Руди и Бет – парочка влюбленных. Бет не терпится пожениться и завести детей, но Руди одержим страстью к азартным играм и поэтому постоянно в долгах. Однажды в баре они встречают очень странного человека, называющего себя аломансером. Руди понимает, что этот человек решит все его проблемы. Нужно лишь выполнить одно маленькое условие…





Пролог

Ономансеры потерпели неудачу. То же самое случилось с сивиллитами. Тогда вперед вышли гаруспикаторы - жрецы, с пронизывающими взглядами, жуткие и мрачные в своих кроваво-красных одеяниях. Один из них кивнул головой, скрытой под широким капюшоном, и юную деву, раздетую донага, уложили на плиту из черного оникса.

Обученный кастрат, которому чуть ранее зашили глаза, неуклюже сунул посох в вагину девы. Стройные бедра обнаженной жертвы дернулись вверх, и крик боли поднялся выше зиккурата, словно девушка взывала к самим богам. Слепой кастрат передал окровавленный посох для осмотра Синода. Вне всяких сомнений она была девственницей.

Кастрата тут же обезглавили, и молчаливые легионеры утащили его тело в темную нишу. И тогда величайший из гаруспикаторов вонзил длинный заостренный крюк глубоко во влагалище девы. Она вздрогнула и умерла. Лишь токая красная струйка излилась наружу. Но гаруспикатор уже работал. Его святая рука аккуратно вытащила крюк из теплых внутренностей девушки. Закатав рукава мантии, он бросил кишки на каменный пол зиккурата. Ветер завывал в колоннах. Или, возможно, то было дыхание великого Эа.

Однако, когда жрец внимательно взглянул на мокрые и вывернутые внутренности, он тоже не увидел предвестия. Челюсть царя отвисла. Казалось, что он окаменел на своем троне. Оставалось только одно спасительное средство. Если и оно не поможет, то царя и царство ожидала гибель. Он повернулся к дальнему ряду жрецов в черных мантиях - к загадочным аломансерам. Царь медленно кивнул головой.

Неуклюжая фигура вышла вперед. Лицо было скрыто под балахоном. Одной рукой жрец помахивал кадилом, заполненным солью. Он поставил его на огонь и дождался момента, когда соль начала плавиться. Дым изливался через крохотные отверстия. Ворожей склонился над кадилом, сделал несколько глубоких вдохов и рухнул на пол. Царь напряженно ждал. Легионеры выбежали вперед, предлагая свою помощь. Через несколько мгновений - слава Эа - аломансер пришел в себя и поднялся на ноги. Тревожное молчание затянулось. Даже ветер перестал завывать среди колонн. Даже облака, казалось, замерли в небе.

Аломансер содрогнулся, посмотрел на царя глазами аметистового цвета и начал произносить пророчество...

1.

Все это началось, когда рассыпалась соль.

Незнакомец выглядел нелепо. Его черные волосы были пострижены "под горшок", как у мультяшного Мое. Он стоял у стойки - высокий и бочкообразный, с зубастой усмешкой лунатика.

- Альд, пожалуйста, - потребовал он. -Я не пробовал его уже века.

Руди и Бет сидели чуть дальше, сжимая в руках банки с "Милуокиз Бест". Руди с притворным интересом смотрел боксерский бой, который шел по телевизору. Они с утра крутились по городу в надежде занять у кого-то деньжат. Но у них ничего не выгорело. Тогда они вернулись в кафе-бар "Перекресток" неподалеку от бульвара Рут. Руди не хотел идти на поклон к Вито - ни минутой раньше, чем придется. Он чувствовал себя, как осужденный в день жестокой казни.

- Ты слуга этой таверны? - спросил у бармена нелепый мужчина. - Подай мне альд.

- Никогда не слышал о таком напитке, - ответил бармен, щеголявший бачками и пивным животом, похожим на шар для фитнеса. - У нас здесь импорта нет. Это "Перекресток", мать его, а не "Четыре сезона".

- Я в затруднении. А с медовухой как?

Руди едва не рассмеялся. Голос мужчины звучал еще более нелепо - с высоким носовым прононсом. О каком чертовом альде он тут говорит?

- Нам привезли пару бочек "Роллинг Рок", приятель. Надеюсь, это тебя устроит?

- Благодарю за рекомендацию, добрый человек.

Когда бармен подошел к пивному крану, Руди склонился к стойке.

- Эй, брат, что это за тип?

Брюхатый бармен пожал плечами. Из-под его воротника торчал пучок волос, похожий на подпаленную стекловату.

- Какой-то псих. У нас таких полным-полно.

Бет, нахмурившись, отвернулась от телевизора.

- Руди, тебе, что, больше нечем заняться? Так и будешь интересоваться каждым фриком в баре? А если Вито заглянет сюда?

- Вито Глаз? Сюда? Скорее, мир перевернется.

Впрочем, особой уверенности у него не было.

- Может, Мона займет нам немного бабла?

- У нее денег хватает только на обучение и ренту. Когда же ты вернешься в объективную реальность?

Ох, уж эти женщины, подумал Руди. От них всегда один негатив. Он посмотрел на телевизор. Черепаха сражался со Щукой. Средний вес. Четвертьфинальный поединок. Но мысли о Вито продолжали беспокоить Руди. Интересно, что со мной сделают его парни?

Бармен поставил перед нелепым мужчиной большой стакан с пивом. При этом его мускулистый локоть перевернул солонку. Белые гранулы рассыпалась на стойке. Странный посетитель усмехнулся. Он кивнул головой, взял щепотку соли и бросил ее через левое плечо.

- Пусть это навредит Нергалу и всем его дьяволам. Пусть они не потревожат сие место и вернутся к своим злобным подземным делами.

- К чему такие суеверия, приятель? - проворчал толстый бармен.

- Чтобы ослепить стражей нижних регионов, - пояснил мужчина. - Они всегда слева от нас и за нашей спиной. Соль является даром святейшего Эа - бога всех хороших вещей. Рассыпая священную соль, мы отгоняем плохую судьбу, идущую с небес. Когда-то соль была дороже мирры.

- Что еще за Мира такая? - спросил бармен.

- А ты, мой добрый друг, остерегайся обмана язычниц, - ответил посетитель. -Твоя наложница...

- Какая еще к черту наложница?

- Любовница, - сказала Бет. - Или подружка.

Недаром у нее было хорошее образование.

- Ее зовут Стейси? - спросил нелепый мужчина.

Лицо бармена, и без того похожее на рыло мопса, сморщилось от изумления.

- Откуда, мать твою, ты знаешь имя моей женщины?

- Я аломансер, - ответил странный посетитель. -А у твоей наложницы волосы, как мешковина, и гнилые зубы старой обманщицы. В данное время она находится в кровати с доселе неизвестным ей мужчиной.

Бармен почесал свои баки.

- О чем ты говоришь?

- Он сказал, - пояснила Бет, - что твоя сожительница сейчас трахается с парнем, с которым недавно познакомилась.

- Сей муж, - продолжил посетитель, - имеет особый талант в использовании своих причиндалов.

- Хватит прикалываться! - рявкнул бармен. - Еще один мешок с дерьмом!

Прикольный мужик, подумал Руди. Он хотел поделиться своим комментарием с Бет, но кто-то похлопал его по плечу. О, нет! Он медленно повернул свою рыжую голову направо.

- Вито! Приятель! А я как раз искал тебя по всему городу.

- Да?

Вито носил кожаную куртку и белые штаны - итальянские. Все называли его Глазом, потому что левое бельмо этого букмекера прикрывала черная повязка.

- Твой счетчик крутится до пятницы, братишка. Ты не забыл об этом, а?

- Что ты, Вито? - залепетал напуганный Руди. - Я помню. Я все помню.

- Шесть штук. Босс рассердится, если ты не принесешь их в срок.

- Бармен, - меняя тему, крикнул Руди. - Принеси пивка для моего лучшего друга Вито. И для этого парня тоже.

Он похлопал нелепого мужчину по спине. Вито погрозил ему пальцем.

- Я посижу в той кабинке. Нужно заняться записями. Если захочешь что-то сказать, найдешь меня там.

- Отлично, - проблеял Руди, оценивая шансы на отсрочку платежа. - Я вот тут подумал... Ты не мог бы дать мне немного дополнительного вре...

- Я рассказывал тебе, как лишился глаза? Это было около десяти лет назад. У меня тоже был долг перед боссом, и я сделал большую ошибку, попросив его о дополнительном времени.

Руди с трудом сглотнул слюну. Когда Вито скрылся в задней кабинке, Бет начала ныть.

- Какой ты добрый человек! Мы сидим "на мели"! У тебя шесть тысяч долга, и ты покупаешь букмекеру пиво? И этому незнакомцу? Господи!

- Таким парням, как Вито, нравится щедрость. Это часть их натуры.

- Посмотри, что ты наделал! - прошипела Бет.

Мужчина с зубастой усмешкой приблизился и встал напротив Руди.

- Бесчисленные благодарности, господин. Хотя это и не альд, я благодарен тебе.

- Что за хрень такая, альд? - спросил его Руди.

- Крепкий высококачественный напиток, особенно любимый машмашами. Кстати, это мы изобрели его, хотя ваши зимургисты отказываются признавать нашу правопреемственность. А суть простая! Большие горы зерна, выставленные на солнце, выделяют конденсаты влаги. Эти испарения пропитывают нижние слои зерна. Остается лишь отжать влагу в бочки.

Он сделал глоток пива и скосил глаза.

- Я Гормок. А вас как зовут, добрые люди?

Гормок? Что за идиотское имя!

- Я Руди. Это Бет, моя невеста.

Бет снова нахмурилась, и Руди понял причину ее недовольства. Он давал ей сотни обещаний, но ни одно из них пока не стало правдой. Рискованные ставки и аферы являлись для него священным ритуалом - актом одержимости, похожим на почитание. Все это создавало долги, чье бремя иногда напоминало Кинг-Конга, забравшегося на их спины. Стресс уже оставлял свои следы на милом личике Бет: тонкие морщины и заметный налет утомления. Она теряла вес. Ее блестящие длинные волос карамельного цвета приобретали оттенки седины. Пока Руди носился по ипподромам и букмекерским конторам, она надрывалась на двух работах. Но и это не помогло. Люди босса поставили их на "счетчик". Не удивительно, что она все время злится. В следующую пятницу мне вырвут глаз, а я тут покупаю пиво для какого-то придурка по имени Гормок.

- Клянусь, что ваша щедрость не останется неоплаченной, - трескучим голосом продолжил Гормок. - Если я могу оказать вам услугу, умоляю вас, дайте мне знать.

- Забудь об этом, - сказал Руди.

Вот же идиот! Он глотнул пиво из банки.

- Куда ушел бармен? Я хотел сделать еще один заказ.

- Наш скромный слуга переживает момент печали, - ответил Гормок. - Он хочет пообщаться со своей неверной наложницей.

Руди оглянулся и увидел бармена в той части заведения, где находился телефон. Толстяк внезапно побледнел и повесил трубку.

- Сначала я позвонил управляющему трейлерного парка, - сообщил огорченный мужчина. - Моей подруги там нет. Затем я связался с администратором в мотеле "Наковальня", и он сказал, что моя Стейси провела там час удовольствия... с каким-то долговязым парнем.

- Со статным молодцем, доселе неизвестным ей, - напомнил Гормок. - И с огромными причиндалами.

- Заткнись, урод.

Бармен вернулся к телефону. Бет хранила молчание, но Руди уже размышлял.

- Гормок, как насчет того, чтобы испробовать эту соль на мне.

- Аломансию? - с усмешкой отозвался незнакомец.

- Скажи, кто победит в этом бою? - понизив голос, спросил Руди.

- О, гладиаторы нового темного века!

Гормок взглянул на экран телевизора.

- Найдется ли у тебя курильница? Ясные видения должны порождаться огнем.

- Какая на хрен курильница?

- Это предмет, в котором что-то жгут во время ритуалов, - пояснила Бет. - Не будь таким болваном, Руди.

Игнорируя ее слова, он осмотрелся по сторонам.

- Как насчет этого?

Он взял со стойки большую стеклянную пепельницу с наклейкой шведской команды пловчих в спортивных бикини.

- Возможно, подойдет, - ответил Гормок.

Он насыпал щепотку соли в салфетку и сунул ее в пепельницу.

- Теперь нужна свеча или факел. Или огниво с трутом.

Надеюсь, он говорит о зажигалке. Руди отдал ему свой "Бик". Мужчина поджег салфетку, и та, странно полыхнув ярким пламенем, тут же угасла. Лицо Гормока стало безмятежным. Казалось, он действительно принимал участие в каком-то ритуале. Склонившись к стойке, он вдохнул сизый дым. Руби выжидающе смотрел на него.

- Боец с темной кожей и в светлых трусах, - рассеянно сказал Гормок. -Тот, кого называют Черепахой. Через две минуты он нанесет удар в голову противника и одержит победу.

Руди схватил сумочку Бет.

- Нет! - вскричала его невеста.

- Мне нужно что-нибудь поставить, - проворчал он, роясь в сумочке.

Открыв бумажник, он сердито зарычал.

- Двадцать баксов? Это все?

- Проклятье, Руди! Ты не смеешь...

Он повернулся к кабинке букмекера.

- Эй, Вито? Ставлю двадцатку, что Черепаха одолеет Щуку в этом раунде.

- Больше никаких кредитов, - не поднимая голову, ответил букмекер.

- Наличка, парень. Вот, смотри.

Вито перевел взгляд на экран телевизора.

- Сейчас твоему Черепахе надерут задницу, браток. Ты действительно хочешь, чтобы я забрал твою зелень?

- Кончай, Вито, - взмолился Руди. - Перестань крутить мои шары.

- Ладно, приятель, - пожав плечами, ответил букмекер. - Ты в игре.

Руди посмотрел на экран телевизора и рухнул на стул. Щука танцевал кругами вокруг его парня, нанося ужасающие хуки. Голова Черепахи дергалась назад и в стороны, словно шар на резинке.

- Ты идиот, - простонала Бет.

- Вот! Сейчас! - прошептал Гормок.

Черепаха вслепую нанес удар в голову Щуки и послал противника на канаты...

- Да! - крикнул Руди. - Да, будь я проклят!

Он громко захохотал, когда рефери, встав над Щукой, начал отсчет, а затем объявил победу Черепахи.

- Хорошая ставка, братишка, - сказал Вито, возвращаясь к записям. - Только не забывай о шести штуках.

- Теперь это пять тысяч девятьсот восемьдесят,-- с улыбкой ответил Вито.

- Увидимся в пятницу, остряк.

Вито покинул прокуренный бар. Руди задумчиво покачивался на стуле. Даже Бет, потирая щеку, размышляла о чем-то своем. И Руди догадывался, какие мысли носились в ее голове.

- Как ты это делаешь? - спросил он у Гормока.

- Я аломансер, - с нелепой усмешкой ответил мужчина. - Я солевой ворожей Четвертого Кенота Нергала.

Дурак ты набитый, подумал Руди. Но я все равно люблю тебя. Он по-дружески похлопал Гормока по плечу.

- Может, хочешь пойти с нами? Поживешь у меня некоторое время.

2.

- Кто это? - поморщилась Мона, когда они пришли домой.

Сопливая сучка, подумал Руди.

- Это наш добрый друг, - ответил он белокурой студентке. - Его зовут Гормок.

Массивная грудь девушки выпирала под блузкой.

- Гормок, это Мона, наша соседка по квартире.

Их гость с восторгом осматривал аппетитную девушку в тугих джинсах.

- Люди плыли бы через моря ради такой красоты! Жрецы взбирались бы на зиккураты!

- Не спеши, Гормок, - сказал Руди. - Мона, ты не хочешь пройти в свою комнату и позаниматься там немного? Нам с этим парнем нужно переговорить.

Девушка не возражала. Она сунула под мышку папку с рефератом: Паунд, Элиот и Сеймур: величайшие поэты нашего века.

- Присаживайся, Гор, - произнес Руди. - Чувствуй себя как дома.

Их гость опустился на потертую софу. Руди заглянул на кухню и крикнул Бет:

- Принеси ему пиво. Кажется, оно понравилось ему.

- Руди, это плохая идея. Не знаю, смогу ли я...

- Заткнись и принеси ему пиво, - вежливо ответил он.

Руди вернулся в грязную гостиную, неся в руках солонку и пепельницу.

- Короче, Гор. Расскажи мне о себе.

На лице его гостя появилась усмешка.

- Я всего лишь скромный солевой ворожей, некогда благословенный Эа, а позже проклятый Нергалом.

- О! - отозвался Руди.

- Я был ашипу, белым и добрым аколитом, но, увы, мне пришлось продать душу Нергалу, несносному богу Эбона. О, как жалок я в своих грехах! Увы, мои сожаления не принимаются в расчет. Отверженный небесами и изгнанный из ада, я обречен на вечные скитания по грязной корке земли. И ныне хожу я, обретая те или иные тела, как сосуды для моего бессмертного духа.

- Хм!

- Господи! - прошептала Бет.

На ее лице появилась гримаса неодобрения. Она сунула Гормоку зеленую банку "Бада". Да, он знатный чудила, подумал Руди. Следующий бой - Дженкинс против Клиппера - проходил на западном побережье. Ночное шоу. Ставки принимались до вечера.

- Все это очень интересно, Гормок. А ты можешь повторить свой фокус с солью?

На губах его гостя пузырилась пена от пива.

- Аломансию!

- Ну, да, аломансию. Мне очень хотелось бы знать, кто победит в бое Дженкинса и Клиппера.

Усмешка не сходила с лица Гормока. Он встал на колени на маленький коврик и начал таинственный ритуал, сжигая соль в салфетке и вдыхая дым, который поднимался из пепельницы. Затем он закачался на коленях.

- Воин по имени Клиппер. На шестой стадии конфликта.

Внезапно он рухнул на пол.

- Вот же дерьмо!

Руди и Бет помогли аломансеру подняться.

- Гор! Ты в порядке?

- Слишком много для одного дня.

Гормок говорил, как обкуренный нарик.

- Уложите меня спать, дорогие друзья. Завтра утром я буду в порядке.

- На кушетку, - предложил Руди. - Поднимай его за ноги...

- Куда-нибудь вглубь и вниз, - бормотал Гормок. - Я должен покоиться в глубине, как все проклятые нашипу. Перенесите меня к одному из кенотов.

- Кенот - это дыра в земле, - сказала Бет, вспоминая университетский курс древних мифов. - Там проводили ритуалы, жертвуя девственниц и кастрируя мужчин.

Дыра?

- Подвал! - предложил Руди.

Бет дернула за кольцо, открыла люк, и они потащили бормотавшего гостя по деревянным ступеням.

- Уже лучше. Сладкая тьма.

Они уложили мужчину на старый тюфяк рядом со сломанной стиральной машиной и сушилкой. Пыль поднималась с грязного пола.

- Он тяжелый, как мешок с кирпичами, - пожаловалась Бет.

Руди набросил на него старое армейское одеяло.

- Порядок.

- Эа, я искренне раскаиваюсь, - лепетал во сне Гормок. - Отпусти мне грехи, умоляю тебя!

Он начал похныкивать.

- И я проклинаю тебя, Нергал. Нечестный грабитель! Преследователь и совратитель душ!

- Ни фига себе, - проворчал Руди.

Он настоящий псих... и золотая жила.

3.

В постели между ними начался спор.

- Как ты мог пригласить такого фрика в наш дом? - шипела Бет.

- Я не слышал, чтобы ты возражала, - напомнил Руди.

- Как будто ты меня послушал бы. Я боюсь его.

- Только не верь всей этой мумбо-джумбо, ладно? Он просто болтает всякую шизофреническую чушь.

- Не совсем, Руди. Перед тем, как бросить университет и пойти ишачить на двух работах, чтобы вытащить тебя из цементных колодок, я изучала древнюю историю. Кеноты, зиккураты, аломансия - это все из вавилонских мифов. Парень говорит, что он одержим духом солевого ворожея - нашипу. Фактически, он признался, что в нем сидит демон.

Руди тихо рассмеялся.

- Ты, наверное, перегрелась на солнце, милочка. Он обычный шизик, понимаешь? Я думаю, парень сбежал из ближайшей психушки, а всю эту дрянь он вычитал в какой-нибудь оккультной книжке. Гор верит в одержимость демонами. Ну, и ладно. Пусть думает, что хочет. Для нас важно, что он обладает даром экстрасенса. Ты же слышала его? Он сразу же предугадал, что подружка бармена изменяет ему на стороне.

- Это могло быть совпадением.

- Совпадением? А что ты скажешь насчет боя Черепахи и Щуки? Он не только назвал победителя, но и раунд угадал. Гор выбрал парня, которого каждый городской букмекер считал пропащим лузером.

- Меня это не волнует, - повернувшись спиной, ответила Бет. - Он жуткий тип. Я не хочу, чтобы он жил в нашем доме.

- Дорогая, этот Гормок - золотой рудник на двух ногах. Мы будем держать его под своим крылом, и нам больше не придется тревожиться о деньгах. Мы будем...

Крик рассек воздух, как лезвие гильотины. Руди и Бет напряглись под одеялом. Еще один крик донесся из соседней комнаты.

- Это М-Мона? - заикаясь, прошептал Руди.

- Д-д-да, - согласилась Бет.

- Она твоя подруга. Сходи и посмотри, что случилось.

- Мать твою! - закричала Бет. - Трусливый сукин сын!

- Ладно, пойдем вдвоем. Я буду защищать тебя.

Руди храбро взял со столика Бет одну из пилочек для ногтей. Затем, всклокоченные и в нижнем белье, они на цыпочках вышли из спальной.

- О Боже! - прошептал Руди, заметив открытую крышку подвального люка.

Они прошли по коридору и заглянули в комнату Моны.

- О Боже, - еще раз тихо повторил Руди.

Однако Бет не стала шептать. Она истерично завизжала. Гормок, с лицом, измазанным алой жидкостью, смотрел на них с дикой усмешкой. На кровати, перепачканной кровью, лежала Мона, обнаженная и мертвая... и немного выпотрошенная.

Живот студентки был вспорот от пупка до грудины. Рядом лежали извлеченные внутренние органы, как бы выставленные для ужасной проверки. Вокруг трупа растекалась струйки крови, создававшие жуткое подобие кирлиановской ауры. В руке Гормока находилось что-то темное и влажное. Ее печень, понял Руди. Он жрет печень Моны!

- Приветствую вас, друзья! - с набитым ртом сказал Гормок.

- Что, во имя Бога, ты делаешь? - взревел Руди.

- Не во имя Бога, - возразил Гормок. - А во имя Нергала. Увы, это моя вечная вина. Я обречен нести свое проклятье. Всем сердцем я стараюсь бороться с адским принуждением, но злобный Нергал приговорил меня к подобным действиям. И когда бы я ни вдыхал божественные пары соли, мне приходится совершать убийство.

- Плохое уравнение!

Руди покачал головой и посмотрел на пилочку для ногтей. Может, мне убить его. Но затем он передумал. Прежде всего, Мона никогда не нравилась ему. Упрямая сучка. Она всегда вела себя, как дешевка. Конечно, он трахал ее пару раз, когда Бет была на работе. Глыба льда в постели. Как будто пялишь холодную рыбу. И потом она постоянно шантажировала его, поэтому он не мог поднять ей плату за съемную комнату.

- Гормок, подожди минуту. Мне нужно поговорить с Бет.

- Конечно! Беседуйте, друзья. А я пока наслажусь своей пищей.

Руди пришлось тащить Бет за руку. Она шла в спальную с бледным лицом.

- Нам нужно бежать отсюда, пока мы можем, - наконец, затараторила она. - Мы должны позвонить в полицию.

- Не драматизируй ситуацию, милая. Он безвредный парень.

- Безвредный?!

Глаза Бет едва не выскочили из ее головы.

- Он ест печень Моны! И ты называешь его безвредным?

Руди уже придумал план, но ему следовало разыграть его по нотам.

- Послушай, Бет, - сказал он убедительным и тихим голосом. - У Моны нет ни родственников, ни друзей. Черт! У нее даже нет парня. Ее никто не будет искать. И она редко ходила в свой университет, поэтому...

- Руди, звони в полицию! Немедленно!

- Ладно, ладно.

Он вскинул руки вверх. Его волосы торчали во все стороны.

- Я уже звоню.

Руди взял телефон и начал набирать номер. Но он звонил не в полицию, а спортивному букмекеру. Какое-то время он молча слушал ответ, барабаня пальцем по столу. Затем на его лице появилась улыбка.

- Клиппер выиграл в шестом раунде.

Бет перешла на крик.

- Руди, ты сошел с ума! Что с тобой происходит?

- Милая, это только из-за любви к тебе. Я иду на это ради нас обоих. Мне хочется, чтобы мы однажды поженились, завели детей и все такое.

Бет шмыгнула носом и приподняла голову.

- Правда?

- Конечно, милая, - заверил он ее. - Мне лишь нужно, чтобы ты поверила в меня. Иди в постель. Доверься мне.

Он нежно погладил ее по щеке.

- Я обо всем позабочусь.

***

Руди начал выполнять свое обещание. Сначала он отвел Гормока обратно в подвал. Аломансер улыбался.

- Я теперь насыщен, добрый Руди. Мое проклятие облегчено, и я могу заснуть. Я искренне извиняюсь за любые причиненные беспокойства.

- Все нормально, Гор. Не волнуйся об этом. Со всеми иногда такое случается.

Руди поморщился, вспомнив о печени Моны.

- Тогда до завтра, - сказал аломансер. - Сейчас мне требуется сон. Возможно, я даже увижу добрые сновидения.

- Спокойной ночи,-- ответил Руди.

Поднявшись наверх, он запер люк на замок.

***

Копать могилу было трудно. Тяжелее, чем он ожидал. Но Руди, одетый только в трусы, копал глубоко и обстоятельно. Вставлять органы обратно во вспоротый живот тоже было нелегкой задачей, хотя, если смотреть на все это с другой перспективы... Позже, на маленьком заднем дворе, при свете луны и с трелями сверчков, с холодной травой под ногами и запахом лавра в чистом воздухе, он похоронил капризную Мону.

***

Однако осталось еще одно дело. Гормок сказал, что он должен был совершать убийство в тот день, когда выполнял ворожбу. Это большая проблема, подумал Руди. Он не хотел позволять Гормоку вспарывать людей и поедать их печени. Но ему требовались его предсказания о результатах следующих игр и боев. Значит...

Он тихо прокрался в подвал. Гормок спал, тихо бормоча какие-то слова на вавилонском языке. Сейчас все устроим, подумал Руди, поднимая топор.

- Сна больше нет! - вскричал аломансер, цитируя Шекспира. - Макруди убил этот сон!

Кровь текла, как соус на спагетти. Руки и ноги отлетали в стороны. Но другого способа не было. Черт, я оказываю ему услугу. Руди был уверен в этом, отсекая члены ворожея. Рубить пришлось много и долго. Закончив работу, он перевязал обрубки бинтами и шпагатом. Какой насыщенный день, подумал он, поднимаясь наверх.

4.

На следующий утро Бет спустилась в подвал и снова разразилась криком:

- Что ты наделал?!

- Разве я не говорил, что обо всем позабочусь?

- От него остался только торс!

- Да, и теперь он не сможет никому навредить, - ответил Руди. - Теперь ему не нужно волноваться об убийствах. Мы будем кормить его и заботиться о том, чтобы он ни в чем не нуждался.

Бет нахмурилась.

- Что ты имеешь в виду?

Руди решил сменять тему.

- Смотри! - сказал он, помахав пачкой 100-долларовых купюр. - Наш парень снова потрудился. "Вечерний чай" пришел на ипподроме первым. Ставки были тридцать два к одному. Ты можешь этому поверить?

Бет пришла в бешенство, что было вполне ожидаемо.

- Руди! Ты снова играл? Пойми, он убийца! Мы не можем держать такого человека в нашем подвале. Тем более, без рук и ног!

- Все обойдется, золотце.

Руди вложил в ее ладони пухлую пачку денег. Бет вздохнула от изумления.

- Похоже, тут тонн десять...

- Одиннадцать тысяч, - поправил он ее. - Я уже расплатился с Вито. Мы закрыли тему долга.

Глаза Бет были прикованы к деньгам.

- Но ты должна понять, что тут не все так просто.

Он перешел к плохим новостям.

- Имеется одно условие, детка. Помнишь, я говорил тебе, что мы должны заботиться о нем, чтобы он ни в чем не нуждался?

- Какое условие? - спросила Бет.

***

Условие была таким:

Ранним утром Руди поднес расписание скачек к голове искалеченного Гормока. Другой рукой он сунул под нос аломансера дымившуюся пепельницу.

- "Вечерний чай", добрый Руди, - сказала голова. - В первом заезде.

Руди не стал оспаривать столь странное предсказание. Но ему не давал покоя важный вопрос. И этот вопрос чесался в его голове, как швы на заживавшей ране.

- Эй, Гор? Вчера ты сказал, что должен совершать убийство после ворожбы над солью.

- Да, в тот день, когда я выполняю святую аломансию, - подтвердил Гормок. - Нергал, принц бездны, обрек меня на такие деяния.

- Что случится, если ты не совершишь убийство?

- Тогда мой дар пророчества покинет меня, Навсегда.

Черт, подумал Руди. Вот же дерьмо!

- Если только я не получу замену,-- добавила голова Гормока. - А замена заключается в облегчении моей сексуальной страсти до полного опустошения сока, собравшегося в паховой области.

Глаза Руди сузились.

- Ты хочешь сказать...

***

- Нет! - взвыла Бет, услышав эту новость. - Я на такое не подписываюсь!

- Милая, перестань, - настаивал Руди. - Это единственный способ. Если ты не поможешь ему, он больше не сможет называть победителей.

- Руди, читай по моим губам! Я не собираюсь трахаться с этим чертовым обрубком!

Вот они, женщины, подумал Руди. Ты просишь их о чем-нибудь малом, и они выкручивают тебя, как тряпку. Пора привлекать тяжелую артиллерию.

- Это ради нашего будущего, золотко. Ради наших детей.

Очевидно, слово "дети" было магическим для Бет. Она надула губки, затем, покраснев, взглянула на него.

- Ради наших детей, - прошептала она. - Я...

Руди обнял ее и пригладил волосы.

- Это единственный способ, милая. Я не просил бы тебя о таком, но иначе никак. Неужели мы не хотим, чтобы наши дети имели все лучшее?

- Наши дети, - тупо повторила она. - Я думаю, ты прав.

Затем она подняла люк и начала спускаться в подвал.

Моя маленькая амазонка, глядя ей вслед, подумал Руди.

***

Маленькая амазонка сделала все, как надо. Руди, обладая пытливой натурой, решил проконтролировать процесс. Прокравшись вниз, он несколько минут подсматривал в дверную щелочку. Вот и славно, детка. Многие сочли бы его поступок мерзким. Не каждый мужчина смог бы наблюдать за тем, как его невеста занималась сексом с обрубленным "торсом". Бет не тратила время впустую. Несмотря на недовольную гримасу, она выполняла свою миссию с непреклонной решимостью. Она сидела на Гормоке, как хищница на поверженной добыче. И хотя ее расстройство было очевидным, она по ходу, так сказать, проекта постепенно начинала расслабляться.

В тусклом освещении подвала Руди видел, что ее лицо пылало румянцем. Маленькие груди свирепо раскачивались, пока ее компаньон в ответ на знаки внимания болтал какую-то вавилонскую чушь. Как она делает это, удивлялся Руди. Наверное, не просто трахать искалеченное существо. Фактически, обрубок. Затем у него возник другой вопрос: О чем она сейчас думает?

Это был суровый вопрос! О чем могла думать женщина, хлопая ягодицами по усеченному солевому ворожею? Возможно, Руди пришел к неверному выводу, но единственным ответом, который дал ему внутренний голос, была следующая догадка: она думает обо мне... Конечно! О ком ей еще было думать? Не о Гормоке же! Внезапно Руди почувствовал сильное возбуждение. Моя подруга горбатиться над обрубком, а меня это заводит. Перед его глазами появился иллюзорный образ...

Он представил себя на месте Гора - прямо там, на подвальному полу. Он содрогался от блаженства, пока влагалище Бет жарко скользило по его твердому члену - вверх и вниз. Эрекция Руди усилилась. Сердце бешено забилось. Маленькие грудки Бет яростно подскакивали, когда она опускалась на торс ворожея. Вверх и вниз, вверх и вниз, жарко и неистово. Ее бедра двигались, как поршни машины... О, Господи!

- Сладкая милость Эа! - воскликнул Гормок на грани семяизвержения.

Руди поймал дыхание и понял, что кончил в трусы. Его либидо высвободилось в спазматической пульсации. Я смотрю на свою будущую жену, которая трахается с калекой, с отвращением подумал он. И при этом спускаю в трусы. Он стыдливо прокрался вверх по лестнице. Его успокаивало только одно: все это делалось по хорошей причине...

5.

Нет, по великолепной причине! По абсолютно чудесной причине! За неделю Руди сотворил настоящее чудо! Он погасил все долги. Купил себе байк "Малибу" и "Мустанг Джи Ти" для Бет. Он приобрел телевизор "Сони" с 52-мя дюймами по диагонали, квадрофонический музыкальный центр и мебель на пятьдесят тысяч долларов. И новый дом - просторный и светлый, на Бэй-Ридж Драйв. Прекрасный дом, который имел большой и темный подвал.

6.

Несмотря на алчность Руди, Гормок оставался на удивление хорошим компаньоном. Днем он нежился в подушках и пил пиво через соломинку, а Руди в это время собирал наличку в букмекерских конторах. Гормок ни разу не ошибся. Вскоре основной проблемой Руди стал вопрос: что делать с такими деньжищами. Бет продолжала свои скачки "вверх и вниз". Теперь она могла купить буквально все, что ей хотелось. Но ее радость омрачалась постоянным сексом с мерзким торсом в подвале. Не удивительно, что однажды она устроила бунт...

- Эта штука внизу заставляет меня делать минет, - прошипела она Руди. - Ты слышишь меня? Мне приходится отсасывать у тухлого пенька!

Вот ведь занудная женщина, хмуро подумал Руди. Ты делаешь ей добро, а она по-прежнему тычет тебя в бок.

- Дорогая, он не "штука". Ты говоришь о Гормоке, а он наш человек.

- Наш человек? - закричала Бет. - Тогда спустись в подвал и отсоси у него! Посмотрим, как тебе это понравится. Иди и отсоси у нашего человека!

Руди еще раз поблагодарил судьбу за то, что Гормок не был геем.

- Не будь такой эгоисткой, - ответил он. - Разве мы не получили то, что хотели?

- Да, Руди, получили. Но знаешь, что я думаю? У нас уже достаточно денег. И я больше не хочу ублажать его.

Руди осуждающе посмотрел на нее.

- Пойми, малышка. Денег всегда недостаточно.

- Ах, так?

Из-за возросших потребностей Гормока Бет теперь носила только трусики. Она обежала вокруг стола и встала перед Руди.

- Значит, ты до конца жизни будешь вычищать кассы букмекерских контор? А старушка Бет должна трахаться и посасывать член искалеченного вавилонского аломансера?

- Не будь такой вульгарной, милая. Мне это не нравится.

Маленькие груди Бет подпрыгнули, и она разразилась злым смехом.

- Ты заставляешь меня трахаться с уродом и в то же время говоришь о вульгарности? Мне опротивело это! Ты слышал меня. Я не хочу больше заниматься сексом с отвратительным обрубком!

Руди поднес палец к губам.

- Говори потише. Он может услышать тебя. Зачем обижать его чувства?

- Господи, - всплеснув руками, зарыдала Бет. - Он теперь так долго не кончает...

Она еще раз всхлипнула.

- У него такой огромный член!

Тогда прекрати ныть, подумал Руди. Женщины всегда хотят мужчин с большим членом. Ты получила его. Радуйся! Он начал раскладывать деньги по десяткам, двадцаткам и сотням.

- Бет! - раздался из подвала знакомый голос с носовым прононсом. - О, Бетииииииии! Где ты, мое сладкое видение? Любимая Бет со светло-коричневыми волосами!

- О, нет, - простонала она.

- Не оставляй меня долго в томлении. Мой чудесный ангел с милым личиком и пухленькой попкой. Приди! Я умоляю тебя! Приди и утоли мой нестерпимый зуд.

Руди вопросительно изогнул бровь.

- Нестерпимый зуд?

Бет сердито посмотрел на него.

- Он говорит, что снова возбудился.

Она в отчаянии закатила глаза.

- Я не могу поверить в это! Мне хотелось обрести нормальную жизнь, а что я получила вместо нее? Обрубленный торс с торчащей костяшкой.

- О, милейшая госпожа, я умоляю тебя. Раздели мое желание! Мой скакун тоскует о своей кобылке!

Бет с презрением посмотрела на Руди.

- А ты сильно изменился. Ты не спал со мной уже несколько месяцев.

Руди лишь пожал плечами. Какой мужчина стал бы заниматься сексом с потаскухой, которая трахалась с обрубленным торсом? Ты получаешь свое удовольствие, а я - свое, подумал он. Девушки по вызову вполне устраивали его. Некоторые из них могли бы высосать всю краску с боевого эсминца. И после этого в старой авторучке уже не оставалось чернил.

- Я нахожусь под сильным стрессом, дорогая, - ответил он обычной ложью. - Все эти ставки. Они требуют много сил.

- Чудесная Бет, - завывал из подвала похотливый аломансер. - Моя страсть пульсирует при мысли о тебе! Пусть твое прекрасное лоно оседлает моего горбунка! Пусть твои ангельские губки прильнут к нему и изопьют мое теплое обильное семя.

- Тебе лучше спуститься к нему, - посоветовал Руди. - Я не хочу проиграть все наши деньги на следующей ставке.

Плечи Бет начали подрагивать.

- Я ненавижу тебя,-- сказала она.

***

Купив новый дом, Руди в тайне от Бет установил в подвале скрытую видеокамеру. Как ни крути, он был удачливым бизнесменом, а удачливые люди не подсматривают в дверную щель, когда их подруги трахаются с вавилонскими калеками. Нет, они наблюдают за этим с помощью видеокамер. И Руди тоже наблюдал...

Господи, подумал он, глядя на экран в своем кабинете. Несмотря на возбуждение, он начал замечать, что подобные сцены стали порождать в нем презрение к Бет. Не важно, что это он подталкивал ее к Гормоку. Данная тема вообще не обсуждалась, потому что такой была логика его бизнеса. И ему требовалось презрение к ней, чтобы подталкивать ее к аломансеру. На самом деле деньги, а не какая-то любовь заставляла вращаться их мир. И Руди нравилось жить в своем прекрасном мире.

Иногда картины на экране беспокоили его. Взять хотя бы то, что он видел сейчас. Бет делала минет, и Руди возмущался вслух:

- Черт! Как его член еще не дымится!

Теперь он понимал, что жалобы Бет были полностью обоснованными. Член Гормока действительно не поддавался описанию. Огромный, как у жеребца. Такого хватило бы на четырех или на пятерых парней, подумал Руди, вяло теребя свой пенис, похожий на завтрак "Джимми Дин". Бет напоминала ему сейчас шпагоглотательницу. Ее неутомимые губы двигались до самого эфеса. Безногие бедра Гормока сжимались от удовольствия. Куда все это входило? Как в фильме "Глубокая глотка". Наверное, до самого желудка. А ведь она никогда не делала такого со мной, грязная сучка.

Пока его рука ублажала собственную похоть, ненависть Руди крепла все больше и больше. Могу поклясться, что она получает удовольствие. Могу поклясться, что ей нравится это. Она стонет и хрюкает, как целый грузовик, набитый свиньями!

По старой привычке Руди представлял себе, что Бет сосала не пику аломансера, а его собственный член. Ему нужны были такие фантазии. Они помогали ему терпеть обиду и унижение. Но когда он выпустил на разноцветный ковер все содержимое своей простаты, фантазия разбилась на куски. Даже его семяизвержение выглядело жалкой струйкой в сравнении с китовым взрывом белой спермы, которая покрыла толстым слоем покрасневшее личико Бет. Счастливый Гормок уже что-то гундосил на своем языке...

7.

Руди знал, что это не продлится долго. И он уже придумал аварийный план. Однажды ночью, проснувшись на своей постели, он увидел Бет, стоявшую у большого окна.

- Милая? - спросил он с притворной тревогой. - Что-то случилось?

- Я не могу больше спать. Я слышу, как он лепечет там внизу.

И действительно. Всю ночь было слышно, как Гормок в подвале бормотал свои арканные заклинания и гулко смеялся над своими шутками. Если бы ты трахала его получше, он крепче бы спал, подумал Руди. Это не моя вина, что ты тупая шлюха. Кто-то должен был выполнить условие, и это оказалась ты.

Бет села на кровать и заплакала.

- Ах, мое сердечко, - прошептал ей Руди. - Не плачь.

- Ты говорил, что мы поженимся, - рыдая, сказала она. - Ты говорил, что у нас будут дети.

- Да, милая, будут.

- Когда, Руди? Я должна знать.

- Скоро. Обещаю.

Он погладил ее волосы и поцеловал в мокрую щеку.

- У меня уже есть план. Финальные лошадиные скачки, пару баскетбольных игр и все. Это не займет много времени.

- О чем ты говоришь? - хныкая, спросила она.

Руди протянул руку к ночному столику.

- Смотри! Мы будем жить, как в раю, дорогая.

Он показал ей журнальную страницу с индексом НАСДАК.

- Ты станешь миллионершей, Бет. И тогда, обещаю, мы поженимся и заведем детей, как планировали.

- Прошу тебя, Руди, - обнимая его, сказала она.- Сделай это, пожалуйста,

- Я обещаю, - заверил он ее. - Но тебе придется немного потерпеть.

Ее рыдания начали утихать.

- Ты согласна, милая? Согласна?

- Ладно, - прохрипела она.

- О, Бееетииии! -послышался голос снизу. - Приди ко мне, прошу тебя!

8.

Через несколько месяцев они переехали из городского дома в элитарное поместье с большим прудом и двумя бассейнами. Они поменяли свои Мустанги" на "Ламборджини Дьяблос". Гормок по-прежнему выполнял для Руби предсказания, а тот давал поручения нанятым брокерам. Стоки "Блу чип". Муниципальные бонды. Это принесло дополнительные тридцать миллионов. Несмотря на высокие федеральные и государственные налоги, Руди наращивал свой капитал. Прежние девочки по вызову стали его личными девочками. Тридцать телочек - по одной на каждый день месяца. Он поселил их в роскошных номерах и завалил наличкой. Все шло не так уж и плохо. Скорее, даже хорошо.

Руди находил большое утешение в своем календарном гареме. Девочки создавали убежище для его израненной психики - абстрактный катарсис, который выпускал наружу заповедные мысли его сложной и наполненной стрессами жизни. Плюс, они хорошо трахались, и это еще больше усиливало его ненависть к Бет. Забываясь в руках своих девочек, он больше не думал о том, что его невеста садилась на безногого и безрукого мужчину с огромным и неутомимым членом.

Бекки была его любимицей - стройная, белокурая, с колечками на языке. Она старательно вылизывала его, и Руди ценил такую гигиену. Затем шла Шанна - полногрудая брюнетка. Ее можно было бы использовать, как сухой док для ремонта подводных лодок. В сексе она всегда предпочитала - хм, хм - заднюю дверцу. А Крисси? Вот это женщина! В ее присутствии Джессика Альба серьезно подумала бы о самоубийстве. Ее милый язычок мог бы вылизать городскую площадь.

Да, врачебная бригада Руди приносила огромную помощь. В конце концов, его реальной проблемой стал вопрос: как много радостного сока могли производить яички мужчины. Естественно, они имели ограниченный ресурс. Но его девочки часто доказывали, что он обладал бесконечными резервуарами любовной лавы. А в тех ужасных случаях, когда подъемный кран Руди отказывался функционировать, его красавицы, с их огромным опытом, поднимали мертвеца из могилы. Он любил своих девочек. Он заботился о них. Если какая-нибудь милашка надоедала ему, он прогонял ее и находил достойную замену. И как в Баварии никогда не кончается пиво, так и в Америке не кончались красотки, которым нравились деньги. Вот это была жизнь!

С самого начала их знакомства с Гором Руди побуждал Бет к научным исследованиям. Он заставлял ее изучать месопотамскую мифологию, вавилонские ритуалы и дохристианскую ворожбу. Она нашла книгу с названием "Синод аломансеров" и усвоила всю информацию о кенотах Нергала, нашипу, ашипу, зиккуртах и различных сложностях регалий в древних ритуалах. Руди хотелось, чтобы бедный Гормок чувствовал себя, как дома. Он привлек подрядчиков и сделал подобие храма в подвале. Он купил настоящие курильницы и кадила, флаги и статуи, и даже настенные фрески со святыми глифами. Спускаясь к аломансеру, он надевал особую мантию с кушаком и балахоном, похожую на те, что носили древние жрецы. Взамен Гормок давал ему все новые предсказания. Руди старался, чтобы ворожея окружала правильная атмосфера. Он почему-то находил это нужным.

А вот Бет становилась все более угрюмой. Она редко разговаривала с Руди, хотя ему тоже некогда было болтать. Он либо пропадал в гареме, либо общался с букмекерами и брокерами. Однако он заметил, что Бет стала замкнутой. В последнее время Гор настаивал, чтобы она обслуживала его по несколько раз в день, и они выделывали в подвале такие немыслимые штучки, что лучше вообще их не описывать.

Прошло еще несколько месяцев. Богатство Руди росло по экспоненте.

9.

Забавно, как работает вселенная. Руди часто вспомнил свои слова - что денег всегда недостаточно. Однажды он понял, что был не прав. Он стал одним из богатейших людей в стране. Зачем метаться и ждать большего? Поэтому, когда однажды вечером Бет вошла в его кабинет и сбросила бомбу, все, в каком-то глобальном и космическом смысле, сыграло ему на руку.

- Я беременна, - сказала она.

Сначала Руди почувствовал ярость.

- Беременна? Ты издеваешься надо мной? Это шутка, правда?

- Нет, это не шутка. Я беременна.

Он сжал зубы и вскочил на ноги.

- Ты хочешь сказать, что похотливый обрубок обрюхатил тебя?

- Я трахаюсь с ним по десять раз на дню, - сухо напомнила она. - Что ты ожидал?

- Проклятье! Я думал, что ты принимаешь пилюли.

- Пилюли не всегда эффективны.

Успокойся, парень, подумал он. Не паникуй.

- Впрочем, это не проблема. Сделаешь аборт.

Казалось, что ее лицо было высечено из гранита.

- Я не буду делать аборт. Я выношу ребенка.

- Ни в коем случае.

Он сжал и разжал кулаки, успокаивая клокотавшую ярость.

- У тебя не будет ребенка от этого огрызка.

- Огрызка? - с усмешкой просила Бет. - А я думала, он наш человек. Успокойся, Руди. Я оставлю этого ребенка. Ты не дал мне своего, поэтому я рожу дитя от Гормока.

Ах, ты злобная расчетливая сучка, подумал он. Значит, ты специально это устроила? Ты не принимала пилюли, чтобы сделать мне предъяву.

- Но я могу пойти на сделку, - продолжила она. - Я сделаю аборт, если ты выполнишь два условия. Первое, ты сам сделаешь мне ребенка. И второе, ты убьешь Гормока.

Затем она передала ему небольшую коробку.

- Открой ее.

Руди открыл крышку и увидел револьвер "Смит энд Вессон". Модель 65.

- Ты сделаешь это прямо сейчас. Никакой новой лжи, дорогой. Никаких фальшивых обещаний. Ты выкопаешь могилу на заднем дворе, затем вытащишь эту тварь и убьешь ее. Я хочу, чтобы это было сделано сейчас!

Руди немного расстроился. Ему диктовали условия. И кто? Позорная женщина. Значит, хочешь стрельбы? Ты ее получишь, маленькая соска. Он с трудом сдержал улыбку.

- Хорошо. Будь по-твоему.

Руди взял лопату и отправился на задний двор.

***

Разве он не думал о таком сценарии? Лопата яростно вонзалась в почву. Ему не нужно больше денег, и, значит, не нужен Гормок. А что еще ему не нужно? Бет, подумал он с усмешкой. Руди получил от нее все, что хотел. В эти дни она выглядела очень подавленной. Костлявая, с темными кругами под глазами. Я теперь крутой парень, сказал он себе. Зачем парню с большими баксами такая телка с маленькими сиськами. Потрепанная сучка - вот, кто она такая!

Он перевезет свой гарем сюда! Черт! Эти девочки превратят его поместье в рай, по сравнению с которым особняк Плэйбой будет выглядеть, как собачья конура. Можно будет добавить несколько новеньких: милашек с калифорнийским загаром, бритыми лобками, аппетитными "дыньками" и сосками, торчащими, как золотые клеммы. Их сиськи можно будет вывешивать в Национальной галерее! Взять, например, Мелиссу. Шедевр косметической хирургии; при виде на такое тело даже у Римского папы был бы стоячок! Или Алисин, чья вагина обгоняла по проворству любого олимпийского гимнаста. О, да-а-а, подумал он. А Шелли и Келли - две рыжеволосые близняшки с крепкими задками. Их любимой постельной игрой был "сэндвич". И Руди играл там роль сыра.

Можно было найти сотни других - бесконечный список образчиков невообразимого секса! Это будет рай! Я перевезу их сюда. Всю бригаду бимбо! Я построю роскошный жилой комплекс на заднем дворе. Он уже воображал такую жизнь. Новая чика на каждый день. Ежедневные оргии. Он будет слизывать белужью икру с их загорелых животиков. Пить шампанское из ложбинок между их грудей. Блондинки в соусе! Рыженькие под бокал мартини. Брюнетки в шоколаде! Я буду жить, как принц. Но сначала нужно было позаботиться об аломансере и Бет. На его лице появилась злая усмешка. Передохнув немного, он начал рыть вторую могилу.

***

- Ты пойдешь со мной, - сказал он. - Мне нужно, чтобы ты держала фонарик.

- Ладно, - согласилась Бет. - Принеси оружие.

Даже без рук и ног Гормок казался неподъемным. Руди с трудом тащил его вверх по лестнице. Как будто набит кирпичами. Чуть позже он опустил торс на тачку и отшатнулся от струи, ударившей в лицо. Он поморщился, как будто ему нанесли пощечину. Очевидно, Гормок уже не мог контролировать свою мочевую систему. Бет захохотала.

- Прими мои извинения, добрый друг, - произнес аломансер. - Поверь, такая несдержанность была непредвиденной!

- Не волнуйся, приятель, - мрачным тоном ответил Руди. - Я все понимаю. Когда мужчине что-то нужно, он просто делает это.

- Скажи, мой благодушный господин, красавица Бет уже сообщила тебе хорошую новость? Урожай моей плоти сделал ее живот вместилищем для ребенка.

- Да, она сообщила, - ответил Руди.

Он покатил нагруженную тачку по аллее вдоль бассейна.

- Вот почему мы решили отправиться на задний двор. Мы проведем там вечеринку. Все трое!

- Великий Эа! - едва не заплакав от восторга, вскричал аломансер. - Моя радость становится необузданной. У нас будет семейное торжество!

Его обрубки закачались от радости.

Все верно, будет торжество, подумал Руди, задыхаясь от усилий. Я похороню вас обоих и попраздную, окропив своей мочой ваши свежие могилы.

Огромный задний двор сиял в спокойном лунном свете. Ночь была теплой и милой. Прекрасная ночь для погребения людей. Руди, потея, толкал нагруженную тачку к задней части поместья. Он поднял обрубок Гормока и опустил его рядом с первой вырытой могилой. Гора свежей земли скрывала вторую яму от глаз Бет.

- Какое странное место для нашего пиршества, - заметила голова Гормока.

Бет передала Руди револьвер и с невинной улыбкой отошла в сторонку. Руди крутанул цилиндр и убедился, что тот был заряжен патронами.

- Сделай то, что обещал,-- приказала Бет.

Он ответил ей презрительной усмешкой.

- Нет, я сделаю кое-что другое, похотливая сучка. Я убью вас обоих!

Он прицелился в окаменевшее лицо невесты.

- Стреляй, - сказала она. - Думаешь, я не знала о твоих планах? Попробуй использовать мозг. Напряги извилины! Гормок - аломансер. Он предвидит будущее. Ты, наверное, думал, что мы только трахались в подвале? Нет, тупоголовый Руди!

- Ты..., - смущенно пролепетал ее жених.

О чем она говорит...

- Я попросила парня в оружейном магазине вытащить порох из патронов, - проинформировала его Бет. -Твой револьвер бесполезен.

Руди несколько раз нажал на спусковой крючок. Боек бил по металлу - клик-клик - но ничего не происходило.

- А вот этот пистолет стреляет.

Когда Бет навела на него ствол оружия, Руди намочил штаны.

- Убей Гормока! - закричала она.

- Чем?

- Меня не волнует, чем ты убьешь его. Просто убей!

Ствол пистолета был направлен на его лицо. Он схватил лопату и приставил к горлу аломансера.

- Не бойся, добрый Руди, - произнес говорящий торс.

На лице Гормока сияла усмешка.

- Судьба манит нас к несбыточным мечтам. Но вызовы провидения иногда бывают наполнены радостью.

Бет взвела курок. Руди надавил ногой на клинок лопаты и отделил голову аломансера от безруких плеч. Кровь хлынула из обрубка, забрызгав дерн "Кентукки блю". Руди пнул ногой отсеченную голову, и та полетела в могилу.

- И что теперь? - хрипло спросил он. - Ты убьешь меня?

- Нет, - ответила Бет.

Прежде чем Руди успел повернуться к ней, она с силой ударила его по голове стальной рукояткой пистолета.

Эпилог

Напрасно Руди не читал те книги, которые Бет приносила из городской библиотеки. Гормок подтвердил информацию, которую она обнаружила в научных статьях. Дух проклятого солевого ворожея нельзя было убить. Погибало только тело, занятое им на какое-то время. После этого дух переходил в другое тело, которое находилось в ближайшей доступности.

Бет похоронила голову Гормока и торс. Во второй могиле она погребла руки и ноги Руди. Чуть позже она спустилась по ступеням к новому обитателю подвала и тихо прошептала:

- Доброй ночи, милый.

- Уже утро, моя сладкая красавица, - со знакомым носовым прононсом ответил ее жених. - Давай займемся любовью. Я заставлю тебя переживать небесные грезы.

Теперь Бет могла завести себе столько детей, сколько ей хотелось. Руди больше не будет противиться. А если у нее начнут заканчиваться деньги... в доме всегда найдется пепельница и соль.
Категория: Эдвард Ли | Добавил: Grician (05.10.2018)
Просмотров: 132 | Теги: рассказы, Эдвард Ли | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar