Он желал ее больше всех других женщин, но однажды она ускользнула... Он поддерживал ее жизнь в своих снах, в своем сердце... Что может заменить любимую жену? "Девушка Мечты"! Только прикосновение к распадающейся плоти может вызвать электризующий оргазм. Но рано или поздно приходиться делать непростой выбор...







Джефф Гелб предложил мне написать рассказ для “Hot Blood 12: Strange Bedfellows”, и поскольку это была профессиональная платная антология, я согласился. Сейчас я не пишу много эротических ужасов, растратив большую часть хороших идей в своем раннем творчестве, но я придумал эту историю, которая была своего рода продолжением ранее опубликованного рассказа “Девушка мечты” (переизданного в “Old Ghosts and Other Revenants”). Чем больше я думал об этой идее, тем больше мне хотелось написать ее, поэтому я предложил ее Джеффу и его соредактору Майклу Гарретту. Им она понравилось, и я написал рассказ. Они попросили меня внести ряд исправлений, я их сделал, вернул рассказ, и получил деньги.
Я доволен тем, как сложилась эта история. Она фокусируется на теме, которая, как я считаю, проходит через несколько моих рассказов и романов – тема выбора и личной ответственности. Это видно по другим моим романам (Maternal Instinct, Survivor и Bully) и рассказу (Choices), и до сих пор, как мне кажется, я описывал эту тему, глядя на себя.

***

Недавно у меня был секс с Глорией, моей сорокалетней женой. Я никогда не думал, что у нас снова будут физические отношения.
В конце концов, она умерла пять лет назад.
Это покажется странным порядком записи событий, которые недавно произошли в моей жизни, но я хочу, чтобы те, кто читает это - детективы из отдела убийств и криминалисты - поняли, что произошло.
Я хочу, чтобы все знали, что я любил свою семью. Я любил свою жену. Я желал ее больше всех других женщин; никогда не изменял ей, никогда не имел любовных мыслей по отношению к другой женщине на протяжении всего нашего брака. Я любил двух замечательных детей, которых мы произвели на свет и вырастили вместе. Любил своих внуков. Просто знайте это, хорошо?
Также знайте еще кое-что. Если вы читаете этот текст, зайдите ко мне в кабинет и найдите в правом ящике моего стола папку с надписью: “Хейнс против штата Калифорния, 1998". Прочитайте материал в этой папке, а затем тот, который помечен как "Связанные случаи".
Даже не пытайтесь найти черную коробку. Вы ее не найдете. Когда я пишу это, я вижу ее на полу в гостиной, но готов поспорить, что она исчезнет, когда вы будете читать это. И в мусорном баке вы ее тоже не найдете. Она просто исчезнет. Я пошел дальше и снял ее на цифровую камеру (которую оставлю на столе), но я готов поспорить, что она не будет отображаться на фотографиях. Точно так же я готов поспорить, что продавец с "Видео и Книги Билла" на бульваре Харбор, в Санта-Ане не будет знать, что когда-либо продавал мне секс-куклу под названием “Девушка мечты”.
И вы не найдете ни одного другого продавца видео/книг для взрослых в стране, который объявит ее в своем ассортименте.
И если вы будете копать глубже, как я, вы можете услышать истории, которые могут соблазнить вас на дальнейшее расследование.
Вероятно, вы ничего не добьетесь.
Но с другой стороны, можете где-нибудь случайно на нее и наткнуться.
Это могло бы подтвердить то, что я собираюсь написать здесь.
Однако, если вы найдете куклу и захотите ее купить, это может привести вас туда, где я сейчас.
На перепутье.
Боже, во что я влип?
Запах уже начинает действовать мне на нервы. Если меня найдут вот так, покончившим жизнь самоубийством, с Глорией... ну, они подумают, что я спал с мертвецом, и я хочу признаться прямо здесь и сейчас, что это не так. Я не некрофил. Вам будет трудно в это поверить, если я все сделаю правильно, но, по крайней мере, мои дети и внуки будут в безопасности, даже если им придется жить, зная, что вещественные доказательства указывают на эту извращенность, а также на мое предполагаемое безумие.
Но я забегаю вперед. Позвольте мне начать с самого начала. Во-первых, я возьму бутылку "Джек Дэниелс", которая у меня есть в баре и кольт 45 калибра. Мне они понадобятся оба.
Если все получится, то кольт останется со мной до самого конца.

В августе 1998 года я уволился из полицейского управления Пасадены с полной пенсией и прекрасным планом 401k . Я вступил в полицию Лос-Анджелеса в октябре 1959 года и многое повидал за время службы. Мы с Глорией были женаты всего два года и у нас уже был годовалый сын, когда вспыхнули беспорядки в Уоттсе . Я был на дежурстве, когда это случилось. Глория была не в своей тарелке на протяжении всей этой тревожной недели беспорядков. Я сам не знаю, как все это пережил, но каким-то образом мне это удалось. В 1969 году я быстро поднялся по служебной лестнице от полицейского до детектива отдела убийств. В 1975 году меня назначили начальником отдела по расследованию убийств, а в 1982 году я устроился на работу в полицейское управление Пасадены снова в качестве детектива по расследованию убийств. Я взялся за эту работу, потому что хотел снова вернуться к оперативной работе. Быть шефом убойного отдела было приятно, но это означало большую часть времени сидеть за столом. Мне слишком нравилась розыскная работа.
На первый взгляд, одно из моих последних дел казалось довольно элементарным. Возможно, вы помните: в апреле 1998 года мужчина средних лет по имени Мартин Хейнс застрелил свою жену в спальне их просторного фермерского дома в Пасадене из пистолета 22 калибра, купленного пятнадцать лет назад. Он поджидал ее в воскресенье днем и подстрелил, когда она вошла в спальню, выстрелив в нее пять раз и убив на месте. Затем он подождал, когда появится полиция.
Я был ведущим детективом по этому делу и позже допрашивал его в участке. Он утверждал, что не собирался дожидаться полицию, как это выглядело, когда прибыли первые офицеры. Он ждал, когда появится его подружка, какая-то женщина по имени Брэнди. Он утверждал, что встретил эту женщину две ночи назад и что она пообещала ему, что они уедут вместе... только сначала он должен убить свою жену и детей.
Когда его спросили, где он встретил эту женщину Брэнди, он сказал, что она вышла из черной коробки, которая была в его спальне. Вот что в конце концов заставило его отправить в государственную больницу в Атаскадеро, а не предстать перед судом за убийство первой степени. Он купил ее в заведении под названием "Le Sexx Shoppe" в старом городе в Пасадене.
Самое смешное, что мы не нашли черной коробки ни в его спальне, ни где-либо еще на территории.
Однако мистер Хейнс настаивал на этой истории, и не отклонялся от нее при интенсивных допросах. Фактически, психиатры, которых мы пригласили, чтобы поговорить с ним и определить, действительно ли он бредит или просто притворяется, единодушно заявили, что у Мартина Хейнса есть все признаки и симптомы шизофрении и параноидального бреда. Вынести обвинительный приговор было бы просто невозможно.
Вот как обстояли дела к тому времени, когда я вышел на пенсию. В каком-то смысле я был рад избавиться от этого дела.
Конечно, мы полностью проверили историю Мартина Хейнса или, по крайней мере, ту ее часть, которая была основана на реальности. Он снял номер в отеле на бульваре Футхилл в Ла-Кресенте в пятницу вечером в апреле. Он очень любил секс-кукол - ну, вы знаете, надувных кукол, которые продаются в порномагазинах и на разворотах таких журналов, как "Хастлер" и "Суонк". Мартин купил новую куклу перед тем, как появился в отеле, которая, как он утверждал, называлась “Девушка мечты”, и, по его словам, это была самая реалистичная секс-кукла, которую он когда-либо имел. Он утверждал, что надувал ее и делал все, что, черт возьми, такие ребята, как он, делают с секс-куклами. По тому, как Мартин говорил об этом на допросах с психиатрами и со мной, можно было подумать, что он рассказывает о сексе с настоящей женщиной, потому что именно так все и происходило с ним. Он заявил, что после того, как он впервые трахнул эту куклу, она стала настоящей женщиной - настоящей женщиной из плоти и крови - и что он и эта женщина трахались как кролики все выходные.
Поэтому, естественно, я посчитал, что парень все это выдумал, чтобы получить признание в невменяемости. Именно в этом направлении и начинался наш допрос: попытка заставить субъекта противоречить самому себе или на чем-либо споткнуться. Ничего не получалось. Мартин Хейнс придерживался этой версии и не отступал от нее ни на шаг. Слушать его было жутко. Парень действительно верил, что надувная кукла стала реальным человеком, что она стала женщиной с длинными черными волосами, темными глазами, совершенным телом и красивой полной грудью, что она была готова сделать с ним все что угодно в сексуальном плане. Неудивительно, что он назвал куклу Девушкой Мечты, верно? Физическое описание женщины было одной из первых вещей, которые мы попытались использовать, чтобы разрушить его защиту, но это не сработало. Мы попросили художника сделать ее портрет и разослали всем ориентировку. Мы так и не нашли ее.
После того, как психиатры поговорили с ним, они согласились, что он не просто выдумывает. Он действительно верил в то, что говорил, и, по их профессиональному мнению, страдал различными галлюцинациями.
Большая часть доказательств подтверждала этот факт. Продавец видеомагазина для взрослых не помнил Мартина, но на записях с камер видеонаблюдения видно, как он делает покупку. На видео Мартин что-то покупал в большой черной коробке. Поиск в записях магазина показал, что они получили новинку под названием “Девушка мечты” от компании “Эрос, Лтд”, базирующейся в маленьком городке в Массачусетсе. Запросы в компанию были напрасны; фирма распалась вскоре после того, как они отправили куклу в магазин “Le Sexx Shoppe”. Я все еще пытался найти их акционеров и владельцев, когда подошло время моего выхода на пенсию.
Другие аспекты расследования ни к чему не привели. Я поговорил с портье мотеля, в котором остановился Мартин, с несколькими гостями, которые останавливались в отеле в те выходные, а также с официанткой, которая обслуживала его, и с несколькими посетителями кофейни, где, по его словам, он однажды утром позавтракал с Брэнди. Свидетели единодушно согласились, что Мартин был в ресторане один. Официантка даже рассказала, что он разговаривал сам с собой и вел себя так, будто беседовал с кем-то, сидящим напротив.
Вот так обстояли дела, когда подошел мой выход на пенсию. Вроде все ясно, верно? Мое начальство, похоже, тоже так считало, как и окружной прокурор. Мартина Хейнса тихо увезли в государственную больницу в Атаскадеро.
Но почему-то это дело не давало мне покоя.
Этого не могло быть. Дети Мартина рассказывали, что их отец не был жестоким человеком, что он никогда бы не сделал ничего подобного. Точно так же его коллеги по ОМО , в которой он работал, высоко ценили его и были шокированы обвинениями. Все, с кем мы разговаривали - родственники, друзья, соседи, - единодушно соглашались, что, хотя некоторые из них и знали о напряженности в браке, Мартин не был жестоким человеком и никогда не причинил бы вреда своей жене. Его дети были шокированы, узнав из признания Мартина, что он планировал убить их в тот же день после убийства своей жены.
За неделю до того, как я официально вышел на пенсию, я подключился к сети VICAP и отправил запрос, чтобы узнать, не произошло ли чего-нибудь похожего на дело Мартина в другом месте. Данные, которые я включил в запрос, были слишком широки для системы, и в результате я получил тысячи результатов. Я попросил аналитика в офисе просмотреть электронную таблицу, которую я послал ему, содержащую информацию.
- Сделай мне одолжение, - сказал я. - В свободное время попытайся найти в этих случаях закономерность.
Я в общих чертах обрисовал ему, что ищу, дал свой домашний номер, а потом, уходя на пенсию, постарался забыть об этом деле.
Через пять дней Говард позвонил мне домой и сообщил, что человек из Небраски убил свою жену примерно через две недели после того, как Мартин Хейнс убил свою жену Вики.
Он также утверждал, что его любовница, восхитительная блондинка, с которой он познакомился в тот уик-энд, приказала убить его жену.
Женщина, которая, как он утверждал, превратилась из секс-куклы в настоящую женщину.
Вот что привлекло мое внимание. Вот с чего началась одержимость.
Я связался с полицией Гранд-Айленда. Случай был до жути похож. Преступник был менеджером среднего звена в текстильной фирме, у которого были семейные проблемы. Он утверждал, что его жена больше не хочет заниматься с ним сексом, поэтому он развивал свой фетиш с секс-куклами, так как боялся последствий, которые могут возникнуть, если он будет искать удовольствия с проститутками. Он утверждал, что Шерил (блондинка) вышла из коробки "Девушка мечты", которую он купил в магазине принадлежностей для взрослых на Гранд-Айленде, что у них был лучший секс в его жизни, и что Шерил сказала ему, что любит его, что она хочет быть с ним всегда, и все, что ему нужно сделать, чтобы они были вместе, - это убить свою жену.
Полиция Гранд-Айленда навела те же справки, что и мы, и добралась примерно до того же места. В заведении, продавшем коробку Уоррену Дугласу, не было никаких записей о сделке, и когда я спросил их несколько недель спустя, они заявили, что никогда не слышали о компании под названием "Эрос, Лтд". Психиатры, обследовавшие преступника, также признали его параноидальным шизофреником.
Несмотря на то, что я был на пенсии, я не мог избавиться от чувства одержимости обоими делами. Глория чуть с ума не сошла: мы планировали, что наши выходы на пенсию совпадут и мы будем только отдыхать и путешествовать по стране. Но с этой новообретенной информацией я начал посвящать большую часть своего свободного времени поиску зацепок и более полному их расследованию, хотя оба дела были официально закрыты. Я остановился, когда наткнулся на тот же тупик и с делом Небраски.
В течение следующих двух лет я поддерживал связь со своими старыми коллегами из участка и, когда у меня появлялась свободная минутка, проводил собственное расследование. Мы с Глорией купили "Виннебаго " и каждые несколько месяцев отправлялись на экскурсии. Иногда мы садились в самолет и летали в другие части страны. Когда мы были дома, нам было чем заняться: садоводство, благоустройство дома, наверстывание упущенного в чтении, долгие прогулки по окрестностям. Каждый вечер мы занимались любовью, и наши физические отношения вновь разгорелись с той же страстью, как тогда, когда мы впервые познакомились в 1961 году, а она была еще студенткой колледжа. Она была прекрасна и расцвела зрелой красотой, естественной и сияющей. Я не солгал, когда сказал, что никогда не желал другую женщину на протяжении всего нашего брака. Глория оставалась прекрасной и желанной для меня с того момента, как я ее увидел. Когда мы занимались любовью, это было как в первый раз сливаться с ней во плоти. Когда ее страсть охватывала меня, я не мог сдержаться. Она подгоняла меня голосом, который сводил меня с ума. И когда я кончал, то снова чувствовал себя молодым. Глория удовлетворяла меня во многих отношениях, и она продолжала делать это даже после выхода на пенсию. Наш аппетит к сексу никогда не ослабевал; на самом деле, он, казалось, становился только сильнее.
Возможно, именно наше растущее удовлетворение друг другом, нашей жизнью позволило Глории смириться с моим увлечением делом Хейнса. Иногда я проводил расследование дома в интернете, набирая "Эрос, Лтд" в поисковой системе, чтобы увидеть, что всплывет. И никогда ничего. Или я останавливался в одном из многочисленных секс-шопов на бульваре Харбор в округе Ориндж, или Сансет, или Голливудском бульваре в Лос-Анджелесе, и просматривал всякие вещицы, особенно секс-куклы. Я спрашивал владельцев, слышали ли они когда-нибудь о кукле под названием “Девушка мечты” или о компании "Эрос, ЛТД", и они качали головами. Так же я иногда покупал пачкой самые непристойные журналы для взрослых и тщательно просматривал каждый в уединении своего кабинета, пока Глория занималась разными домашними делами, выискивая любое упоминание о компании или кукле. Я не увидел ни одного. Несколько раз я сидел за своим столом с номером "Шик" или "Ди-кап " на столе, чувствуя, что гоняюсь за городской легендой, параноидальной фантазией настоящего шизофреника, а Глория входила, подходила сзади, чтобы поцеловать меня в макушку, и видела открытые журналы.
- Все еще одержим этим делом, Хосе?
Я кивал головой.
- Да. Я не знаю, почему я продолжаю это делать, но...
- Меня это не волнует, - говорила Глория, глядя на фотографии. Ее рука блуждала внизу по моей промежности или скользила под рубашкой, пальцы легонько притрагивались к моим соскам.
- На самом деле, глядя на эти журналы, у меня появляются некоторые идеи о том, что мы должны делать в течение оставшегося дня.
И так продолжалось почти два года. Мы с Глорией наслаждались нашей пенсией. Мы переживали сексуальное перерождение. Казалось, что мы снова открываем друг друга. А в свободное время, когда я думал о своем последнем деле, я проводил небольшое расследование.
Потом пришел кошмар: Глории выставили диагноз - рак поджелудочной железы.
Наш мир рухнул.
Боли начались примерно за неделю до того, как мы уехали в Колорадо, и не прекращались на протяжении всего нашего маленького отпуска. По моему настоянию Глория позвонила своему врачу, чтобы записаться на прием; сама она списывала боли на расстройство желудка. Консультация была назначена на следующий день после нашего возвращения. Результаты теста пришли через день.
В этот момент все мое внимание было сосредоточено на Глории.
Я старался, чтобы ей было как можно комфортней. Она восприняла эту новость как боец. Она не позволяла раку мешать ее образу жизни, и продолжала свою общественную жизнь и садоводство, но я могу сказать, что все-таки напряжение действовало на нее. Врачи перепробовали все - химиотерапия отняла у нее много сил, и были дни, когда она едва могла двигаться. Я ухаживал за ней с любовью, исполняя все ее желания. Наши дети - Фрэнк и Джессика - приезжали все чаще, и каждые выходные проводили с нами либо дома, либо в больнице, где лечилась Глория. Я пытался оставаться сильным, но это было сложно. Много раз я не выдерживал этого, внезапные эмоции переполняли меня, и плачущий, впадал в истерику. Я терял единственную женщину, которую любил, женщину, которую желал больше всего на свете. Я не знал, что буду делать без нее, и в те редкие мгновения просветления, когда мы были вместе, я говорил ей это, а она улыбалась и шептала:
- Ты прекрасно обойдешься без меня, Хосе. Ты сильный человек. Ты пройдешь через это.
Бессмысленные слова должны были успокоить мою смятенную душу, но они были бесполезны. Я цеплялся за их ложную надежду, но тщетно. Утром 16 июня 2000 года, на пятом этаже больницы "Кайзер перманент" в Болдуин-парке, когда наши дети и внуки собрались у ее постели, моя любимая жена тихо и мирно ускользнула.
Я расклеился.
Впервые в жизни мне было одиноко. Конечно, у меня были дети, внуки и много друзей. Но мне не хватало родственной души, лучшего друга, любовника и товарища. Глория была такой важной частью моей жизни, что с ее уходом я как будто что-то утратил.
Я поддерживал ее жизнь в своих снах, в своем сердце...
В моем желании к ней...
Я сделал все, что мог. Я присоединился к группам поддержки вдовцов; я стал активным в своей церкви. Друзья и семья не давали мне скучать. Но чего-то не хватало. Без Глории все было по-другому.
Полагаю, именно так я и пережил все это. Я справился и продолжил жить. И в конце концов вернулся к тому старому делу, последнему, над которым работал до того, как ушел на пенсию.
Должен признаться, это дело не привлекало меня так, как раньше. Однажды ночью я нашел файлы на своем компьютере и прочитал их, пытаясь разжечь старую искру. Я все еще находил это дело интересным, все еще думал, что есть что-то необъяснимое, на что стоит обратить внимание, но у меня не было достаточно мотивации, чтобы идти искать зацепки.
Наверное, единственная причина, по которой я продолжал свое расследование, заключалась в том, что мне было чем заняться, чем скоротать свое время, чтобы не думать о Глории. Не успел я опомниться, как вернулся к тому, с чего начал. Я начал копать глубже в подпольных секс-клубах в интернете и наводить справки у людей, с которыми там встречался. Я расспрашивал их о кукле и каждый раз терпел неудачу.
Мне больше повезло с магазинами принадлежностей для взрослых. Я нашел двадцать восемь дел по всей стране, датируемых двадцатью с лишним годами, в которых секс-кукла была продана клиенту, а клиент в конечном итоге совершил убийство. Совпадение? Возможно. Во всех случаях всегда был мотив, обычно преступление на почве страсти или убийство ради наживы. Только в нескольких случаях преступник признан невменяемым. Не было никакой общей нити, связывающей эти случаи, за исключением обладания секс-куклой, но эта версия всегда отбрасывалась в ходе первоначального расследования.
Я прошерстил все эти дела и выяснил, что купленной куклы как правило не было в инвентаризационном списке, владельцы не могли вспомнить поставщика, или они помнили, но найти его снова не удалось из-за того, что компания, производившая ее, обанкротилась. Я упорно разыскивал все эти зацепки. Я нашел как можно больше свидетелей, родственников жертв и следователей, которые хотели поговорить со мной. Большинство из них мало что могли мне рассказать; с течением времени многие воспоминания стерлись. Другие рассказывали мне довольно много, что я уже затрагивал здесь. Когда я собрал все это воедино, я увидел закономерность, но она была зловещей.
Чем дольше я этим занимался, тем более одержимым становился. До меня начали доходить слухи о предмете моих поисков, произносимые шепотом, словно это была городская легенда. Истории везде были одни и те же: кукла была известна как “Девушка Мечты”; она приходила в черной коробке от компании с восточного побережья, которая оставалась неуловимой. Люди, которые покупали куклы, были в основном мужчинами, но было несколько женщин, которые купили их и позже убили ничего не подозревающих парней или мужей, а в одном случае - целую семью. И когда я разложил полученные данные на столе для анализа, то увидел, что самый ранний случай произошел в 1956 году, последний - всего два месяца назад.
А есть еще мой собственный случай.

Не знаю, что заставило меня зайти в магазин на бульваре Харбор в Санта-Ане. Сам магазин - "Игрушки и видео для взрослых Карла" - был последним американским заведением в той части округа Ориндж, которая превратилась в маленький Сайгон. Я был там раньше и не обратил на нее никакого внимания. Так что, когда я зашел к Карлу в тот день, возвращаясь домой после встречи с дочерью и ее мужем, я знал, что не собираюсь проводить много времени в магазине; откровенные сексуальные видео и DVD меня не интересовали, как и глянцевые журналы на полках. Я направился прямиком в заднюю часть магазина, где хранились надувные куклы, и сразу же увидел ее на верхней полке.
Дрожащими руками я взялся за нее и опустил вниз.
Я испытал такое чувство ужаса, такое сильное ощущение страха, что чуть не поставил коробку обратно, где нашел ее. Но другая часть меня потребовала следовать выбранным мной путем, следовать моему инстинкту следователя. Поэтому я отнес коробку к прилавку и спросил продавца, что это и откуда она взялась.
- Не помню, откуда она взялась, - сказал продавец. Он был вьетнамцем и говорил на ломаном английском.
- Сколько?
Продавец проверил бирку на боковой стороне коробки.
- Семьсот долларов.
- Как она называется?
- “Девушка Мечты”.
Наряду с чувством страха было ощущение волнения. Я покупал эту куклу не для того, чтобы заниматься извращенным сексом, как другие мужчины. У меня не было желания трахать надувную куклу и притворяться, что это кто-то другой. Для себя я принял решение и вытащил бумажник.
- Я возьму ее.
Когда я вернулся домой, все, что я узнал за последние пять лет, пронеслось у меня в голове. Я поставил коробку на пол в гостиной, думая обо всем, что знал об этой вещице; как кукла представляется в образе женщины из сексуальной фантазии покупателя, как она появляется со светлыми или черными волосами, или с огромной грудью, худая или толстая; как после первого совокупления она превращается в человеческое существо, женщину мечты этого конкретного мужчины; насколько фантастический секс с нею, и что она делает все для мужчины, все, что он желает, еще больше заманивая его в ловушку. Больше всего я думал о том, как все мужчины, о которых идет речь, впоследствии убивали своих близких - подруг, жен, семьи - и все они утверждали, что им это приказала женщина, которую полиция так и не смогла опознать, женщина, которая, как утверждали, была ожившей надувной куклой. Я подумал обо всем этом и сказал себе, что собираюсь докопаться до сути. Если эта штука и обладала силой, то у меня к ней иммунитет. Я не собирался использовать куклу в качестве фиктивной любовницы.
Дрожащими руками я открыл коробку.
И вздохнул с облегчением.
Кукла в коробке выглядела настолько заурядно, что это было почти смешно. Она была явно ненастоящей. Кажется, я рассмеялся, когда увидел ее в первый раз.
Я вынул ее и положил на пол. Конечно, она выглядела очень фальшиво. В конце концов, это была всего лишь надувная резиновая кукла со связанным с ней необходимым разъемом для накачивания.
Я приметил, что фальшивые волосы, прикрепленные к голове, были черными с проседью, но даже не обратил на это особого внимания, изучил грубо намалеванные черты лица куклы - рот куклы выглядел красной буквой "О". Я осмотрел спущенную куклу и коробку, в которой она лежала, отметив, что никаких инструкций нет, только четкая наклейка на коробке, гласящая, что это моя "девушка мечты" и что она может быть "кем угодно, кого я пожелаю".
Решив, что терять мне нечего, я нашел воздушный компрессор и начал качать куклу.
На фоне гудящего компрессора я отошел ненадолго выпить пива. Когда я вернулся, Глория ждала меня в гостиной.
Она была голая.
Я в шоке стоял на пороге гостиной. Моя жена Глория действительно была там. Она стояла в центре гостиной и улыбалась мне. Черная коробка лежала там же, где я ее оставил на полу.
- Хосе...- прошептала она.
Это была она. Это действительно была она. Я видел ее, я чувствовал ее запах.
Я подошел к ней.
Она обняла меня, и, боюсь, я заплакал в ее объятиях.
Я был с ней тем вечером, и это был самый эротический секс в моей жизни.
Ее ласки были нежными и дразнящими. Ее губы были сладкими, кожа теплой, соски твердыми. Когда я вошел в нее, она застонала, обхватив мое лицо руками и целуя меня, пока я двигался внутри нее, выкрикивая ее имя снова и снова. Она оставалась горячей, влажной и возбужденной всю ночь, и, как ни странно, и я оставался стойким. Хотя наши сексуальные отношения бурно развивались в течение нескольких месяцев после нашего совместного выхода на пенсию, тем вечером это было более чем бурно; это было сногсшибательно.
Мы даже пробовали то, что обычно не пробовали раньше; разные позиции, о существовании которых я и не подозревал. Каждый толчок, каждая ласка, каждый поцелуй, как касание электризующего оргазма.
Некоторое время спустя мы лежали на нашем королевском матрасе, и я пытался отдышаться. Мои чувства были в полной боевой готовности, кожу покалывало. Я ничего не выдумывал и не галлюцинировал. У меня только что был невероятный секс с моей мертвой женой, Глорией, которая не была мертва. Она вернулась ко мне такой, какой была за несколько месяцев до того, как заболела раком. Когда я говорил вам ранее, что Глория была единственной женщиной, которую я когда-либо желал, я надеюсь, что вы видите то, что я теперь знал, как силу куклы “Девушки Мечты”: она брала мысленный образ женщины из фантазий каждого мужчины и вызывала его к жизни. Когда мужчины, купившие куклу “Девушка Мечты”, занимались с ней сексом, их фантазии вызывали эту женщину к жизни - девушку мечты из их сознания. Это случилось и со мной. Поскольку Глория была единственной женщиной, о которой я когда-либо мечтал, кукла вернула мне ее.
Я думал об этом, пока мы лежали в постели. Я повернулся к Глории и дотронулся до нее. Она была настоящей, мои пальцы коснулись потной кожи. Глория повернулась ко мне, ее глаза горели страстью и желанием. Она улыбнулась.
- Я скучала по тебе.
- Я тоже скучал по тебе.
Мы поцеловались. Удовольствие от ощущений дрожью пробежало вверх и вниз по моей спине, вернуло меня к жизни.
- Я хочу остаться с тобой навсегда, - сказала Глория, устраиваясь в моих объятиях. - Я больше не хочу расставаться с тобой.
Я повернулся к ней.
- Ты хочешь быть со мной всегда?
- Конечно, хочу! - сказала Глория, поворачиваясь ко мне. Она поцеловала меня в шею.
- Я всегда хотела быть вместе, только ты и я. Навсегда.
- Теперь ты здесь. Почему ты не можешь просто остаться?
Она замолчала, и я почувствовал напряжение.
- Ты же знаешь, это не так просто.
Она повернулась ко мне, и я прочел печаль в ее глазах. Грусть. Мое сердце рыдало. За все годы нашего брака я только раз видел Глорию такой грустной. Это было в 1969 году, когда у нее случился выкидыш. После этого врачи сказали нам, что она не сможет больше выносить детей, поэтому, чтобы избежать боли и страданий, мне сделали вазэктомию .
Теперь на этом прекрасном, величественном лице было то же выражение надвигающейся боли, и мне сразу же захотелось утешить ее, прогнать эту боль.
- Поговори со мной, - попросил я.
- Я не могу остаться, - сказала она дрожащим голосом. Ее глаза наполнились слезами. - Я хочу остаться... больше всего на свете я этого хочу. Я не хочу возвращаться. Я не хочу возвращаться в ту темную дыру, из которой только что вышла. Но... Я могу остаться, если ты... сделаешь что-нибудь, что поможет мне остаться.
- Я сделаю все, чтобы ты могла остаться, - выпалил я, прежде чем понял это.
- Неужели?
Ее глаза загорелись, и она вцепилась в меня, как утопающая, цепляющаяся за спасательный круг в предательском море. Она была как маленькая беззащитная девочка. Разве я не клялся защищать ее?
- Да, - сказал я, прижимая ее к себе и целуя.
Потом она приблизила губы к моему уху и прошептала, что я должен сделать, чтобы мы были вместе.

Вот что привело меня в нынешнее затруднительное положение. Когда она прошептала мне на ухо эти ужасные слова, я понял, что проклят в любом случае. Если я сделаю то, о чем она просит, я буду проклят, а если проигнорирую ее, мне станет еще хуже.
Я боролся с ней. Я пытался избавиться от нее, но она не ушла. Бороться с ней было бесполезно. В конце концов, она всегда взывала к моим основным чувствам и плотским желаниям. Это делало меня слабым.
Я позвонил в магазин, где купил ее, и попросил позвать продавца, который продал мне куклу. Тот заявил, что не знает, о чем я говорю. Я напомнил ему, что потратил семьсот долларов на куклу, а он заявил, что не помнит и повесил трубку.
Все это время Глория ждала и звала меня в нашей спальне.
И, о Боже, я не мог себя контролировать. Я не мог устоять.
Я не мог не подойти к ней и не совокупиться с ней, теряя себя внутри нее.
Секс становился все лучше и лучше.
А моя сила и решимость с каждым разом ослабевали.

Я останусь здесь и запишу все это в качестве доказательства. Я разрывался между тем, чтобы следовать своему желанию и тем, чтобы делать то, что правильно. Я знаю, что тем из вас, кто прочтет это, будет трудно понять меня, но думайте о том, что я переживаю, как о том, что чувствует героиновый наркоман, когда не может устоять перед соблазном иглы, о чувстве спокойствия, которое пронизывает его существо, когда он вошел в вену. Их тело жаждет этого, просто чтобы не чувствовать себя плохо. Так же и со мной сейчас в отношении Глории: чем больше я пытаюсь сопротивляться ей, тем хуже себя чувствую. Рядом с ней я ощущаю себя живым и цельным, и когда я думаю о том, как проведу с ней остаток жизни, мне кажется, что я вижу оазис красоты и чувственности, в котором мы можем вместе жить вечно.
Это то, что она обещает мне, и на каком-то уровне я верю, что это может произойти, если я пойду правильным путем и меня не поймают. Я могу планировать - у меня есть средства и возможность организовать новое удостоверение личности, и я могу легко ускользнуть из страны, прихватив с собой все свои деньги. Мы можем поселиться где-нибудь в Мексике, например, в Байе. Вероятно, у меня будет больше шансов избежать поимки, если я методично все спланирую.
Проблема в том, что я не могу этого сделать. Я не могу заставить себя сделать то, о чем просит Глория.
Если я не выполню ее желания, я знаю, что произойдет. Мои дети и внуки навсегда будут запятнаны осознанием того, что их дед и отец был сумасшедшим, некрофилом.
Видите ли, чем дольше я жду, чтобы принять решение и выполнить то, что Глория хочет от меня, чтобы мы были вместе, тем больше Глория начинает ухудшаться.
Каким-то образом ей удается меняться назад, когда мы занимаемся любовью. Она прелестная, целая, здоровая и прекрасная. Как и должна быть. Я не некрофил, меня никогда не тянуло к мертвым, и тех несколько раз, когда я думал о гниющей твари, которую видел в последние несколько дней, когда мы не занимались любовью, было достаточно, чтобы изгнать всякое желание из меня. Но у Глории всегда есть противоядие от этого; она всегда взывает к моим удовольствиям, нажимает нужные кнопки, и тогда я снова принадлежу ей, и она уже не та жалкая тварь, в которую превращается. Она - Глория, которую я знал и любил до того, как рак забрал ее.
Я знаю, что это происходит потому, что я тяну время, и я знаю, что запах скоро привлечет соседей. Я не выходил из дома больше недели и боюсь, что если я сейчас выскользну на улицу, чтобы быстренько сбегать в магазин за хлебом и молоком, люди будут смотреть на меня странно. Возможно, кто-нибудь заподозрит неладное и пошлет полицию ко мне домой.
Однако я знаю, что произойдет то, что мой сын или дочь будут волноваться и заедут. Я уже получил несколько телефонных звонков от них и перевел их на голосовую почту. Только сегодня утром Джессика оставила одно сообщение, и в голосе ее звучала тревога.
- Папа, это Джесси, я звонила тебе вчера и позавчера, и начинаю немного волноваться. Э... если ты не перезвонишь, я приеду, хорошо? Пожалуйста, позвони мне. Пока.
Один из звонков, который я перенаправил на голосовую почту, был от моего друга, все еще служившего в полиции, Дэвида Харрисона. Его голос звучал напряженно, взволнованно.
- Привет, Хосе, как дела? Слушай, я ненавижу сообщать плохие новости, и я знаю, что ты, наверное, уехал навестить своих детей или что-то в этом роде, но... ну... какие-то сумасшедшие засранцы просто разгромили кладбище Форест Грин на прошлой неделе и выкопали кучу могил... ну и... Глория пропала...
Запах становится сильнее.
Виски почти кончилось, и я любовно баюкаю кольт в руках. Я не могу этого сделать... Я не могу сделать то, о чем она меня просит.
Глория шепчет мне, что делать.
Последний звонок моего сына мне был всего час назад:
- Папа, Кэрри со мной. С нами дети. Ты дома? Слушай, Джесси беспокоиться о тебе. Она только что звонила по дороге домой, после того, как забрала детей. Мы собираемся встретиться у тебя. Мы уже едем к тебе.
Я знаю, что могу зарядить обойму кольта патронами 45 калибра, которые у меня остались, и сделать то, что попросила меня Глория, чтобы мы были вместе. С одной стороны, это очень простой выход. Моим детям не придется прожить остаток жизни, зная, что их отец сошел с ума и выкопал их мать.
Но я не могу этого сделать... Я не могу уничтожить их всех...
Я люблю своих внуков. Я никогда не причиню им вреда.
Ни за что.
Я слышу, как снаружи хлопают дверцы машины. Сегодня теплый солнечный день. В доме воняет.
В спальне Глория постоянно меняется, превращаясь из нестареющей красавицы, какой я ее всегда знал, в мокрую, гниющую тварь, которой она на самом деле является. Ее голос зовет меня:
- Мы можем быть вместе, Хосе...
Я не могу этого сделать.
Шаги приближаются к входной двери.
Я смотрю на кольт с единственной пулей, которая уже в патроннике, мои чувства разрываются.
Пожалуйста, дети, пожалуйста, знайте, что это не то, что вы подумаете.
Раздается стук в дверь. Скоро я услышу звякание ключей, когда они войдут.
Я часто дышу, сдерживая слезы. Глория снова зовет меня. Я поднимаю пистолет и принимаю решение…

Перевод: Игорь Шестак
Категория: Дж. Ф. Гонсалес | Добавил: Grician (24.09.2019)
Просмотров: 54 | Теги: Дж. Ф. Гонсалес, рассказы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar