Её звали Элейн.
Казалось её волосы наэлектризовала какая - то жуткая энергия. В подвальной темноте они напоминали лучики солнца. Грэхам предположил, что источник этой энергии - предвкушение. Предвкушение чего - то жуткого, того, что связано со столом.
Он допил своё пиво и поставил бутылку на древний паровой котёл, стоящий за музыкальным проигрывателем пластинок “Philco”.
До чего же странное местечко.
Владелец его, коллекционер всякого барахла, на днях умер.
Грэхам вернулся к делу.
- Ты так восхищаешься этим столом, это интригует.
- О, у меня свои заскоки, - захихикала Элейн.
В смехе послышались непристойные нотки, очень дополняющие её образ.
- Ну, что я могу сказать? Последний парень бросил меня, сказав, что для него я слишком извращенка. Можешь себе такое представить, чтобы парень говорил такое?
“Говорил такое ей?”
Грэхам мог.
После их беседы в “Crossroads”, довольно - таки популярной забегаловке, набитой всяким отребьем. Элейн и там выделялась из толпы, несмотря на её простоватый язык и манеры.
- Ну, и где же этот стол для вскрытия? - спросил он вместо ответа.
- Не для вскрытия, а для диссекции, - поправила она.
Набухшие соски выдавали её возбуждение.
- За городом, в Роксеттере. Там был монастырь, но его закрыли, а потом снова открыли, потому что понадобилась дополнительная лаборатория для медицинского университета. Пару лет назад… - она замолчала, бросив рассказ на полуслове.
Её внимание привлёк пыльный металлический стол в прихожей. Поверхность стола была запачкана большими пятнами цвета ржавчины, запёкшаяся кровь. Странно, что никто их не оттёр.
- Старик Хэлм купил его на полицейском аукционе и поставил сюда вместе со всем этим хламом. У него была огромнейшая коллекция мусора и каждая вещь имела собственную историю.
Грэхам наблюдал за ней чуть поодаль. Лунное сияние из окна, находящегося на уровне глаз, обрисовывало её склонившийся над столом соблазнительный силуэт. Она приложила руку к металлу, как к какой - то святыне, окутанной магией.
- Старик купил его на полицейском аукционе?! - ужаснулся Грэхам.
- Мда, после случившегося полиция изъяла стол из университета в качестве улики. Отпечатков на нём не нашли и в конце концов стол ушёл с молотка. Такие аукционы проводятся каждый год, в основном машины наркодельцов, их вещички, прихваченные копами во время рейдов. Мне кажется, полиция думала, что университет захочет получить стол обратно, но старик их опередил. Он сказал им, что не стоит утруждать себя чисткой стола, этой прелести.
“По мне, так это ты прелесть, Элейн”, - подумал про себя Грэхам и улыбнулся.
- И-и-и?
Она не услышала.
Она уставилась на стол, водя пальцем вверх и вниз по сточному жёлобу вокруг дренажного отверстия, горячо выдохнула. Грэхам не был уверен, но подумал, что пальцем другой руки она водит по промежности в своих обрезанных джинсах. Со спины казалось, будто бы её бёдра напряглись.
“Да она и впрямь прелесть”.
Стол пробуждал в ней то, что танцоры из труппы “Chippendales” пробуждают в любой нормальной женщине. Грэхам прочистил горло и легонько толкнул её локтем.
- Ну-у-у, что ты томишь? Рассказывай, что было со столом дальше.
- Охо-хо-хо-хо, - забормотала она, высвобождаясь из пут своей сумасшедшей музы. - Прости, я… - она прижала руки к своему сладостному телу, её игривые ноги расслабились. - Кто - то… кто - то похитил одну из студенток, изнасиловал, убил, а… а потом расчленил её.
- И это…что… это…
- Это меня заводит, - она понизила голос и он стал сухим и разгорячённым. - Это сводит меня с ума. Я одна из тех, о которых ты читал или видел на “Шоу Джерри Спрингера”. Я пишу письма в камеру смертников, я коллекционирую вещи убийц, я была на могиле Эда Гейна, побывала в квартире Джеффри Дамера, я даже купила на “eBay” рисунок Уэйна Гэйси, - она пожала плечами, - это… это мой фетиш. Дерьмо! да я же ведь… я же ведь была психологом, для этого есть какой - то специальный термин.
Тьма и сияние луны казалось оживали от её дыхания.
- Эротопатический тотем, - вспомнила она, несмотря на овладевшую ей похоть. - Физический объект, вызывающий аномальное сексуальное возбуждение.
Грэхам не сказал ни слова.
Её плечи поникли.
- Я… я рассказываю тебе, чтобы тебе было легче. Большинство парней этого не выдерживают. Можешь уйти прямо сейчас, я всё пойму.
- Разве я ухожу? - Грэхам не сдвинулся с места и не сводил с неё глаз.
Теперь её горячее дыхание сменилось вздохом облегчения. То, что она сделала дальше, показалось бы грязным, будь на её месте, кто угодно другой. Она выскользнула из маечки, но в её исполнении это казалось единственным уместным в данной ситуации. Раздеваясь, она не спеша продолжила.
- Ну-у-у… ну, а ты, что расскажешь, Грэхам? Тебе захотелось потрахаться, ты пришёл в бар и там увидел меня?
- Ну, всё это было не совсем в таком порядке, - ответил он. - Я пошёл в бар, увидел тебя и…
Она улыбнулась в темноте и села на стол, снова хихикнула, а затем сказала:
- И ты был твёрдо уверен, что знаешь чего я хочу? Знаю, мне не нужно говорить это, но я всё - таки скажу, потому что… потому что это заводит меня ещё больше.
- Ну, скажи это, - произнёс Грэхам.
- Я… я хочу чтобы ты выебал меня на том самом столе, на котором ту девушку изнасиловали, убили и расчленили.
- М-м-м, всё было не в таком порядке… - повторил он.
Грэхам был силён, а она нет.
Он быстро достал пластиковый пакет из заднего кармана, вытащил тряпочку, пропитанную диэтиловым эфиром и прижал к её лицу.
- Не-е-е-ет, - прошептал Грэхам снова, за несколько мгновений до того, как она потеряла сознание.
Он хотел, чтобы она услышала его.
- Всё было не в таком порядке… - сказал он, а затем полез в другой карман и достал небольшой пенал со скальпелями.
Категория: Эдвард Ли | Добавил: Grician (02.04.2019)
Просмотров: 61 | Теги: Эдвард Ли, рассказы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar