- Ей придется это съесть, - сказал Прaути, - иначе она захлебнется.
Винчетти оценил ситуацию: дело темное, если не ставящее в тупик при внимательном изучении. - Ты больной ублюдок, Док, если думаешь о чем-то подобном.
Эй, и это тот, кто настаивает именно на этой части пародии под названием "месть", ты - убийца-психопат, поедающий "стромболи" (итальянская выпечка - прим. пер.), подумал Док, он же доктор Уинстон Ф. Прaути. Пятьдесят семь лет, высокий, худой, облаченный в серое. Доктор Прaути любил свое прежнее "Я" в чистом, белом халате и с идеальной осанкой. Среди избранных, уважаемый. Не так давно он зарабатывал больше миллиона в год, как один из самых известных реконструктивных пластических хирургов Беверли Хиллз. "Сисечные работы" для звезд. Носы Брэда Питта для каждого подражателя Брэда Питта в Ла-Ла Лэнд (слэнговое название для Лос Анджелесa, Калифорния - прим. пер.). Док пять раз делал липосакцию Николсону, и создал столько голливудских декольте, что мог бы соперничать с Восточноафриканским Разломом. Адрес по бульвару Уилшир, пляжный домик на набережной Малибу, "Ламборджини" в гараже. Всего за год он потерял все - благодаря азартным играм под крылом у мафии... ах, да... и пристрастию к демеролу. Теперь д-р Прaути работал на Винчетти.
- Это, по меньшей мере, обеспечит увлекательную демонстрацию пределов человеческого инстинкта выживания, - добавил доктор.
- Док, мне нравится ход ваших мыслей! - ответил Винчетти и хлопнул в ладоши.
Это потому что у меня есть образование, в отличие от тебя и твоих психопатов-итальяшек. Он затянул ремни на лабораторном столе, проверил угол освещения видеокамеры.
Винчетти всегда хотел, чтобы эти маленькие "примеры", как виньетки, сохранились на пленке, для продажи его самым больным клиентам и служили напоминанием его собственным людям: Это То, Что Происходит, Если Вы Пытаетесь Наебать Пола Винчетти.
Действительно. Так и было.
Пол Винчетти II был верховным боссом в том, что Министерство Юстиции США называло "Криминальной Пирамидой Винчетти/Лонны/Стелло", каркасом этой мифической человеческой машины, известной как Мафия. Когда его отец умер от сердечного приступа во время еды кальмаров и белой пиццы, Пол отхватил целый кусок мафиозного пирога, начав войну с остальными семьями. У него хватило сил и мускулов. Теперь он контролировал всю дистрибуцию белого героина на восточном побережье, а также подпольное распространение порно, на всех носителях, даже кассетах. Медленно, но верно он продвигался на запад с азартными играми и другими интересами черного рынка. Азартные игры - вот как д-р Праути влип.
Он выиграл пару сотен тысяч за столами в "блэкджек", и вскоре после этого потерял лицензию. (Две неудачные блефаропластики подряд оставили жен корпоративного адвоката и руководителя "DreamWorks" с недостаточным кровоснабжением век. В конце концов, веки сгнили). Судебные процессы отняли все, но это не было самой большой проблемой Праути, как и ни одно из предстоящих уголовных обвинений "за выполнение крайне необходимой операции на лице, находясь под влиянием фармацевтического производного морфина".
Не в состоянии оплатить свои долги, Праути знал, что местные парни Винчетти придут "побазарить", и когда они появились - сделали ему предложение, от которого он не смог отказаться. - Мы можем повесить тебя вверх ногами на мясной крюк через твою жопу, - они были достаточно любезны, чтобы объяснить, - а затем будем резать тебя газовой горелкой до смерти, или…
- Так сколько времени это займет, Док? - спросил Винчетти.
- Ну, может быть, еще минут двадцать, прежде чем медный купорос в достаточной мере насытит сосуды двенадцатиперстной кишки.
- И где этот чертов Тони?
- Полагаю, он пытается найти камеру, сэр.
- Что за нах? - возмутился Винчетти. - Какого он так долго? У нас в этом заведении больше камер, чем в "Paramount"! Иисусе!
- Вчера вечером в подвале они записывали несколько снафф-пленок. Помните? С детьми заместителя комиссара полиции?
Судя по выражению лица Винчетти, его память восстановилась. - Да, верно - "детский тройничок". Бьюсь об заклад, это будет милая работа.
Доктор Праути нахмурился. Он вспомнил, что видел, как съемочная группа приводила питбулей.
Смешок, а затем: - Этот ебаный коп будет знать, как арестовывать моих ребят, - продолжил Винчетти. - Этот еблан брал “на лапу” пять ебаных лет, а теперь он чувствует себя херово и хочет нарушить договоренности? - Еще один смешок. - Он поймет, что такое "херово", когда увидит эту пленку.
Праути почувствовал укол в живот, несмотря на его теперь - хорошо - отточенную клиническую отрешенность. Но тут же вернулся к своему собственному затруднительному положению, когда, учитывая выбор: висеть вверх ногами на мясном крючке через прямую кишку или работать на Винчетти, доктор, неудивительно, выбрал последнее. Это предполагало скорейший переезд в один из комплексов Винчетти на окраине Пеннилвиля, Нью-Йорк. Объект был частично конспиративной квартирой, частично палатой реабилитации и частично полномасштабной ебанистической камерой ужасов. Его удаленное расположение сделало его идеальным для всего вышеперечисленного, особенно для видео. В этом здании делалась всевозможная незаконная и убийственная порнография: снафф-ролики, ролики "за гранью возможного", “мокрый” S&M (фильм с чрезвычайным садизмом. "Белый" - означает подделку, «мокрый» - реальный фильм - прим. пер.) и различная другая продукция, которая однозначно понравилась бы даже самому мерзкому демону тошноты.
Но д-р Праути имел мало общего с видео; его главной задачей в комплексе было изменение внешности. Две недели "ломки" избавили его от зависимости от демерола, после чего он начал использовать свой клинический опыт, чтобы вернуть долги за азартные игры. Всякий раз, когда казалось, что федералы готовы схватить одного из хладнокровных людей Винчетти, этот человек появлялся в комплексе и, благодаря навыкам Праути, уезжал отсюда через несколько недель с новым лицом. Все просто. И Праути был совсем не против. Они дали ему небольшую комнату для жизни, трехразовое питание плюс все спутниковые каналы, и это, блядь, еще сильней посадило его на крючок. Побег был невозможен; комплекс был постоянно заперт, полон охранников, и любое другое жилье находилось не ближе пятидесяти миль
Либо это, либо крюк.
Это сработало.
Впрочем, были и другие небольшие, побочные задания. Его использовали не только на некоторых этапах производства, для создания самых невообразимых вещей в визуальной порнографии, это также была сцена для личных желаний Винчетти. Для его мести. Всякий раз, когда кто-то крал у него или лгал ему, оскорблял его или пренебрегал им, добрый доктор Праути должен был инициировать креативную месть, свидетелем которой был лично Винчетти, сохраняя видеозапись для потомков. Эти делишки определенно проверяли силу духа Праути, но все же... всегда был крюк... так что он просто делал то, что ему говорили и не задавал моральных вопросов о жертвах. Черт, они все, наверное, были плохими людьми.
Довольно часто Праути удерживал их в живых как можно дольше. Например, лоботомия без анестезии была любимым развлечением Винчетти, впрочем, как и полное свежевание тела, кислотные катетеры и “заглушки" (когда в уретру полового члена засовываются различные предметы - прим. пер.). Калечение половых органов включало так много видов деятельности в этих местах, что стало надоедать; вам нужно лишь рассечь так много пенисов, удалить так много мошонок, сварить так много яичек и выпотрошить столько уретр, прежде чем это перестанет вас пугать. Следовательно, Винчетти давил на доктора и требовал новых и более оригинальных зрелищ.
Например, как это.
Женщину звали Дарси, она была одной из любовниц Винчетти на полставки. Винчетти нравились тощие и дрянные (такие женщины напоминали ему о детстве в Нью-Джерси), а Дарси определенно подходила. Сорок три кг, крошечная грудь, и со ртом более грязным, чем дно мусорного контейнера на бойне. Дарси сделала ебанистическую оплошность, сказав одной из девушек: - У Винча маленький член. Он крошечный, как мой мизинец.
Большая ошибка.
Та девушка стуканула и теперь Дарси здесь, пристегнутая нагишом к рабочему столу Праути. Это было, мягко говоря, странное зрелище: Праути задумал сотворить сиамских близнецов, соединенных ртами. Дарси делила лабораторный стол с еще одним сотрудников Винчетти - Хайми Леви. Хайми был молодым математическим гением, который окончил с отличием Джорджтаунскую бизнес-школу, и теперь - или, надо сказать, до недавнего времени - он служил одним из бухгалтеров Винчетти. Будучи всего 1.65м, Хайми весил - легко - 130кг, и причина, по которой он занимал место на столе пыток, была проста: он понемногу подворовывал деньги из кормушки Винчетти. Следовательно, приговор. Если ты украл хотя бы пятак у босса, ты получаешь стол. Так заведено.
Винчетти поморщился, когда голого Хайми начали привязывать к столу.
- Господи, Док, да это прям куча шариков мацы (блюдо еврейской кухни - прим. пер.), без одежды он выглядит еще хуже. У парня достаточно лишнего жира, чтобы семья эскимосов ела лет десять. Неудивительно, что люди в мире голодают. Этот жирный ублюдок съел всю еду.
- Я бы не был столь скоропалительным с обвинениями ожиревших в отсутствии силы воли, - указал доктор Праути. - Недавние исследования Джона Хопкинса указывают на то, что возможно причиной целых сорока процентов ожирения в Америке можно назвать ранее неизвестный икосаэдрический вирус (бля, объяснить очень сложно - прим. пер.). Неструктурные протомеры в вирусной оболочке позволяют ему кочевать незамеченным иммунными реакциями и сразу атаковать митохондрические механизмы в людских жировых клетках (бля, еще сложнее - прим. пер.). В результате клетка не может эффективно превращать глюкозу в энергию, - следовательно, получаем избыток хранения жировых веществ. Ожирение - это трагическое заболевание, а не пример умышленного излишнего потакания своим желаниям.
- О, прикройте фонтан этой либеральной чуши, Док. Жирный ублюдок - толстый потому, что не может держать свои жирные, ебаные ручонки подальше от ебаного холодильника. Он ест шесть ебаных обедов в течении ебаного дня. Он набивает свою жирную, ебаную харю при каждом ебаном, удобном случае. Это не гребаный вирус, Док. Это не какая-то долбанная болезнь. Единственная проблема этого жирного уебка - ебаная проблема с-вилкой-во-рту.
Праути знал, что возражать бесполезно. - Конечно, вы совершенно правы, сэр. Простите мою оплошность.
Винчетти неуловимо улыбнулся. - Черт. И этот жирный уебок точно съел свой последний, ебаный ужин.
- Вообще-то, сэр, - напомнил доктор, - если Вы отвлечетесь от этих абстрактных рассуждений, то увидите, как эти двое проведут последние минуты своей жизни... поедая с большим удовольствием.
Глаза Винчетти затуманились на секунду, а затем, - О, да! Я понял тебя, Док! Чувак, это будет приятно!
Действительно, - посочувствовал Праути. Средние дозы "Фенолакса" лишили сознания обоих испытуемых, после чего д-р Праути раздел их и привязал к столу, лицом к лицу.
Затем он... соединил их... губами.
Винчетти наклонился, всматриваясь в их лица. - А как ты соединил их губы, Док? Ты что, сшил их вместе? Это выглядит как довольно сложная работа.
Вообще-то, это была простейшая рутинная операция, более “жесткой” была работа по расположению невероятной массы Хайми на столе. - Вот этим, - сказал Праути и поднял инструмент.
На первый взгляд, можно было подумать, что доктор поднял хромированную плойку или даже электрический нож для стейка. Шнур питания привел к блестящему овальному корпусу, который удобно располагался в руке Праути. От переднего торца торчали две очень узкие стальные трубочки, зазор между которыми регулировался кнопкой у основания.
- Это “МакКрат, модель SS40-C, серия S”, лучший из лучших.
- Что это за хуйня? - спросил Винчетти.
- Это хирургический степлер.
Просто отличный. Он функционировал подобно обычному офисному степлеру, хотя его механизм подачи был гораздо более сложным. Ударная трубочка, содержащая загнутый конец, проходила параллельно загрузочной трубке. Два объекта, которые должны быть соединены, нужно просто поместить в зазор в конце устройства, и - КЛАЦ! - нажать кнопку питания. Концы были соединены в то время, как кривикулярная миллиметровая хирургическая скобка извлекалась и шунтировалась к загнутому концу - и чему-нибудь между ним. Инструмент в основном использовался для длинных, рваных и глубоких ран, а также для повторного прикрепления брыжеечной ткани во время первичных операций брюшной полости. Однако, в этом случае, он обеспечивал очень новую и творческую полезность.
- Ты скрепил степлером их губы вместе? - сделал вывод Винчетти.
- Совершенно верно, сэр. Я бы сказал, что вся процедура заняла меньше минуты.
Удивленный Винчетти отступил на шаг: - Это действительно изящно-o!
Д-р Праути закатил глаза. Да. Изящно-о.
В тот же миг дверь открылась, и вошел самый доверенный лейтенант Винчетти, маленький человек с лицом хорька, волосами, похожими на стальную шерсть, и с большим количеством отметин, чем у Томми Ли Джонса. Тони Герини проделал свой путь из самых недр Трентона. Когда он был ребенком, он занимался рэкетом во всех худших районах, а в подростковом возрасте он "работал" вышибалой. Когда проститутка обводила сутенера вокруг пальца, это Тони уродовал ее, отрезая клитор за первый раз, нос за второй, а затем голову за третий. Когда рэкетир приносил меньше положенного, это Тони ломал ему позвоночник; и когда "пушер" начинал "вытарчивать" больше, чем продавать, именно Тони затягивал жгут вокруг его шеи, пока глазные яблоки не выскакивали наполовину, а лицо не начинало кровоточить. Тони был трудолюбивым молодым человеком. И к тому возрасту, когда большинство молодых людей заканчивали колледж, Тони зарекомендовал себя как самый надежный “винтик” для Семьи Винчетти. Быть без "работы" он считал слишком чудовищным состоянием, без “контракта на убийство” - слишком плачевным. Будь то закаленный "бригадир" из конкурирующей семьи или восьмидесятилетняя дама, которая была сгорбленной мамашей полицейского, Тони, не моргнув глазом, вырвал бы сердце "бригадира" гвоздодером и изнасиловал старушку до смерти. Однажды он расстрелял из пулемета целый автобус первоклашек просто потому, что один из детей был внуком судьи, и когда Католическая епархия пригрозила не выплачивать кредит, именно Тони похитил тех трех монахинь из церкви Святого Кристофера и...
Что ж...
На самом деле вы не захотите узнать, что он с ними сделал.
Тогда достаточно сказать, что Тони не ходил на цыпочках по тюльпанам, когда дело доходило до "семейной работы", и когда Полу Винчетти пришлось идти на войну, Тони был его командиром на поле брани. Верным другом и самым надежным адъютантом.
- Тони! - с энтузиазмом воскликнул Винчетти. - Где ты пропадал, дружище! Веселье вот-вот начнется!
- Не пропустил бы его даже ради отсоса Дженны Джеймсон (известная порнозвезда - прим. пер.), - ответил Тони, щеголяя высококлассной "Sony Max-Cam". Затем он взглянул на луковицеобразные волосатые ягодицы Хайми. - Э-э, хотя если подумать, может быть, я бы это и сделал.
Винчетти по-товарищески заржал и хлопнул своего друга по спине. - Да ладно! Такой большой, плохой, крутой парень, человек-мясорубка как ты? Тебе это понравится!
Тони (который, кстати, носил абсолютно нелепый белый костюм, черную атласную рубашку и красный галстук) привинтил камеру на штатив "Vivitar". - Гребаный Хайми, - пробормотал он. - Я же говорил Вам, босс. Я говорил Вам, что это дерьмоглот снимает сливки сверху.
- Да уж, - заметил Винчетти. - Я попросил Ланки поставить скрытую камеру в помещении кассы. И этот жирный ублюдок, похожий на моржа, обкрадывал меня прямо на камеру.
- Сколько он отщипнул? Пару сотен кусков?
- Да нет, блядь. Двадцать баксов. Дело не в сумме, понимаешь? Дело в поступке. В нашем бизнесе нужно быть преданным.
Тони сурово кивнул. - Чертовски верно.
Д-р Праути тем временем стоял в стороне, едва слушая болтовню умника. Он надеялся, что они скоро покончат с этим. "Emeril Live" (кулинарное шоу 1997-2010 - прим.пер.) начнется через час. БАМ!
Тем временем Тони расширял кожухи на лампах освещения. - И когда же Вы сказали ему, что он пойман с поличным?
Винчетти расплылся в гадкой улыбке. - Сегодня утром, сразу после завтрака. Ты бы видел его завтрак, Тони! Он положил четыре тарелки картофельного рагу с яйцами... Короче, мы с Наклзом-младшим привели его в офис и показали кассету. Он рыдал, как младенец - как гигантский младенец! - и он стоял на коленях, моля о пощаде и целуя мне носки ботинок. Думал, его стошнит всей этой едой прямо на ковер. - Глаза Винчетти заблестели. - И хорошо, что он этого не сделал, потому что…
Но тут внимание Тони переместилось на широкий лабораторный стол, где лежали привязанные Хайми и Дарси. Он растерянно прищурился: - Кто это там привязана рядом с ним? Дарси?
- Да, она допизделась, - пояснил Винчетти. - Не ценила того хорошего, что имела, если ты понимаешь, о чем я. Впрочем, я вроде как сильно расстроился. Ее плоские, обвислые сиськи и "киска" абсолютно бесполезны - ты можешь засунуть туда бутылку "Asti Spumanti" (шампанское - прим. пер.), и она будет там болтаться, но, мужик, как она заглатывает "петуха". Говорю тебе, Тони, она могла заглотить мой стержень в свое хайло, вплоть до корня, и одновременно обрабатывать языком мое очко.
- Жжаль, что приходится "закапывать" такой талант.
Винчетти сделал странную паузу. - Ну, ты понимаешь, о чем я говорю, Тони. Верно?
- Что Вы имеете в виду, босс?
- Ага, конечно. Я слышал, она все это время тебе отсасывала, в то же время, она отсасывала мне. Слышал, ты ее тоже трахал.
Тони мрачно взглянул в ответ. - Эй. Босс. Пошутили, но это не смешно. Я бы никогда, и я имею в виду никогда, не позволил бы себе трахать Вашу собственность.
- Правда?
- Да, - ответил Тони.
Винчетти еще мгновение пристально вглядывался в лицо своего друга, а затем хлопнул в ладоши и расхохотался. - Эй, Док! Ты только посмотри на этого парня? Он думал, что я говорю серьезно! - Винчетти сильно шлепнул Тони по спине, продолжая ржать.
Д-р Праути закатил глаза.
- Да уж, босс, Вы тот еще комик, - сказал Тони.
- Спорю, ты накидал "кирпичей" в свои штаны, а! Так вот, Тони, я знаю, что ты бы никогда не наебал меня, я просто прикалывался над тобой. Но эта чокнутая сучка сейчас здесь, и она получит сполна.
- Так о чем таком она распускала язык?
- Ты можешь в это поверить? Маленькая гнилая тряпка сказал, что у меня... - тут Винчетти задумался, как бы лучше преподнести. - Она просто стала много пиздеть, ну ты понимаешь?
- Конечно. Нет ничего хуже, чем "дырка", которая не знает своего места. Рот цыпочки должен быть открыт только тогда, когда у кого-то есть "стояк", чтобы его туда засовывать. Остальное время рот должен быть закрыт.
Д-р Праути практически побледнел. У меня такое чувство, что эти двое не делают никаких щедрых пожертвований в "Национальную Организацию Женщин”.
- Согласен, - сказал Винчетти. - И что такие парни, как мы, делают каждый раз? Дай им немного зелени, повесь красивые цацки на их тощие шеи, и они начинают думать, что они особенные. Они начинают наглеть. Начинают пиздеть, начинают хапать и воспринимать тебя как должное. На хуй это дерьмо!
Тони кивнул в глубоком философском единодушии. - Долбанные цыпочки. Ни одна из них не хороша, когда ты приступаешь к делу. Все они не что иное, как стадо спермоприемников, босс, шобла опустившихся грязных шлюх. - Тут Тони вздрогнул сразу же после того, как произнес эти слова. - Э-э, я имею в виду все они, кроме Вашей жены, босс.
Похвальное исключение, подумал Праути.
Винчетти кивнул. - Ну, да. Правильно.
- Ну, так что Вы запланировали для этих двоих?
- О, это просто крышесрывательно, Тони! Док подбросил одну интересную идею. Взгляни, повнимательнее посмотри на них.
Тони наклонился над двумя неподвижными лицами. - Похоже на... Какого черта? Похоже, они вместе застряли как-то... их губами.
Винчетти хмыкнул. - Да, разве это не изящно-о? У доктора есть машинка, которая скрепила их губы вместе.
- Это "МакКрат, модель SS40-C", - сказал д-р Праути, показывая устройство. - Из их "S"-серии, "S" - значит "для небольших". Эта штука - лучшая из лучших. Регулируемые агрегаты удара и подножки позволяют...
- Да закройся уже, - сказал Винчетти и повернулся к Тони. - Правда, это нечто? Разве это не отличная работа?
Тони продолжил изучать мелкие детали "работы" с окуляром часовщика. - Это не шутка. Но... Я не врубаюсь. Они ведь еще не умерли, не так ли?
- Не-а, просто без сознания. Док вдул каждому из них по тяжелому "транку" (транквилизатору - прим. пер.).
- Вообще-то, - отозвался доктор, демонстрируя автоматический шприц "Bush", - я использовал новейшую производную барбитуровой кислоты - "Фенолакс". Вызывает полное бессознательное состояние менее чем за двадцать секунд. Он работает путем снижения выработки биогенов диазамина рецепторами головного мозга и...
- Закройся, Док, - приказал Винчетти, затем продолжил, обращаясь к Тони, - и они придут в себя через несколько минут - вот тогда-то и начнется самое интересное. Помнишь, что я говорила про Хайми, верно? Жирный бурдюк заглотил четыре тарелки картофельного рагу с яйцами на завтрак, и я говорю о пирамиде тарелок, Тони. Держу пари, у этого парня пять фунтов жратвы в животе, и теперь Док заставит его облегчить свой желудок.
Незначительные умственные способности Тони сработали на мгновение позже, чтобы разглядеть уловку. - Оу, босс, это мерзко. Он же будет блевать прямо в рот Дарси.
- Так и запланировано. Ловко, да? И она должна очень быстро заглатывать всю эту рвоту, а иначе - пиздец. Верно, Док?
- Все верно, сэр - ответил Праути. - Как только Хайми начнет аспирировать рвоту, ей некуда будет деваться, кроме как в ротовую полость Дарси, и из-за очевидного факта, что их рты хирургически соединены, Дарси нужно будет проглотить все это так же быстро, как оно будет изрыгаться. Если она это сделает - она выживет; однако, если объем регургитанта (рвоты - прим. пер.) превысит ее способность глотать, ее трахеальный проход заблокируется, после чего рвота будет попадать в верхние бронхи. Как я уже говорил г-ну Винчетти раньше. Ей придется съесть все это, или она захлебнется.
Винчетти зааплодировал. - Черт! Разве это не здорово? Док дело говорит!
Лоб Тони нахмурился в выражении глубокого восхищения. - Мне нравится. Тощая сучка тонет в яйцах и картофельном рагу Хайми. - Потом он почесал голову. - Но как ты собираешься заставить его блевать?
- Док вколол ему одну приятную штучку, - ответил Винчетти.
- Простой физраствор с сульфатом меди. Вводится внутримышечно, - сказал Док. - Как только смесь входит в достаточный контакт с внешним кровоснабжением желудка...
- Заткнись, - сказал Винчетти. - Просто поверь ему на слово, Тони. Не пройдет много времени, как Хайми разнесет на куски, как гребаный трюмный насос.
- Думаешь, она сможет это сделать? - задал следующий вопрос Тони. - Ну, знаешь, съесть всю эту блевотину?
Оба гангстера задумались над довольно знаковым вопросом. - Что ты думаешь, Док? - спросил Винчетти, посмеиваясь. - Я имею в виду, зная, что ты азартный человек, если бы у тебя были деньги, ты бы поспорил о том, что она может это сделать?
- Да, сэр - с уверенностью ответил д-р Праути. - Первобытный инстинкт выживания человека невероятно мощный. На самом деле, я бы сказал, что она переживет и несколько циклов.
- Циклов? - спросил Тони.
Винчетти объяснил: - Смотри, если сука сумеет проглотить всю эту блевотину, Док введет ей немного этой причудливой медной хрени. Понял? Затем настанет ее очередь блевать в рот Хайми. Их будет тошнить туда-сюда, пока они не сдохнут.
- Это нереально круто! - воскликнул Тони.
Праути заметил, как постепенно учащается дыхание у пострадавших. Веки начали трепетать. - Позвольте Вас прервать, сэр. Думаю, наши подопытные приходят в сознание.
- Тони! Включай камеру, - нетерпеливо скомандовал Винчетти. - Дай нам полную картину, весь стол. Я хочу видеть, как они в дерьме бьются в конвульсиях.
Тони так и сделал, и вскоре начались судороги. Однако, сначала пришло первоначальное осознание бедствия. Глаза Хайми и Дарси действительно открылись. Они лениво, непонимающе смотрели в течение нескольких секунд... а затем реальность обрушилась на них: они были привязаны друг к другу, лицом к лицу, безвозвратно соединены губами
Затем они начали кричать друг другу в рот.
Конечно, звуки были приглушенными, больше похожими на паническое мяуканье, более низкое у Хайми, в стаккато-подобных тонах; более высокое у Дарси, как сбитый с толку свист. Это был звук, не похожий ни на один из тех, что слышал доктор Праути. Дополнительный кожаный ремень, опоясывающий их шеи, предотвращал любые возможные действия, чтобы отодвинуть или вырвать скобки. Жертвы извивались в пределах своих границ, таращили глаза, пытались брыкаться, неистово дергались, пытались как-то выкрутиться - но каждое телодвижение оказывалось тщетным.
Все трое стояли неподвижно и наблюдали за происходящим. Внушительная эрекция стала очевидной, оттопырив нелепые белые брюки Тони, но самому Винчетти, казалось, становилось скучно.
- Эй, Док. У нас тут видео крутится, и я не хочу ждать до гребаного Рождества. Когда Хайми начнет блевать?
Праути почувствовал, как на его лбу выступил пот. - Уверяю вас, сэр, он получил максимальную человеческую дозу. Учитывая, что у Хайми, из-за избытка жира, больше, чем средний капиллярный тракт, выброс рвоты может занять немного больше времени, чем ожидалось, чтобы достичь целевых двенадцатиперстных кровеносных сосудов… Видите ли, сэр, такой человек, как Хайми - клинически страдающий ожирением - на самом деле обладает большим объемом гемоглобина из-за того, что...
Заткнись, - сказал Винчетти. - Просто заставь его блевать, Док. Если через пять минут его не стошнит, то мои парни повесят тебя вверх ногами на мясной крюк через жопу. Ферштейн? (понятно? - немецкий яз. - прим. пер.)
Доктор Праути кивнул, отмахиваясь от повторяющихся жутких образов в своей голове.
- Черт, Тони, - продолжал босс, - мы делаем весьма скучную съемку. Думаю, нам нужно немного "членоработ", чтобы оживить обстановку, пока мы ждем, когда Хайми начнет блевать жрачкой.
Тони нахмурился, поглядывая на извивающиеся ягодицы Дарси. - Да, босс, но знаете, как я уже говорил, я бы никогда не стал трахаться с кем-то, кому присовываете Вы.
Винчетти заржал. - Я ей больше не присовываю, Тони. Черт, думаешь, мне не насрать сейчас? Как только мы закончим с весельем и играми, я попрошу Наклза-младшего расчленить ее и засунуть в мясорубку для питбулей. Так что вперед, братан. Используй ее или потеряй свой шанс.
Тони пожал плечами: - Не возражаешь, если я это сделаю? - Он спустил свои нелепые брюки и трусы с изображением фруктов, освободив твердый член, больше похожий на восьмидюймовую колбасу. Он смазал его с помощью плевка в ладони и, не теряя времени, двинулся туда, куда тот стремился. Как будто бедственное положение Дарси было недостаточно прискорбно - теперь еще и это: небрежный жопотрах. Она начала дико извиваться.
- И не забудь кончить ей на очко, - напомнил Винчетти. - В конце концов, это видео.
- Понял, босс. Когда я буду кончать, то позабочусь об этой тощей, ее задница будет выглядеть как ромовая булка, полная спермы.
Так как Дарси и Хайми были сцеплены лицом к лицу, ее ягодицы были расположены довольно удобно. Все, что Тони нужно было сделать, это подойти и всунуть его. Ее свистящие мяуканья усилились, в то время как ужасно толстый член Тони методично начал проникать в глубины ее ректального прохода.
Затем Винчетти посмотрел на Дока и сказала: - Ты тоже, Док. Займись этим.
Прaути застыл. - Простите, что?
- Достань своего "Джонсона" и засунь его туда, где не светит солнце.
Праути широко раскрыл рот, но не издал ни звука. Быстрая оценка очевидного (на столе две голые задницы, и одна в настоящее время уже была занята) не оставила ему большого положительного вывода.
- Э-э-э-э... Вы хотите, чтобы я...
- Точняк, Док. Достань свой член, напряги его и трахни Хайми в задницу. Господи Иисусе, ты ведешь себя так, будто я прошу тебя построить Великую Пирамиду.
Доктор посмотрел на сжимающиеся ягодицы Хайми. Они были волосатыми... и огромными. Он лежал на столе, как мешок муки весом пятьдесят фунтов, сброшенный за секунду. Док дал единственный логичный ответ: - Э-э-э-э... сэр, я-я-я не могу, возможно...
Как по волшебству, Винчетти выхватил небольшой полуавтоматический пистолет и нацелил его прямо в лицо Праути. - Да ладно, Док. Чпок чпок. Ты же знаешь, как я ненавижу громкие звуки.
Праути был в полном параличе. - Но, сэр, учитывая огромный размер ягодиц Хайми, не говоря уже о значительном свисании плоти... я скорее сомневаюсь, что... успешная вставка... была бы даже физиологически возможна.
Винчетти взвел курок.
О, боже, подумал доктор Прaути. - Как я уже сказал, я приложу к этому все свои самые невероятные усилия, сэр.
- Вот это сила духа!
Праути едва ли мог представить себе положение хуже. Тони, похоже, не испытывал никаких проблем, но, конечно же, во-первых, Тони был сумасшедшим сексуальным психопатом, а во-вторых, стройная женская жопка, которую он так безумно насиловал, была немного более приятной для эротического воображения, чем тучная масса, которую поручили Праути. Он спустил штаны и трусы только для того, чтобы найти свой собственный член, такой сморщенный, что казалось он втягивался в его тело. Я собираюсь засунуть ЕГО, подумал он и посмотрел на задницу Хайми, ТУДА?
Доктор все еще пребывал в ступоре.
- Слушай, Док, - сказал Винчетти с жутким спокойствием. - Или ты порвешь очко Хайми, или я прострелю тебе коленные чашечки и скормлю живьем моим питбулям. А теперь хватит просирать мое время. Нанизай немного дерьма на свою палку.
Глубокий вдох, а затем - капитуляция. Доктор Прути начал надрачивать, стоя прямо там, со штанами на лодыжках. Его член был похож на кусок теплой ириски (ну, такой маленький кусочек), и теперь его предыдущие слова преследовали его так, что он едва мог себе представить. Первобытный инстинкт выживания человека непостижимо силен, он лично определил это несколько минут назад. Что ж, теперь у него есть шанс доказать эту особенность по максимуму.
О, боже... Он мог себе представить, как он выглядит: сопящий и пыхтящий, колени дрожат и глаза сжаты, а рука играет с "мертвым" членом. Ужасное хныканье, исходящее со стола, не очень-то помогало ему попасть в настроение. Он снова попытался представить какой-нибудь эротический образ: Фарра Фосетт из "Playboy", модели из каталога "Victoria's Secret" и все эти говеные дурочки из Беверли-Хиллз, с дипелироваными линиями бикини, которые лежали на его собственном столе не так давно. Он представил себе руку Синди Кроуфорд вместо своей, в то время как Джинджер с "Острова Гиллигана" (американский ситком 1964-1992 - прим. пер.) ухаживала за его яичками своим языком. Последний образ начал работать, пока какой-то хитрый умственный глюк не заменил Джинджер на самого Гиллигана.
Вернемся к исходной точке.
Как насчет той безымянной брюнетки из "Жизненной Силы" Тоба Хупера? Ооо-Ла-Ла. А все эти глупые дамочки из видео роликов "Girls Gone Wild"? Лучше. Когда доктор подумал об Элли Мэй (персонаж актрисы Донны Дуглас в сериале "Деревенщина из Беверли Хиллз" 1962-1971 - прим. пер.) в ее слишком обтягивающем цельном купальнике, развалившуюся у бетонного бассейна, он почувствовал некие намеки, возможно, даже настоящую вазоконгестию (эрекцию - прим. пер.). Это работает! подумал он. Работает! Но, увы, спустя долю секунды, Джетро (мадиамский священник, отчим Моисея в Библии - прим. пер.) ворвался в образ и все снова было потеряно.
- Время на исходе, Док. Я считаю до трех.
Доктор вытер свою ментальную доску. Хватит! Вместо этого он отдал свою судьбу в руки человеческого инстинкта выживания.
- Один.
- Я сделаю это!
- Два.
- Ну же!
- Тр...
Вуаля! Подлинная угроза смерти сделала свое дело, и никакие навязчивые мысли о сладострастных стервах не были нужны. Прежде чем доктор мог беспокоиться дальше, шесть-дюймов-как-никогда, уже величественно торчали.
- Троекратное Ура Доку! - провозгласил Винчетти. - Неплохо для старого ебаря!
Я польщен, подумал Док Праути.
- А теперь загони своего "калифорнийского пони" в стойло, где ему самое место, и не заставляй меня снова считать до трех.
Д-р Праути не стал тратить драгоценное время на размышления; он просто последовал прекрасному техническому примеру Тони, плюнул на ладонь и размазал слишком необходимую смазку по своему "стояку". Затем, с некоторым усилием, он поднял верхнюю плиту ягодиц Хайми и...
Не думай об этом! Не думай об этом!
...скользнул своим взглядом в ужасающую расщелину. Удача была на его стороне - для разнообразия, так сказать - взгляд нашел эту область почти мгновенно: ректальный сфинктер Хайми. Доктор Праути подтолкнул таз вперед, почувствовал какое-то вполне понятное сопротивление, а затем облегченно вздохнул.
Он был внутри!
- Ну вот, Док. А теперь задай этому жирному дерьму такой жопотрах, о котором его мама никогда не мечтала.
Было похоже будто самые жесткие уплотнительные кольца сжались вокруг его члена. Это было не очень приятно. Тем не менее, понимая, что на кону была его жизнь он... аж до искр из глаз, трахал в жопу несчастного бывшего бухгалтера Винчетти. Блуждающий взгляд в сторону показал ему, что Тони делал то же самое с Дарси, хоть она и продолжала свои свистящие протесты. Шлепки их пахов по задницам испытуемых создавали эффект какой-то странной стереоскопической содомии. Тони задвигался усерднее, и некоторые невыразимые наклонности заставили д-ра Праути подхватить ритм.
- Запомните, парни, - сказал Винчетти, - мне нужны "мокрые" съемки. Хорошенько их обоих "нафаршируйте". Ох, и Док? Как тебе такое предложение? Если твой “кончун” будет раньше Тони... Я тебя отпущу.
Сердце д-ра Праути встрепенулось от надежды, а затем сработал инстинкт выживания. Никакие эротические образы не нужны, никакая роскошная фантазия не требуется, чтобы ускорить необходимый эффект. Искусный как порнозвезда, доктор достал свой член и...
Аххххххххххх...
...выпустил полдюжины сгустков спермы через стол почти на метр.
- Срань господня, Док! - повеселел Винчетти. - Ты выкачиваешь прям какое-то серьезное "детское тесто"! Эй, Тони! Старикашка обошел тебя на финише, и - ебать! - он только что прям залил их обоих!
Это был очевидный факт. Истинное хранилище спермы д-ра Праути “отштукатурило” не только Хайми, но и Дарси. Словно следы яичного супа, вязкие линии растекались по обоим сторонам. Один выстрел даже попал в левое ухо Дарси.
Праути прислонился спиной к стене, слишком измученный, чтобы даже поднять штаны. Но внутри он сиял. Он сделал это.
- Я горжусь тобой, Док, - сказал Винчетти, - и я человек слова, так что не волнуйся. Но, нам еще нужно кое-что сделать, прежде чем ты вальсируя уйдешь отсюда.
- Разумеется, сэр. Благодарю Вас, сэр.
Я свободен! - подумал Праути. Наконец-то я смогу выбраться из этой адской дыры!
Стук на столе усилился; Тони достиг своего собственного критического момента, заботясь о "фаршировке" прямой кишки Дарси. Лабораторный стол из нержавеющей стали фактически трясло от заключительных толчков. А затем...
- Это за Джиппера, сучка... (имеется в виду фраза "Победите для Джиппера", посвященная футболисту Джорджу Джипперу, умершему в возрасте 25 лет в 1920м - прим. пер.)
Тони тоже продемонстрировал впечатляющую эякуляцию, разбрызгивая сперму на сжатую, лунно-белую задницу Дарси, пока она не стала достаточно блестящей.
- Хорошие "кончуны", парни, очень хорошо, - похвалил Винчетти.
Щеки Тони надулись, когда он испустил глубокий вдох. - Повседневная работа, мать ее. - Затем он посмотрел на свой расслабленный пенис. - Эй, босс, как Вам это нравится? Прям "чистый Питер" - ни капли дерьма на нем.
- Это ж нарколыги, сечешь? Они почти ничего не хавают, - красноречиво указал босс.
Когда Праути осмелился посмотреть на себя, ему повезло меньше. Его пенис был испачкан фекалиями; он даже заметил предательский кусок кукурузы. Смутившись, он быстро надел штаны, прежде чем остальные заметили.
Он... приберется позже.
Винчетти взглянул на него. - Окей, Док. Теперь, когда вы, парни, повеселились, когда же начнется "Блевотная Вечеринка"?
Это был разумный вопрос. Оба субъекта продолжали мяукать, извиваясь в их путах. Д-р Праути знал, что если он не получит этот “кордебалет” все предыдущие ставки - т е. его свобода - будут аннулированы и он знал, в чем проблема: чистая физическая масса... Он приготовил еще одну инъекцию медного купороса - в десять раз превышающую рекомендуемую для человека максимальную дозу. Эта большая доза покалечит печенку и функцию поджелудочной так же, как причинит значительное повреждение мозга, но…
Хайми уже ничего из этого не понадобится, понял доктор. Все, что Хайми будет нужно – это только блевать.
И рвота Хайми не заставила себя ждать - с размахом - менее чем через минуту после второй инъекции. Большой турбулентности желудка предшествовало событие - звуки сродни бульканью аквариума - а потом грянул залп приглушенной рвоты. Со скрепленными губами, глаза Хайми и Дарси широко раскрылись, их лица покраснели, а их конечности внезапно охватил тремор.
Вот мой билет, с облегчением подумал Праути.
Толстые щеки Хайми раздулись, затем рвота усилилась, и после этого обиженная природа взяла свой наипростейший, неизбежный курс.
- А вот и обед! - вскрикнул от удовольствия Винчетти.
Даже доктор, в самых абстрактных понятиях, нашел эту зверскую экспозицию удивительно увлекательной. Один желудок опорожняется в другой. Еда, употребленная ранее, извергалась непосредственно в примыкающий рот, только чтобы быть снова употребленной. Это была окончательная переработка.
Винчетти Тони улюлюкали и орали как пара буйных фанатов на футбольном матче. Все это время Хайми продолжал блевать в рот Дарси, а Дарси - этот стойкий оловянный солдатик - каким-то образом продолжала глотать каждый горячий, сочный порыв. В какой-то момент у д-ра Праути возник омерзительный вопрос: интересно, какое на вкус картофельное рагу с яйцами во второй раз?
Так продолжалось в течение добрых десяти минут, и даже когда содержимое желудка Хайми было очевидно полностью перемещено, он просто продолжал блевать.
Винчетти задал уместный вопрос: - Эй, док? Как он может продолжать так блевать?
- Сухие порывы, как говорится, - ответил Праути. - Сульфат меди будет оставаться активным в течение нескольких часов; спазмы желудка будут продолжаться, есть ли в нем пища или нет. Теперь его рвет только желчью.
- Мне это нравится! - гаркнул Винчетти.
- Желчь, - заметил Тони. - Это что-то вроде десерта.
- И посмотри на эту тощую сучку, - добавил босс. - Она выглядит, будто "залетела"!
Оба объекта дрожали на столе, оба их лица порозовели от истощения, Хайми все еще сухо тужился, и их открытые рты все еще были крепко скреплены вместе. Праути был прав в своей оценке: Дарси, чтобы остаться в живых, действительно заглатывала всю рвоту Хайми, но в этом абсолютно грандиозном переносе частично переваренной пищи нужно было учитывать несоответствие пропорций. Хайми, 150-килограммовый обжора, и Дарси, 45-килограммовый пирожок с “крэком”. Теперь ее собственный желудок был растянут до предела; следовательно, этот эффект оставил тощую девушку с животом настолько раздутым, что она выглядела так, будто была на третьем триместре беременности. Это было удивительное зрелище.
- Окей, Док. Время двигаться в другом направлении.
Доктор Праути ввел следующую "инъекцию рвоты", на этот раз Дарси, и желаемый эффект был почти мгновенным из-за ее миниатюрного веса тела. Шоу началось снова, и Хайми теперь был принимающей стороной.
- Они будут так продолжать, пока не умрут, - заверил доктор.
- Аааааак! Aaaaaaк! Aaaaaк! - это был звук, который издавала Дарси, когда начинала усердно блевать.
- Замечательно, - сказал Тони.
Винчетти нахмурился: - Да, но это становится немного... Немного... Эй, Док, какое слово мне нужно подобрать?
- Утомительно?
Винчетти почесал подбородок. - Что это значит?
- Скучно.
Винчетти хлопнул в ладоши. - Да, это слово! Пойдемте в офис, оставим этих двоих блевать тут до смерти. Ты тоже, Док. Я хочу показать тебе и Тони мое последнее видео.
- Aaaaaaк! Aaaaaaк! Aaaaaaк! - казалось, ответила Дарси, когда они уходили. Винчетти вывел их из комнаты и повел вниз через несколько сырых шлакоблоковых коридоров. За несколькими закрытыми дверьми и откуда-то глубже, в блоках корпуса, можно было услышать приглушенные крики: питбули снова "были на работе". Винчетти остановился, открыл одну дверь и просунул голову внутрь. Женщина рыдала едва человеческим голосом: - Пожалуйста, больше не надо, больше не надо…
- Привет, ребятки, как дела? - позвал Винчетти.
- Отлично, босс. Мы наконец-то раскочегарили эту старую кошелку.
- Чудно. Позже я загляну, - Винчетти прикрыл эту дверь. - Поли и Чарли там снимают кожу с сучки, которая управляет нашими массажными салонами в Ютике. Она принимала клиентов на стороне. - На мгновение он покачал головой. - Ебать. Выглядит так, будто Поли срывает обои.
- Пизда это заслужила, - заметил Тони.
- Это классный фортель. Когда они закончат снимать с нее шкуру, заходит Логман и трахает ее до потери пульса. Чпокает изо всех сил, пока она трясется на полу, красная, как свекла.
- Круто, - сказал Тони. - Так о чем эта новая видюха, о которой Вы говорите, босс?
- Оу, она замечательна, Тони. Тебе понравится. Заходи.
Кабинет Винчетти выглядел типично для человека его роста: богатая обшивка, барная стойка, мебель из вишневого дерева. За столом маячил темный портрет отца, наблюдавшего за всеми. Несколько телевизоров и ряд видеомагнитофонов занимали противоположную стену. Винчетти нажал кнопку PLAY на пульте.
- Симпатично, - сказал Тони, глядя на экран. Там позировала девица с попкой изумительной формы, прекрасной и белой, как алебастр. Изящные пальчики скользнули назад, раздвигая ягодицы, чтобы раскрыть нежную прямую кишку.
Винчетти присвистнул. - Как тебе такая жопа? Разве она не замечательна?
- Конечно, босс. Эта гребаная штука должна висеть в музее, - заметил Тони.
Далее на экране появился смазанный "стояк", и в течение нескольких секунд красивая попка была тщательно оттрахана. Д-р Праути наблюдал со стороны, ему было скучно.
Винчетти прибавил громкости. - Трахни меня! - умолял горячий женский голос. - Засунь мне прямо в задницу! На всю длину! Жестко!
Экранный член был вынужден подчиниться.
- Дело в том, - продолжил Винчетти. - Видишь этот член? Это не мой член, скажу я тебе. Но задница, в которую он входит и выходит, принадлежит моей жене.
Лицо Тони побледнело как крем. Прежде чем он успел дотянуться до своей куртки за оружием, Винчетти уже выхватил свой пистолет. Комната, казалось, замерзла, и единственное движение исходило от экрана телевизора, где продолжался "жопотрах". В конце концов объектив камеры открылся, увеличив сцену достаточно хорошо, чтобы показать развязную золотисто-блондинистую жену Винчетти, полусогнутую на туалетном столике. Мужчиной, трахавшим ее в зад, был Тони.
- Босс, - заерзал Тони, - Вы не так поняли…
- Я понял, что ты трахал мою жену в задницу в моей спальне. Что еще мне нужно понять? Видишь ли, я попросил Ланки поставить туда камеру после того, как он установил одну в кассе, куда засунул свои пальчики Хайми.
Капли пота стекали по лбу Тони. - Она набросилась на меня, босс - клянусь. Сказала, что если я не сделаю этого, она Вам соврет обо мне. Клянусь могилой моей матери, босс!
Винчетти увеличил громкость, и теперь его жена - между толчками - захихикала: - Слава Богу, что у тебя есть яйца, чтобы вдуть мне, Тони. Больше ни у кого в этом заведении не хватит смелости.
Тони побледнел еще больше, а Винчетти продолжал держать пистолет, направленный ему в голову.
- У женщины есть потребности, понимаешь? - продолжил ее голос. - Иногда женщине нужен член в заднице, а не та маленькая штучка, что есть у моего мужа. Боже, это похоже на одну из тех маленьких венских сосисок.
О, Боже, подумал доктор Праути.
Винчетти выключил видео.
- Да ладно, босс, - взмолился Тони, уже обмочившись в свои фарсовые белые брюки. - Это была одна из тех вещей, ну Вы понимаете? Я ничего такого не имел в виду.
- Конечно, Тони, конечно. И я не имею в виду ничего такого... - он еле заметно кивнул д-ру Праути, который сразу же подошел к Тони сзади и "щелкнул" его в шею автоматическим шприцом "Bush", полным транквилизаторов.
Тони на мгновение пошатнулся, а затем, прежде чем удариться об пол, потерял сознание.

««—»»

Жена Винчетти была заранее "подготовлена". Обнаженная, конечно же, она сидела пристегнутая к стулу для обследований, ее красивая головка упиралась затылком в регулируемый подголовник. Дикий ужас мурашками выступал на ее безупречной, белой коже и сковывал ее груди, словно спелые персики, торчащие над нагрудным ремнем. Тони тоже был привязан к стулу, хотя и не так замысловато.
- Ты гений, Док, долбаный гений! - похвалил Винчетти, потирая руки.
Д-р Праути закатил глаза.
Никто из жертв не мог сделать что-либо в плане голосового протеста, Тони просто хрюкал, а жена Винчетти хныкала в бреду. Нет, их рты не были скреплены вместе, как у Хайми и Дарси - Винчетти понравился этот вариант. Вместо этого…
Великолепная работа специалиста, если можно так выразиться, подумал доктор.
Он ввел в глотку жены Винчетти эзофагеальный катетер шириной в полдюйма, после чего спровоцировал так называемый "желудочный насос". Он также, довольно умело, выполнил модифицированную “илеостому” (операция, когда участок или петля кишки выводится на переднюю брюшную стенку для формирования постоянного или временного свища/отверстия - прим. пер.) на ее левом верхнем брюшном квадранте. С медицинской точки зрения, процедура (в отличие от более знакомой “колостомы”) (операция, в ходе которой из ободочной кишки формируют отверстие для выхода каловых масс - прим. пер.) обходила процесс среднего малого кишечника (известного как тонкая кишка) через хирургически сконструированную стому (или отверстие), после чего тонкая кишка была разорвана в этой проксимальной точке и пришита к внутренней части стомы (отверстия). Однако модификация д-ра Праути обошла этот последний шаг и просто вытащила наружу отрезанную кишечную длину.
В менее - медицинском - смысле, он разрезал живот миссис Винчетти, намотал немного кишечника и отрезал его.
Он оставил нижний конец кишечника болтаться. А другой конец он скрепил с губами Тони при помощи "МакКрата, модели SS40-С".
- Выглядит, как шланг, идущий от ее живота в хайло Тони, - заметил Винчетти.
- Да, ммм... шланг, - подтвердил д-р Праути, - из которого будут опорожняться химус (пищевая кашица - прим. пер.), слизистая и частично переваренный кишечный материал.
Еще один знакомый смешок Винчетти: - Мелкий придурок любит совать свой член в дерьмо моей жены, давай посмотрим, как он полюбит его есть, а?
- Точно.
- Это почти, как если бы ты подключил ее задницу к его рту!
- В некотором смысле, это правильно, сэр. Тем не менее, я подумал, что Вам понравится именно этот вариант. То, что я имею в виду, конечно, это мое решение разрезать тонкую кишку, а не, скажем, сигмовидную.
- Ну... - выразил свое непонимание Вичнетти.
- Это толстая кишка, которая всасывает большую часть влаги из кала, сэр. Но, разрыв пищеварительного тракта в тонкой кишке устраняет этот эффект.
Винчетти нахмурился. - Она собирается срать ему в рот, правильно, Док?
- Да, но с кишечным веществом, которое не было полностью подвергнуто полному пищеварительному процессу. То, что заполнит рот Тони будет по существу диареей.
Винчетти еще раз хлопнул в ладоши. - Ааа, срачка! Круто-о!
- Да, сэр, - продолжил доктор, - и, учитывая мое предыдущее приготовление козьего сыра, сырого чеснока, запеченных бобов и консервов для собак, это должно быть интересным сочетанием. (После "илеостомы", д-р Праути опустошил эту адскую смесь ингредиентов в желудок миссис Винчетти через пищевод при помощи хирургического "желудочного насоса").
Как только кишечник миссис Винчетти начали двигаться, немое лицо Тони начало краснеть.
- Ему придется съесть это, - сказал Праути, - или он захлебнется.
Серо-розовый отрезок кишечника начала извиваться. Можно было услышать приглушенное бульканье горла Тони, когда его щеки сильно вздымались при каждом всплеске поноса...
- Великолепно, Док. Ты настоящая звезда. - Винчетти похлопал Праути по плечу и вывел его из комнаты.
Док пытался обуздать свое нетерпение, контролировать себя. - Итак, ммм... теперь мы закончили, сэр?
- С этими двумя? Конечно. Мы позволим Тони пожевать это какое-то время, прежде чем я попрошу парней скормить их обоих моим собачкам.
В венах Праути росла теплая радость. - Значит... теперь я могу уйти?
- Конечно, Док, ты можешь идти, как я и обещал...
Праути чуть не завизжал от восторга.
- ...после того, как свиньи смогут летать и ебаный Санта-Клаус спустится по дымоходу, чтобы держать мой член, когда я буду мочиться, - закончил Винчетти. - Когда медведи будут носить смешные шляпы, а Римский Папа насрет в лесу.
Сердце Праути словно упало на пол. Он просто стоял и таращился. - Но... сэр. Вы сказали...
- Да, я знаю, я сказал, что ты сможешь уйти, если трахнешь Хайми в задницу и кончишь раньше Тони. - Еще один удар в спину. - Но есть одна вещь, которой ты должен научиться, братан. Мое слово не стоит клеща на яйцах мертвой собаки. Никогда не доверяй такому, бля, скользкому мафиозному братану, как я, Док. - Винчетти просто шел, давясь смехом, но затем он повернулся и подмигнул. - Я, ты и этот твой "модный" степлер? А? Нам будет очень весело в ближайшие годы. До скорого, Док! Хорошего дня!
Д-р Праути молча наблюдал, как его босс исчез в коридоре.
Что ж. Могло быть хуже. Всегда есть крюк.

Перевод: Zanahorras
Категория: Эдвард Ли | Добавил: Grician (20.12.2018)
Просмотров: 46 | Теги: рассказы, Эдвард Ли | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar