонов. Медузы открывают ширинку акваланга, скользят по внутренней стороне ее бедер, соединяют нас, как кусочки мозаики.

Через стекло маски я вижу закрытые глаза Шейди. От страха, а может, от удовольствия. Медузы прикасаются к плечам и спине. Е-мое, я же ничего не чувствую! Она пустая внутри, я вхожу в пустое пространство. Нет, я и мой не можем так работать.

Я вижу акулу у Шейди за спиной. Она возвращается и собирается напасть. Я хватаю Шейди и пытаюсь пробиться на поверхность через плотный слой медуз. Хорошо хоть, что пустое тело очень легкое. Мы наконец вырываемся наверх и пытаемся отдышаться.

— Что такое? Ныряйте назад! — командует режиссер.

— Там акула! Акула! — Шейди в панике.

Тут акула выскакивает из воды и пролетает у нас над головами. Наши челюсти отвисают, потому что у акулы кожа нежно-персикового цвета и внушительная женская грудь. Рыба приземляется прямо на спину ничего не подозревающему, сосредоточенно работающему над Виксен Гриму. Акула крутится вокруг его задницы. Святые угодники, да она его трахает! Грим отчаянным криком просит о помощи, но мы все просто оцепенели. Он кричит и кричит, но вот акула откусывает ему пол-лица вместе со ртом.

Вода хлещет из изуродованного лица — голова пуста внутри. Верхняя половина лица безмолвно наблюдает за тем, как тело насилуется акулой.

— Так держать! Великолепно! — подбадривает акулу режиссер. — То, что надо!

Виксен придавлена Гримом, Кинг Соул медленно отдаляется от места действия, даже не пытаясь помочь. Виксен пытается освободиться от Грима, но они прижаты друг к другу тяжестью акулы.

Грим яростно отбивается, но акула не останавливается, а, напротив, двигается все яростнее. И вот она уже отрывает Гриму руки, отъедает голову и грудь.

— Вот это кино! — режиссер в восторге.

Виксен что есть силы пинает акулу, пытаясь вылезти. Акула набрасывается на нее, оторвав все лицо, и продолжает издевательство над нижней половиной Грима. Виксен вслепую отплывает.

— Марк! Пристраивайся к акуле сзади!

— Меня зовут не Марк! — ору я режиссеру, убираясь подальше от озабоченной рыбы.

Уже отплыв на безопасное расстояние, я вижу, что Соул и Шейди потихоньку забрались в лодку. Режиссер кричит, чтоб я возвращался к акуле.

Соул держит в руке что-то острое. Видно, он подобрал в лодке нож или разбитую бутылку. Внезапно звукооператор поворачивается и тут же получает сокрушительный удар. Хлынувшая вода на миг ослепляет Соула. Режиссер и кинооператор поворачиваются.

Виксен (все тело, кроме лица) подплывает ко мне, видимо ориентируясь по звуку поднимаемых мной брызг.

Я смотрю на Шейди. Она абсолютно голая, но это незаметно из-за татуировок, покрывающих ее тело, как чешуя рыбу. Вот она бьет режиссера подставкой от камеры. А ведь красивая женщина, хотя и порноактриса. Но теперь она пуста — вся ее красота только снаружи.

Шейди протыкает режиссера насквозь ножкой подставки, но хот не перестает бить ее своим громкоговорителем. Соул ухитряется отрезать оператору ногу, и вода течет в лодку.

Виксен, безликая тварь, хватает меня сзади и крепко прижимает к себе.

Акула влетает в лодку и разрывает оператора в клочья. Соул уже представляет из себя две аккуратные половинки: одна упала, а другая продолжает стоять, балансируя рукой и ногой.

Раздаются звуки пожираемого мяса. Половинка Соула успевает отрубить голову режиссеру, и полтора человека падают в воду.

Шейди стоит в лодке одна. У нее совершенно потерянное лицо. Она замечает акулу, жрущую и трахающую трупы. Раздается крик: Шейди нашла еще шевелящуюся половину Соула. По очереди она выкидывает тела из лодки. Акула прыгает за ними.

Пытаюсь докричаться до Шейди, но она не слышит меня, она просто в шоке. Виксен, сжав меня ногами, не пускает к лодке. Шейди заводит мотор и дает полный вперед. Акула устремляется за ней.

Я снова один в океане. Наедине с омерзительным чудовищем, бывшим когда-то Виксен.

Она все еще держит меня в объятиях. Я смотрю внутрь ее головы, поскольку лицо отсутствует. Она тянется ко мне, чтобы поцеловать, но мои губы встречаются с внутренней стороной ее затылка. Я закрываю глаза…

6

Я смотрю на яркое солнце. Я на пляже. Рядом плещется вода.

Приподнимаюсь и сажусь на песке.

На мне белый смокинг. В голове пусто, там как будто гуляет ветер.

Холмистый остров покрыт буйной растительностью. Я иду по пляжу, а солнце неотступно следует за мной по небу. Будто следит за мной, как камера. Будто я в телешоу участвую.

Пройдя некоторое расстояние, я натыкаюсь на двухместный столик под белым тентом. На столике ваза с полевыми цветами.

Я сажусь за столик, стряхиваю песок с рук и костюма.

— Чего-нибудь желаете, господин? — слышу я скрипучий голос.

Я поворачиваю голову и вижу человечка ростом три с половиной фута, в таком же, как у меня, смокинге и с книжечкой в руках.

— Простите? — мне трудно сообразить сразу.

— Будете делать заказ, господин?

— Да. Ростбиф, пожалуйста.

— Желаете чего-нибудь выпить?

— Просто воды.

— Хорошо, — говорит он, царапая что-то в блокнотике. — Вы один? Или ждете кого-нибудь?

— Я не знаю.

Вдруг я замечаю быстро шагающую по пляжу женщину. Она видит меня и машет рукой. Я ее что-то не узнаю, зато, кажется, она меня узнала. Она абсолютно голая, но на ее теле вытатуировано белое платье, а на лысой голове шляпка набекрень.

Она садится напротив меня и широко улыбается.

— Привет, Чарли! Какой чудесный день!

— Да уж, — отвечаю я. — И правда чудесный.

Она опускает глаза на мои руки, и вдруг ее улыбка сменяется гневом.

— Боже мой, твое кольцо погнуто!

Она тянет меня за руку и выпрямляет мое обручальное кольцо. На ее руке я вижу такое же, только вытатуированное.

Когда она решает, что теперь кольца совершенно одинаковые, она поднимает глаза и ее лицо снова озаряется ослепительной улыбкой.

— Ваша вода, — говорит карлик и ставит стакан на стол. Потом засовывает большой палец в рот, надкусывает его и наполняет стакан хлынувшей водой.

— А для вас, мадам?

Со вздохом беру стакан и осматриваю пляж в надежде найти еще одну такую же счастливую пару. Женщина без лица хоронит половину черного мужчины, и прилив все наступает и наступает на берег, не спросив разрешения у луны.
Категория: Карлтон Меллик III | Добавил: Grician (08.10.2018)
Просмотров: 131 | Теги: рассказы, Карлтон Меллик III | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar