Аннотация:

Кайл любит срезать кожу с симпатичных блондинок... В своих снах, только во снах. В реальной жизни он упорно гонит от себя такие мысли, но со временем это становится всё сложнее...


***


Это сон. Несомненно, эти ужасы не происходят в реальности. Кайл Миллер понимает это на уровне сознания. Но его жизнь во сне приобретает такую ясность, что эти кошмарные образы часто кажутся даже реальнее обычной жизни.
Во сне он находится в незнакомом помещении. Худощавая девушка, не более двадцати лет, привязана к передней спинке огромной кровати. У нее во рту кусок тряпки, заклеенный клейкой лентой.
В правой руке Кайл держит нож.
Большой, блестящий нож с хорошо отточенным лезвием.
Во сне Кайл забирается на кровать и начинает медленно, дюйм за дюймом, срезать плоть с тела девушки. Он всегда делает это с жертвами во сне. В этом нет никакой сексуальной составляющей. Его тело не чувствует возбуждения.
Он не насилует жертв. У Кайла есть особое тайное желание, заставляющее его делать столь ужасные вещи.
Он жаждет видеть, как жертвы выглядят без плоти.
Жаждет увидеть правду, скрытую под плотью.
В обычной жизни эта идея кажется ему противной и абсурдной. Сдирая плоть с невинных людей, не увидишь никакой «правды». Но во сне Кайл живет только ради этого. Он видит себя служителем правды. Плоть - это фасад, преграда, за которой находятся новые знания. Когда плоти больше нет, он постигает новое.
Он становится сильнее, могущественнее.
Обнаженные органы и сухожилия говорят на языке, понятным только Кайлу. Он уже стал умелым искателем правды, подопытные остаются в живых, даже когда срезана последняя лента плоти.
Именно к этому он и стремится, все остальное – провал.
Кайл-наблюдатель, настоящий Кайл, считает, что идеалы Кайла из сна невозможно претворить в реальном мире. Но во сне Кайл-искатель, Кайл из сна, следит, как работают внутренние органы девушки, пока ее тело не прекращает борьбу за жизнь. Кайл анализирует, какие знания он извлек из последнего наблюдения. Ножом он извлекает ее все еще бьющееся сердце из-под грудины.
Его вкус безупречен.
Затем Кайл просыпается.
Его глаза резко раскрываются, они моргают в тусклом свете, наполняющем комнату. Часы на столике показывают 5:41, осталось чуть более четверти часа до того, как будильник вырвет его из объятий сна.
Кэрол, его жена, с которой он вместе уже двадцать лет, крепко спит рядом. Пройдет чуть более пятнадцати минут, прежде чем будильник разбудит ее, тогда она вывалится из кровати, пойдет будить детей и собирать их в школу.
На глаза Кайла наворачиваются слезы, он улыбается, глядя на нее. Он очень любил жену и детей, он не задумываясь отдал бы за них жизнь. Они для него – это все. Иногда Кайлу хотелось, чтобы случилось нечто такое, что унесет его от них, сердечный приступ или ужасная автокатастрофа. Самоубийство полностью исключило бы страховку, а Кайл не мог вынести саму мысль оставить семью без того, что она заслуживает.
Он все еще был не прочь умереть.
Ради них.
Кайл был монстром. Само его существование представляло угрозу для них.
Сны про убийства преследовали его долгие годы, еще до начала карьеры в колледже. До того, как он встретил Кэрол. И задолго до того, как его осчастливили Джошуа и маленькая Анжела. В последние несколько месяцев он все чаще видел эти сны, а в последние недели они случались каждую ночь.
Сны приходили все чаще, что уже было плохо само по себе, но они становились еще длиннее, ярче, подробней. Настоящие фильмы, а не мелкие короткометражки. В последних снах худая блондинка из его сна выглядела столь же реальной, как его жена.
Его сильно пугала сама мысль, что девушка из сна действительно существовала, что она бродила по дорогам этого мира и ждала, когда Кайл Миллер слетит с катушек и придет к ней ночью, чтобы срезать ее милую загорелую кожу.
«Я должен положить этому конец», − подумал Кайл.
«Найти выход из этого безумия. Но как?»
Смерть от внешнего воздействия казалась самым лучшим вариантом. Она бы обезопасила и его семью, и общество. Если самоубийство не подходит, ему следует заплатить кому-нибудь, за убийство самого себя. Это можно обставить как результат обычного преступления, ограбление прошедшее не так, как было задумано, что-нибудь вроде этого. Но Кайл сразу понял, сколько возникнет сложностей. Например, он понятия не имел, как организовать такое. Он не знал людей, способных убить человека за деньги. А поиск такого исполнителя может обойтись куда дороже, чем плата за само убийство.
Тут же пришло другое решение.
Оно ужаснуло Кайла, у него даже заболело сердце. Он снова посмотрел на жену. Кайл знал, как она любит его и детей. Она была счастлива. У нее есть дом, семья, муж, чья работа обеспечивает им комфортную жизнь.
Если он подаст на развод, это разрушит всю ее жизнь.
Так что Кайл отбросил и этот вариант. На мгновение. Он решил отложить его на самый крайний случай, это будет «аварийный люк», который он использует, если его психическое здоровье сильно ухудшится – или не удастся найти более подходящий выход.
Еще один вариант, который пришел ему на ум – обратиться к специалисту. Посетить психиатра многие сочли бы самым разумным решением. Но сама мысль о том, что кто-то узнает о его снах, приводила Кайла в ужас.
Кайл был хорошим человеком.
Порядочным, честным, трудолюбивым.
К тому же он хороший отец, просто эталон правильных ценностей.
В конце концов, это ведь образ, то, как он выглядит в глазах общества. Кайл гордился этим образом, каждый день работал над ним. Он не мог допустить даже мысли, чтобы запятнать его хоть чуть-чуть. Наверняка, если Кайл разведется с женой и бросит детей, это нанесет урон его репутации, но не такой сильный, как если он прослывет конченым психом.
Так что…никаких вариантов не оставалось.
Какое-то время ему ничего не приходило в голову.
Будильник замолчал.
Кэрол зевнула и села рядом.
Кайл притворился, что тоже зевает, затем повернулся и выключил будильник. Через час он был уже на работе, где на некоторое время смог забыть обо всех проблемах.
Во время обеда он задремал. Скучнейшие встречи, касающиеся процессуальных вопросов, закончились до полудня. Кайл удалился к себе в офис, сложил там руки на столе и положил на них голову, чтобы немного вздремнуть.
Тут же он вернулся в мир своих кошмаров. Кайл увидел свою руку в перчатке, срезающую скальп уже с другой девушки. Сквозь кляп и клейкую ленту доносился ее приглушенный крик. Широко раскрытые глаза смотрели на него с неподдельным ужасом, глазные яблоки бешено вращались в глазницах.
Дверь его офиса открылась, Кайл резко проснулся, тяжело дыша. Анна Слаттери вошла, даже не спросив разрешения. Она захлопнула дверь и села на стул напротив Кайла. Анна всегда вела себя так, в свои сорок она уже стала первым исполнительным директором женского пола, да к тому же и самым молодым. На людях она выглядела строгим и консервативным человеком, но в тоже время она была очень привлекательна как раз благодаря своим холодным манерам.
Кайлу стало интересно, как выглядят ее высокие скулы под срезанной плотью. Эта случайная мысль заставила его замереть. Впервые такая идея показалась ему увлекательной за пределами сна.
Кайл никак не мог выкинуть этот образ из головы. Он почувствовал, как внутри него пробудилось нечто долго спящее. Он увидел Анну, привязанную к кровати. Кровать стоит в красиво оформленной, роскошной комнате. Именно так он представлял себе спальню с женщиной, похожей на Анну Слаттери. Кайл все более ожесточается и залезает на кровать с ножом в руке.
Анна искоса посмотрела на него.
− Кайл, вы в порядке?
Он моргнул.
− Да…да…я в порядке. Извините. Так что там?
Анна нахмурилась.
− Я забеспокоилась. Вы на мгновение выглядели как умалишенный.
Кайл выдавил улыбку. Он попытался отшутиться.
− Я абсолютно здоров. Но раз уж вы заметили за мной такое, то могу принять одну-две дозы лития .
У Анны расширились глаза.
− Не стоит, мистер Сейнфилд. Послушайте, я бы хотела, чтобы вы поужинали со мной сегодня вечером.
Теперь нахмурился Кайл.
− Будем привлекать перспективных клиентов? У меня все расписано на ближайшие дни.
Анна пристально вгляделась в него. Ее бледно-синие глаза вселяли беспокойство.
− Это вы жене можете так сказать.
Кайл вздрогнул. Анна продолжала так же пристально смотреть на него. Кайл заерзал на стуле. Он почувствовал, как по его голове и подмышкам заструился пот. Исполнительный директор явно хотела с ним переспать. Это было рискованно и крайне неэтично. Однако, она выглядела уверенной как никогда. Это причиняло ему сильный дискомфорт.
Анна вздохнула.
− Вы рискуете упустить свой шанс. Я хотела бы услышать ответ немедленно, Кайл.
Он сглотнул.
И сказал:
− Согласен.
Анна улыбнулась.
− Хороший мальчик.
Она встала из-за стола и посмотрела на часы.
− У меня следующая встреча через несколько минут. Но мы обсудим с вами все детали сегодня, хорошо?
Кайл кивнул.
Он чувствовал себя беспомощным.
Анна вышла из офиса и закрыла за собой дверь. Кайл затянул потуже галстук. «Боже мой», − подумал он. «Я не имею права даже думать о таком. Я не могу обманывать жену».
Измена - это плохо, но куда больше Кайла пугали извращенные фантазии об Анне, похожие на его сны. Долгое время он был уверен, что во всем этом не было никакой сексуальной подоплеки. В своих снах он стремился достичь особого состояния, высшего просветления, используя ужасные методы – убийства. А теперь, в фантазиях с участием Анны, явно присутствовал вульгарный сексуальный подтекст. И неужели это просто совпадение, что в его снах жертвами всегда были привлекательные молодые девушки?
И всегда стройные.
Всегда блондинки.
Прекрасные очаровательные нимфы.
Кайл почувствовал, что сходит с ума.
Он долго думал о себе. Судя по всему, его больные фантазии, дремавшие все эти годы, выползали наружу.
«Когда я снова увижу Анну, скажу, что передумал», − решил Кайл.
Да.
А позже, на этой неделе, он встретится с адвокатом и начнет собирать документы для развода. Кайл видел, его семья находилась в опасности. Он не мог больше медлить, ему нужно уйти из жизни жены и детей.
Навсегда.
В любом случае…возможно, провести ночь с Анной было бы неплохо.
Кайл сидел в кресле уже после того, как обед официально закончился. Его охватило отчаяние, он осознал всю безнадежность ситуации.
Выхода не было.
Никакого пути к отступлению.
Кайл уставился в черный экран своего компьютера. Ему не хотелось спать, он погрузился в собственные мысли. Кайл понимал, что не стоит возвращаться в мир грез.
Но вскоре он перестал видеть компьютерный монитор.
Он снова был в спальне Анны. Прижимал нож к ее волосам. Из глаз женщины лились слезы.
Остаток рабочего дня Кайл провел в полной прострации. В какой-то момент он подумал, что ему нельзя ни при каких обстоятельствах оставаться с Анной наедине. Кайл сомневался, что сможет убить ее, если она пригласит его к себе домой после ужина, но не было никакого смысла испытывать судьбу, намеренно ставя себя в такую ситуацию.
Но предложение Анны и внезапное вторжение безумных кровавых фантазий в повседневную жизнь буквально разрушили моральный кодекс Кайла. Ему хотелось не просто отужинать с Анной, он хотел увидеть ее абсолютно голой, хотел лизать каждый дюйм ее ароматного тела. Кайл хотел бросить ее на любую плоскую поверхность и жестко оттрахать.
Он наверняка смог бы это сделать.
И это было бы всего лишь сексом.
Кайл бы не убил ее. Сама мысль об этом – полный абсурд.
Возможно. А может, и нет.
Мысли Кайла продолжали кружиться вокруг одной темы, суровая реальность раз за разом напоминала о себе. Независимо от того, выживет ли Анна после секса с ним, он станет изменником.
Кайл думал, что никогда не опустится до уровня таких ублюдков.
Когда он размышлял об измене, то невольно покраснел от стыда.
Но его мысли постоянно возвращались к Анне и к тому, что он хотел сделать с ней.
Он молил бога, чтобы эти мечты улетучились.
Его молитвы остались без ответа.
Рабочий день подходил к концу. Оставалось еще одна запланированная встреча. Обсуждение финансовых вопросов. Анна наверняка придет. Кайл был уверен, она попытается поймать его после совещания.
Кайл встал из-за стола, захлопнул свой портфель, и вышел из офиса. Он спустился на лифте на первый этаж, кивнул головой дежурному охраннику, сидевшему за столом, затем миновал вестибюль и вышел из здания. Светило послеполуденное солнце.
Кайл сел в машину и уехал.
С точки зрения карьеры это было самое настоящее самоубийство. Все ждали его на встрече. Исчезновение без следа будет не так-то просто объяснить.
Но все это не имело никакого значения.
Он больше не собирался возвращаться сюда.
Кайл расхохотался. Но не потому, что ему было смешно. В этом безумии отсутствовал даже малейший намек на юмор. Кайл толком не осознавал, что делает. Он просто решил не возвращаться ни домой, ни на работу.
Когда Кайл направил машину по шоссе у границы штата, по его спине пробежала дрожь. Вот и конец долгой борьбы с самим собой, до этого дня он мог жить нормально. Мог удерживать тьму внутри себя под контролем.
Теперь ему придется уйти.
Кайла не покидало чувство вины, ведь он лишал семью единственного кормильца. Но Кэрол была сильной женщиной. Вокруг нее много людей, которые позаботятся о ней и детях. Его семья получит немалую поддержку. С ними все будет в порядке.
А когда он исчезнет, они будут в полной безопасности.
Кайл ехал все дальше по дороге, разделяющей два штата. Он остановился только заправиться у ночного магазина за сотни миль на восток от дома. Остановка помогла ему сосредоточиться. Хорошо, он решил ехать дальше, до самого океана, но оставалось немало нюансов. Ему нужны деньги. У Кайла было много денег в бумажнике, но этого явно не хватало. Завтра ему придется остановиться в филиале банка и снять со счета деньги. Не так много, чтобы не пострадал бюджет семьи, но и чтобы чувствовать себя комфортно какое-то время.
А потом…что ж, он не знал, что будет делать потом.
Кайл мог отправиться в «Уол-Март», купить палатку с припасами, и жить где-нибудь дикарем. Безумная затея. Кайл не относился к «выживальщикам». Но, чем больше он думал, тем больше ему нравилась эта идея.
Кайл смог бы.
Теперь это обязанность на всю жизнь. Пока он дышит, он представляет угрозу для каждого встречного. А значит, он должен сам отправиться в изгнание.
Вскоре он уже мчался по ночному шоссе.
Через несколько часов Кайл понял, что очень устал, и телом, и духом. Ему было нужно остановиться и отдохнуть. Кайл стал вглядываться в темноту в поисках зеленых знаков с изображением домиков.
Сначала он увидел кое-что другое.
Фары автомобиля высветили одинокую фигуру на обочине. Невысокий человек в мешковатой одежде и бейсболке, скрывающей половину лица. Кайл удивился сам себе, он начал тормозить, глядя на медленно идущего человека, у которого на плече висел вещевой мешок.
Фигура повернулась в направлении машины.
И выставила руку с поднятым вверх большим пальцем.
Кайла съехал на обочину, у него пересохло во рту. Он не понимал, зачем все это делает. Он чувствовал себя пешкой в шахматной партии судьбы. Кайл просто выполнял свою роль в таинственном замысле жизни, у него вообще не было выбора.
Кайл нажал большим пальцем на кнопку и стекло со стороны пассажира медленно опустилось.
Путник уже бежал с мешком в руках. Он наклонился к машине и улыбнулся Кайлу через открытое окно.
− Привет, сладкий. Подвезешь?
Кайл сглотнул. Путешественник оказался не мужчиной. Мешковатая одежда и бейсболка хорошо скрывали пол.
− Далеко вам ехать?
− Столько, сколько сможете провезти.
Кайл наклонился к сидению и открыл дверь.
Девушка бросила мешок на заднее сидение и села рядом с Кайлом. Она закрыла дверь и протянула Кайлу руку.
− Я Линди. Это сокращение от Мелинда.
Кайл пожал ей руку.
− Я Кайл.
Он завел машину и выехал с обочины. Кайл посмотрел на Мелинду, и ему сразу стало плохо: из-под бейсболки торчал пучок светлых волос.
Она снова улыбнулась.
− Что ж, Кайл, чем вы занимаетесь?
Он пожал плечами.
− Не знаю.
Странная фраза. Она наверняка вызовет подозрение.
Но девушка продолжала улыбаться.
− Ничего страшного. Я тоже не знаю, куда еду. Я просто хочу повидать страну, пока молодая и свободная.
Линда явно любила поболтать.
− Так чем вы занимаетесь, Кайл? Вы выглядите как успешный парень. Хорошая машина, хорошая одежда… на пальце обручальное кольцо.
− Я ищу правду, Линди.
Еще одна странная реплика.
Мелинда рассмеялась.
− Я тоже, Кайл. Я тоже.
− Я путешествую. Я не знаю, куда еду. Не знаю, что со мной будет. Я на пути к раскрытию самого себя. Где-нибудь на дороге, я найду правду, которую ищу.
− Что ж, удачи в ваших поисках, Кайл.
Девушка зевнула.
− Господи, я так устала.
− Вы можете переночевать со мной.
У попутчицы приподнялась бровь, Кайл издал нервный смешок.
− Я сниму вам отдельный номер, если вам угодно.
Мелинда нахмурилась.
− А зачем вам это, Кайл?
− Потому что я уже долго нахожусь в дороге. А ваша компания мне нравится. Как вы и сказали, я успешный. Я могу снять еще одну комнату безо всяких проблем.
Кайл постарался, чтобы его голос звучал как можно более непринужденно.
Девушка, похоже, расслабилась.
− Клево. Тем не менее. Вам не придется снимать еще одну комнату. Просто не шалите.
На ее милом лице появилась озорная улыбка.
− Если только я сама вас не попрошу.
Кайл улыбнулся в ответ.
Через несколько миль он подъехал к отелю и зарезервировал номер. Один на двоих.
Пока Линда принимала первый душ за несколько дней, Кайл вышел через запасной выход в круглосуточный магазин. Вернувшись в номер, Кайл решил не тратить время, и показал Линде свои приобретения.
Рулон клейкой ленты.
Веревка.
И нож.
Кайл рассказал Мелинде о своем бегстве и трудностях в жизни. Все начистоту. Его удивило, насколько быстро она согласилась со всеми его рассуждениями.
− Это единственный способ, − сказал он. – Я пытался бороться с этим. Я все перепробовал.
Привязав его к кровати, Линда сказала:
− Не удивляйся, малыш. Я же говорила тебе – я тоже ищу правду. Но по-настоящему. Не так как ты, ты жалкая тряпка. Я не боюсь правды.
Она заклеила ему рот клейкой лентой и показала свой нож.
Нож, который был полной копией ножа из его снов.
«Нет», − подумал он. «Это тот самый нож, что я видел во сне»
«Это и есть правда.
Вот, что я всегда пытался увидеть.
Мои сны показывали мне будущее в зеркальном отображении».
Первый порез принес Кайлу чувство большое облегчение.
Мелинда. В детстве с ней жестоко обращались, даже насиловали, она была глубоко психически больна.
Девушка сказала:
− Вот твоя правда, Кайл. Я великий мститель. Я поддерживаю равновесие. Я езжу повсюду, и везде наказываю мужчин за грехи человечества.
Но Кайлу было наплевать на ее сумасшествие.
Самое главное, его мучения уже подходили к концу.
Но в этом он ошибся.
Линда оказалась очень искусной, очень опытной.
Она работала над ним долго, срезала с него плоть до рассвета. Затем она еще раз приняла душ и бросила Кайла как есть. Его обнаружила горничная. Когда она вошла в номер, то пронзительно закричала, на крик сбежались и остальные сотрудники.
Люди толпились в дверях.
Портье вырвало.
Гость из номера на другом конце коридора сказал: «Бедняга».
Кто-то крикнул: «Позвоните 911, он еще жив».
Когда с его рта убрали клейкую ленту, Кайл умолял их убить его.
− Он обезумел.
− Он сошел с ума от боли.
− Господи, надеюсь «скорая» приедет вовремя.
Кайл был все еще жив.
Незнакомцы продолжали глазеть на мерзкую, отвратительную, ужасную правду.
Раскрылась суть его кошмара.
Категория: Брайан Смит | Добавил: Grician (29.10.2018)
Просмотров: 153 | Теги: рассказы, Брайан Смит | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar