Поклоняющиеся Сатане, чирлидерши-лесбиянки, потрясающие своей акробатической хореографией с бензопилами, зомби-нацисты, восставшие из могил, молниеносно-быстрые пушистые кролики - вот какая безумно ебанутая херня случилась однажды...
А Дарби всего лишь вышел покурить....





Примечание автора:

Данный рассказ — текст на 10 000 с чем-то слов, написанный за 24 часа. Так что, если вам покажется, что он неаккуратный, — ну, теперь вы знаете, почему. Это не серьезный рассказ. Вообще-то скорее прикол. Но, мне кажется, большинству тех, кому нравятся мои книги, понравится. Если рассказ кажется рандомным, то и это неспроста. Его нужно было придумать за очень короткий срок. Я не знал, о чем писать, так что запостил такое сообщение на закрытой странице в Фейсбуке. Это поможет понять, почему в тексте все происходит так, как происходит.
«Рассказ, который я должен быстро выдать? Не знаю, о чем писать. Можно, о чем угодно, лишь бы хоррор. Так что я пойду на эксперимент и устрою голосование. По цифрам ниже скажите, о чем мне написать.
1. Зомби.
2. Вампиры
3. Серийный убийца убийц
4. Оборотни
5. Mонстры в канализации
6. Чирлидерши-лесбиянки с бензопилами
7. Соседи-людоеды
8. Зомби-нацисты
9. Какая-то комбинация зомби-нацистов, чирлидерш-лесбиянок с бензопилами, серийных убийц и мутантов из канализации
10. Пушистые кролики»
В общем, после прочтения вернитесь к этому списку. Тогда поймете, какой вариант был самым популярным.

* * *

Девушке Дарби Хинсона не нравилось, что он курит в их однокомнатной квартире. Ей не нравился запах, не нравилось, что он всасывает прямо в легкие яд. Ну, так она объяснила. Конечно, когда она забивает “бонг” и дует весь день — это совершенно нормально. По словам Лейси, это две большие разницы. Табак — вонючая отрава, а травка — органическая, натуральная и чистая. Это дар земли, говорила она, один из самых чудесных божьих даров миру. От табака тупо умираешь, а от травки делаешься расслабленным, счастливым, всячески там просветленным и прочая херня. Каждый раз, как она впадала в очередной спич «табак против травки», он отвечал, что табак — тоже натуральный продукт и сраный дар сраной земли, и что она лицемерша. Он старался не срываться слишком часто и даже не спорить. Она не любила, когда ее поправляют или говорят, что она ошибается. Тут же кипятилась, начинала орать и чем-нибудь бросаться, а чего тут хорошего.
Как бы полная противоположность расслабона, но уж хрен с ним.
Вобщем, вот почему он обходил маленькую парковку обшарпанного двухэтажного дома с пятой сигаретой за день, снова задаваясь вопросом, почему он все еще встречается с Лейси Джонс. Как всегда, он понимал, что на этот вопрос простого ответа нет. Во-первых, ему не нравилось быть одному. А кому нравится? Она хороша в постели. Как бы типа реально суперфеноманельно хороша. Возможно, потому что она бывшая порноактриса. Так что в перепихоне - гребаный эксперт. И это было бы зашибись… пока не задумываешься, сколько хуев в ней перебывало за все эти годы. Это уже неприятно. Теперь она работала стриптизершей в «Порочном подземелье» на 10-й авеню, где, как он подозревал, иногда цепляла одного-другого клиента. Лейси была красоткой, самой знойной из всех его знакомых за годы, но бывали времена — как сейчас, - когда он не знал, стоит ли оставаться с ней дальше. Даже если забыть про споры и мелкие препирательства, сама мысль, что однажды у него член сгниет от какой-нибудь дурацкой “венеры”, часто не давала заснуть по ночам.
Вот о чем он думал, когда выбрел на тротуар и до угла улицы у их дома. Он постоял там, пялясь на проезжающие машины, докуривая сигарету до самого фильтра. Затем бросил бычок на землю и взвесил, возвращаться ли домой или остаться и покурить еще. Погруженный в размышления, он не сразу услышал слева рокот большого двигателя. Он бросил взгляд и увидел медленно подъезжающий к перекрестку желтый школьный автобус. Хотя свет горел зеленый, на углу автобус замедлился и остановился.
Дарби нахмурился.
Че за?
Дверь с шипением открылась и ему улыбнулась сногсшибательная брюнетка в черной форме чирлидeрши:
- Прокатимся, красавчик?
Дарби уже достал новую незажженную сигарету. Не отрывая глаз от улыбающейся красотки, он поднес ее к губам и затянулся. Вспомнив, что так и не зажег сигарету, сумел не измениться в лице. Затем с улыбкой опустил руку и выпустил воображаемый дым.
Блин… я, наверное, сейчас как самый нелепый клоун в мире.
Чирлидерша рассмеялась.
- Ты ее лучше зажги, красавчик. Так обычно лучше.
Дарби хмыкнул.
- Ага. Серьезно, что ли, - он отыскал в кармане зажигалку и в какой-то жуткий миг чуть не выронил ее на тротуар. Но сумел сомкнуть пальцы на “Зиппо” и разжечь огонек. Закурил и снова улыбнулся: - Не очень стильно, а?
Чирлидерша захихикала и повиляла бедрами. Как-то сбивает с мысли.
- Не очень, но ты милый, так что сойдет. Так что… прокатимся или как?
- Ну… я вообще никуда не собирался, - он показал головой на дом за спиной. - Я там живу. Просто прогулялся покурить.
Чирлидерша скуксилась.
- Ну-у. Точно не хочешь прокатиться?
Дарби задумался. На работу вроде не надо, он ничего не планировал. Конечно, Лейси взбесится, если он свалит, ничего не сказав, но сегодня она все равно была в паршивом настроении, так что лучше ее избегать. Когда вернeтся, скажет, что решил погулять подольше. Да и ладно, блин, может, она так накурится, что даже не заметит его отсутствия. Не в первый раз.
Обдумывая ситуацию, он обратил внимание на помпоны в руках девушки. Оранжевый и черный. Напомнило ему об украшениях на Хэллоуин. Они шли к черной форме — типичной короткой складчатой юбке и тесному топику, обнажавшему живот. На топике была нашита мышь. Летучая. Паразит с крыльями.
Дарби выдохнул дым.
- Это в какой-такой школе в “маскотах” летучая мышь?
Чирлидерша снова хихикнула и бросила взгляд через плечо.
- Спрашивает, в какой мы школе выступаем.
В автобусе взорвался женский смех. Дарби скользнул глазами по боку автобуса. Он был забит роскошными чирлидершами. Заметив его внимание, они шумели и смеялись. Некоторые махали. Другие посылали воздушные поцелуи. Парочка изображали языками нечто привлекательное.
Дарби выпустил очередное облако дыма.
Чирлидерша в дверях сказала:
- Мы выступаем за дьявола, Дарби.
- Дьявола?
- Сатану.
- Вы - чирлидерши Сатаны?
- Да.
Дарби решил, что это какой-то прикол. Они его разыгрывают. Но он был не против. Это ничего, если они сами ничего. И вообще, он тоже не лыком шит.
- Ладно, девчонки, поехали.
Чирлидерша издала радостный возглас.
- Шикарно! - она отступила и поманила его внутрь. - Прошу на борт, красавчик.
Дарби снова нахмурился.
- Эм-м…
Он решил, что они только прикалываются, закроют двери перед самым носом, скорчат рожи в окне и уедут. Вдруг потеряв уверенность в себе, он на миг впал в паралич.
- Чего ждешь, красавчик?
Дарби обвел взглядом квартал. За остановившимся автобусом скапливались машины. Перекресток был заблокирован — автомобили сдавали назад, соревновались за места, чтобы проскочить в соседний ряд. Гудели клаксоны. Злые голоса кричали всякие эпитеты. Один мужик в «Вольво» за автобусом уже выходил из машины. Здоровый, в мускулистой правой держал большую бейсбольную биту.
Вот блин.
Дарби глянул на чирлидершу.
- Курить у вас можно?
Она ответила радужной улыбкой.
- Конечно, красавчик. Можно что угодно.
Дарби кивнул.
- Круто.
Странно.
Он залез в автобус и дверь зашипела как раз тогда, когда мужик с битой подошел совсем близко. Дарби оглянулся и показал ему средний палец, когда автобус стартанул от обочины. Мужик что-то закричал и врезал битой по боку автобуса.
- Никакой культуры поведения.
Чирлидерша, с которой он говорил, коснулась его руки и сказала:
- Присядь со мной, красавчик.
Она показала на пустое место в передней части салона. Он плюхнулся в него, чирлидерша устроилась рядом.
Радостно ему улыбнулась и положила руку на бедро:
- Меня зовут Лекси.
Он взглянул на руку на своей ноге. Тоненькая. Бледная как снег. Такая нежная. С серебряным колечком, на котором было выгравировано 666. Хотя его смутило, как близко рука к его паху, он заставил себя посмотреть ей в глаза.
- А меня…
- Дарби, - сказала она.
Дарби поднял бровь. Теперь он вспомнил, что она уже называла его по имени до того, как он сел в автобус.
- Откуда ты знаешь, как меня зовут?
- Сатана.
Дарби кивнул.
- Ну да. Сатана. Естественно, - он снова бросил взгляд на колечко с 666. Хотя он ничего не почувствовал, рука стала ближе к паху. - Ты уверена? В смысле… не хочу тебя обидеть там… это все как-то странно. Понимаешь? В смысле… Сатаны же на самом деле не бывает, да?
Ее рука оторвалась от бедра и дала ему пощечину. Не игривую какую. Мощный удар, от которого откинуло голову. Он заморгал, чтобы снова сфокусироваться.
- Господи.
Она снова дала пощечину.
Он отпрянул.
- Ты чего?
Она по-прежнему улыбалась. Странно, но это была не злая улыбка, которую иногда примеривала Лейси и которая без вариантов значила, что ему пиздец. А это была искренняя улыбка. Счастливая. Очень не в тему на лице человека, который решил выбить из него всю дурь.
- Прости, Дарби. Я не хочу делать тебе больно.
- Ну и не надо тогда. Господи.
Она снова дала пощечину.
Он скорчился в кресле.
- Да хватит!
Других чирлидерш странное общение на переднем сидении не очень интересовало. Дарби казалось, они его как будто вовсе не замечали. Все были слишком заняты тем, что сосались друг с другом. Куда ни глянь — фигуристые, грудастые, полуодетые девчонки сосались с другими девчонками. Очень страстно. Когда он уставился с отпавшей челюстью, одна из чирлидерш соскользнула со своего сиденья, упала на колени и сунула голову под юбку соседки. И она была только первая. Остальные последовали ее примеру. В автобусе зазвучали стоны удовольствия.
Боже, - подумал Дарби. - Лесбийская групповуха на колесах. Какого хрена?
Он посмотрел на Лекси.
- Какого хрена?
Она усмехнулась
- А у тебя что, какие-то проблемы?
- Да нет… - морщины на лбу углубились. - В смысле, это, конечно, знойно и все такое. Но безумие же какое-то. Такое не каждый день увидишь, - он задумался. - Ну, может, ты-то каждый день видишь, но большинство людей — нет. И почему ты меня бьешь?
Рука Лекси снова лежала на его бедре.
- Потому что ты себя плохо ведешь.
- Я? Как это?
- Ну, во-первых, ты отрицаешь существование нашего темного властелина, Люцифера. Это оскорбление наших чувств. Больше не отрицай, а то буду бить тебя целый час.
Дарби сглотнул.
- Эм-м… Ладно. А что-то еще? Ты сказала «во-первых»…
- Ты сказал слово на “Г”.
- Чего?
- Слово на “Г”. Не заставляй меня произносить его целиком.
Дарби не въезжал, о чем это она. Сперва. Но потом отмотал в памяти события и до него дошло. Что же он такого сказал, что обиделась. Он повторял это дважды и всякий раз получал оглушительную пощечину.
- Ладно. Больше слова на “Г” от меня не услышишь.
Она улыбнулась.
- Круто, - ее рука уже подползла к его паху. - Теперь хочешь потрахаться во славу Сатаны?
Дарби не мог не рассмеяться.
Милая, да с тобой я трахнусь во славу чего угодно.
- Ну давай.
Она расстегнула ширинку и извлекла его вставший член. Опустила голову к его коленям на несколько мозговзрывательных моментов кайфа. Он охнул, когда она оторвалась. Она снова улыбнулась, подняла юбку и оседлала его прямо на сиденье. К этому моменту его уже не удивляло, что на ней нет нижнего белья. В конце концов, трусики только мешают трахаться во славу Сатаны.
Лекси закинула голову, скакала на нем, ее длинные темные волосы взметались, а рот оргазмически сложился в виде “О”. Она изогнулась и выставила груди, повторяя… ну, не его имя, конечно.
- О, Сатана! - кричала она. - О, Сатана! О, Сатана! О, Сатана! О, гребаный великий князь тьмы!
И не только она.
Другие женские голоса тоже кричали имя дьявола.
Блин, просто пиздец какой-то.
Но и полный кайф, так что Дарби решил расслабиться. По крайней мере пока Лекси его трахает. А там уж, когда автобус неизбежно снова остановится, он просто соскочит и оставит безумие позади. Даже в момент экстаза все вокруг казалось сюром. Серьезно… чирлидерши Сатаны? Как будто глюки какие-то. Может, Лейси ему что-нибудь подсыпала - вполне в духе ее извращенных приколов, когда она упорется. На глюк непохоже. Но как еще объяснить происходящее?
Когда все кончилось, они лениво откинулись на сиденьях, закурив, а Лекси положила голову ему на плечо.
- Кстати, ты мне так и не сказала, откуда знаешь, как меня зовут.
- Сказала, дурачок. Сатана.
- А. Да. И что… Сатана рассказал о встрече со мной заранее?
- Вот именно.
- Ладно. И… сказал прям, что я буду ждать на углу?
- Ага.
- И что ты должна меня подобрать?
- Да.
- Понятно. Но… зачем?
Она иронично простонала и прижалась поближе.
- Потому, что ты нравишься Сатане и он хочет, чтобы ты к нам присоединился.
- А.
- Это большая честь. Немногие засранцы получают приглашение напрямую.
- Но… почему я?
Она фыркнула и выпустила дым, прежде чем вернуть ему сигарету.
- Не знаю, Дарби. Дьявол всего не объясняет. Однажды он сам тебе расскажет.
Дарби попробовал вообразить, как будет беседовать с настоящим дьяволом. Мило болтать с князем тьмы. Должно быть страшно. Этот чувак, по идее, живое воплощение самого ебучего зла. Но сейчас такая перспектива не особенно напрягала. Отчасти, несомненно, из-за совсем недавнего сексуального опыта. После такого дела нужно сильно постараться, чтобы вывести Дарби из себя. Но главным образом — весь этот концепт горячих сатанинских чирлидерш. Зло там или не зло, а парень с подобной свитой не такой уж плохой, а? С ним и пивка можно пропустить, с таким мужиком. Может, и побрататься.
Автобус остановился на перекрестке. Дарби напрягся, вспомнив свой план действий.
Лекси почувствовала перемену.
- Что-то не так, красавчик?
Дарби ответил не сразу. Долго смотрел на тротуар за закрытой автобусной дверью.
Смотрел, пока водитель не переключил передачу и снова не тронулся.
Пожал плечами.
- Да ничего, - он взглянул на Лекси и улыбнулся. - Ну так что… куда едем?
- На нацистское кладбище.
Дарби открыл рот, чтобы ответить, но долго молчал, пока наконец не обработал услышанное.
- Какое-какое кладбище?
- Нацистское, - повторила она.
Дарби втянул дым и нахмурился.
- Ты про кладбище типа для скинхедов? Нео-наци?
Лекси хихикнула.
- Не. Это же какой-то тупняк. Настоящие немецкие наци со Второй мировой. Мы там будем всякие сатанистские ритуалы мутить.
- Кладбище для настоящих нацистов с войны? В Америке? Ты уверена?
- Конечно уверена. Я что, буду тебе врать?
- Не представляю. Будешь?
- Тебе — нет, красавчик, - она выпрямилась и подняла руки над собой, потянулась, потом уронила их и посмотрела Дарби в глаза. - Это секрет, понимаешь. Сотни гробов перевезли сюда в конце войны и закопали на особом кладбище. Все это время они там лежали. Ждали.
- Чего ждали?
Она показала головой на других чирлидерш.
- Нас ждали.
- И зачем?
Она улыбнулась.
- Разве не очевидно? Чтобы вернуть их, глупенький.
- А.
Во бля.
- Ну да. Понятно.
Дарби выглянул в окно со своей стороны на проезжающий город с новой тоской. По-прежнему существовала вероятность, что эти девчонки — просто бредящие психопатки. Так бы подумал любой снаружи, по крайней мере на первый взгляд. Но как убедить большую компанию ошеломительно привлекательных молодых женщин участвовать в таком сумасшествии, если за этим не стоит ничего серьезного? Вот и остается только одно достойное объяснение, хотя и абсурдное, и ненормальное. Все, что сказала Лекси - от начала до конца правда.
Он посмотрел на нее.
- Можешь попросить водителя остановиться? Нужно отлить.
- Подумываешь сбежать, Дарби?
Он постарался не выдать испуга — но не преуспел.
- Эм-м… нет, конечно.
- Хорошо. А то это глупо. Я рассержусь, а тебе этого бы не хотелось. В общем, отольешь, когда доедем до кладбища. Мы уже близко.
- Ладно. Конечно. Потерплю. Без проблем.
Она погладила его по щеке.
- Я люблю тебя, Дарби.
- Чего?
- Я тебя люблю.
- Значит, не ослышался.
- Сатана сказал, что ты мой. Значит, так и есть.
Дарби кивнул.
- Ага. Ну да, это конечно.
Как же взбесится Лейси, когда обо всем узнает.
Она снова погладила его по щеке. С нажимом.
- А ты что должен сказать, Дарби?
- Что?
Опять погладила. Еще сильнее, приближаясь к пощечине.
- Скажи, что любишь меня.
Последнее, чего хотелось Дарби - чтобы она опять за него принялась.
- Эм-м… Я люблю тебя, Лекси.
Она взвизгнула от восторга и поцеловала в губы.
- Я знаю, красавчик! Знаю! - она запрыгала на кресле, не в силах сдержать радость. - Из тебя выйдет замечательный папа.
- Чего?
- Я только что понесла.
- Чего?
- Ты будешь папой, Дарби. Мы будем родителями! - она снова принялась скакать, на этот раз так, что он выронил сигарету из пальцев. - Сатана все предвидел. Он послал меня соблазнить тебя, чтобы я залетела и родила дьявольского ребеночка, и все так и происходит. Ты счастлив?
- Эм-м…
- Как только воскресим нацистов, можем планировать свадьбу. О, Дарби, я так рада!
- Эм-м...
Дарби поднял упавшую сигарету с коленей и тяжело затянулся.
Вот блять, - думал он. - Вот блять, вот блять, вот блять!
Лекси продолжала болтать о свадьбе.
- Естественно, церемония будет в полночь на кладбище. Настоящая сатанинская свадьба, с человеческими жертвоприношениями и оргией среди надгробий.
- Очевидно, - пробормотал Дарби, закуривая новую сигарету.
Раздался визг тормозов и стук — водитель снова менял передачи. Дарби дымил и глядел в окно.
Лекси обняла его за руку и снова взвизгнула.
- Приехали!
Дарби передернулся.
- Отлично.

* * *
Дарби сошел с автобуса с чирлидершами, и последовал за ними по территории очень ухоженного и большого кладбища. Газон свежестриженный, убранный, ровный. На многих могилах — свежие цветы. Нигде ни соринки. Вид был красивым и мирным — на таком самому хочется лежать, когда пробьет час. Но, кажется, больше по размеру кладбищ Дарби в жизни не видал. Акры и акры зеленой земли с надгробиями. Они шли и шли как будто целые километры под жаром летнего солнца, которое ярко светило в почти безоблачном небе. Дарби был в приличной форме для человека со множеством нездоровых привычек (непрерывное курение и обильное возлияние — только две из них), - но скоро ему стало неудобно в ботинках и узких джинсах. Футболка с надписью «Харлей» промокла насквозь и прилипла к груди. Но этот физический дискомфорт не шел ни в какое сравнение с тем, что он чувствовал, пока прошел с чирлидершами мимо группы скорбящих с мрачными лицами у свежей могилы. Многие бросали на них неодобрительные взгляды. Дарби не мог читать их мысли, но предположил, что легкомысленные наряды показались им неуважительными. С этим не поспоришь. Неуважительно и есть. Звонкие переливы женского смеха и болтовня тоже казались неуместными. Но он и не думал советовать девчонкам исправляться. Только напросится на очередную порку от Лекси и все.
Расслабился он только тогда, когда они отошли на сотню метров от скорбящих. Но физический дискомфорт никуда не делся. Он оттянул воротник футболки.
- Господи, ну и жарища.
Все это время Лекси шла с ним рука об руку. Она оторвалась от него и положила ладонь на грудь, остановив на месте.
Ой блин. Опять начинается.
Она с силой врезала кулаком ему под дых.
Он задохнулся и сложился пополам.
Когда снова обрел дыхание, выпрямился и посмотрел на ее рассерженное лицо.
- Прости.
- Сам знаешь, за что.
- Да. Знаю. Прости. Просто забыл.
- В следующий раз что-нибудь сломаю.
- Следующего раза не будет. Клянусь.
Она снова взяла его под руку и поторопила. Другие девчонки уже были далеко. Когда они догнали остальных, то почти дошли до высоких деревьев, которые, как понял Дарби, обозначали границы территории. Но девчонки продолжали путь в самую чащу.
- Я думал, ваши нацисты тут похоронены. Куда мы премся?
- На старое кладбище.
Дарби нахмурился.
- На другое, что ли?
- Технически то же. И владелец у них один. Но это старая территория, скрытая от любопытных глаз по очевидным причинам.
- Ясно. Логично.
Вообще логики тут не было ни в чем, но Дарби знал, что уже давно миновал точку невозвращения. Несмотря на все доказательства того, что перед ним безумная вариация настоящего сатанизма, в душе он надеялся, что это все-таки какой-то многосложный розыгрыш. Он смог придумать несколько рациональных объяснений. Одно — что девушки, скорее всего, никакие не сатанистки, а актрисы на пути к съемкам какого-нибудь странного порно или б-муви. Это объяснило бы костюмы и, возможно, даже их поведение. Но не объяснит, откуда Лекси знает его имя.
Густые заросли стали расступаться и скоро Дарби разглядел впереди просвет. Он с чирлидершами вышел на луг. И Дарби увидел, что как минимум в одном Лекси не врала. Они действительно оказались на старом участке кладбища. Все заросло, но из неровной земли торчало множество надгробий. На некоторых был имена, а остальные — просто гладкие камни. По некоторым было видно, что за кладбищем не ухаживают - лежали, разбитые на части. И было очевидно, что тут для вечеринок собирались подростки. Дарби всюду видел пустые пивные банки и резинки. Некоторые надгробия были осквернены знаками анархии и — как ни странно, в тему, - свастиками. Некоторые могилы даже раскапывали. Дарби видел курганы старой земли и щепки древних гробов.
Дарби снова закурил и выпустил облако дыма.
- Жуть какая.
- Прям как нам нравится, - захихикала Лекси.
- Было бы совсем жутко, если бы пришли ночью.
- Вот скажи, да? - Лекси закатила глаза. - Просто охренительно было бы прийти ночью, но босс сказал — сейчас.
- А босс у нас…
Она укоризненно взглянула на него.
- Серьезно, Дарби?
- А. Сатана. Ну да. Просто думал...
- Что это все розыгрыш?
Он пожал плечами.
- Ну… не хочу обижать, но…
Она кивнула.
- Конечно. Я понимаю. Но сейчас твои сомнения развеются, красавчик.
Она влажно поцеловала его в щеку и поскакала в сторону - по бурьяну к самому большому надгробию на лугу. Некоторые чирлидерши уже ждали ее там. Дарби предпочел остаться на месте. В том, что они планировали, у него никакой понятной роли не было, и он не знал, что за ебанутую херню они там удумали, но пока что, решил он, лучше лишний раз не соваться.
У большого надгробия лежали друг на друге два длинных деревянных ящика. Одна из чирлидерш — платиновая блондинка с тяжелыми покачивающимися грудями — где-то нашла ломик и вскрывала один из ящиков. Она яростно работала ломом, большие груди скакали в тесном топике. Наблюдая, Дарби молился, чтобы все оказалось ровно тем, что он представлял - эпической порнухой, какой-нибудь пошлой пародией на хоррор. Было бы заебись. Но пока что камер или операторов нигде не видать. Может, камеры как раз в ящиках.
Девчонка с чудовищными сиськами сняла крышу верхнего ящика, другие помогли ее отложить. Чудовищные Сиськи залезла обеими руками в ящик, что-то нашла и медленно вытащила. Лекси полезла в ящик следующей и достала идентичный инструмент. У Дарби отвалилась челюсть. Фильтр сигареты сперва держался на влажном уголке рта, потом выпал на землю.
Бензопилы, нахуй. Что за херня?
Одна за другой чирлидерши залезали в ящик и доставали бензопилы. Как только ящик опустошили, его отбросили и вскрыли новый. В нем было еще больше бензопил. От зрелища потенциально смертоносной стали Дарби стало нехорошо. Настолько, что он уже думал броситься через деревья на приличное современное кладбище. Каждое новое событие в компании странных девчушек открывало новые уровни безумия. Он содрогался при мысли о том, что его ждет дальше.
Лекси отошла от остальных девчонок и подбежала к нему с бензопилой.
Дарби вскрикнул и отшатнулся на несколько шагов.
Она рассмеялась и остановилась в паре метров.
- Ты бы видел свое лицо, Дарби.
- Пожалуйста, не убивай меня.
Лекси рассмеялась еще громче.
- Не буду я тебя убивать, глупыш. У папочки Сатаны на тебя планы. Но ты такой перепуганный. Охренеть смехота.
Дарби глубоко вдохнул и медленно выдохнул. Кивнул, прислушиваясь к паническому стуку сердца.
- Ага. Смехота. Оборжаться. Слушай… нафига вам бензопилы?
- Для ритуала воскрешения.
Дарби уставился на нее с непониманием. Все это время она улыбалась с ожиданием в глазах, как будто готовится что-то чудесное и очевидное, и она ждет, когда он врубится.
- Не врубаюсь.
Она вздохнула.
- Скоро сам все увидишь, красавчик, - она отодвинула бензопилу и наклонилась для поцелуя. Потом задержалась и продержала ему на ухо: - Видела, как ты пялишься на Кэнди.
- Кого?
- Чику с чудовищными сиськами.
- А. Ну да. На нее.
Дыхание Лекси на его лице было теплым. Она мягко рассмеялась.
- Если хочешь, замутим с ней тройничок. Как тебе мысль?
Дарби не мог не бросить взгляд в сторону Кэнди. Она размахивала бензопилой в каком-то ненормальном акробатическом танце, пока ее груди танцевали под топом сами по себе. Он облизал губы и снова посмотрел на Лекси.
- А ты не против?
Лекси рассмеялась.
- Ну конечно нет, красавчик. Мы же сатанисты. Ты мой главный партнер, но моногамия — против нашей веры.
- Хм.
Может, в сатанизме что-то все-таки есть.
Лекси позвала одна из девчонок.
- Эй, Лекс! Пора.
Лекси снова поцеловала его в щеку и направилась к ним, бросив через плечо:
- Наслаждайся шоу, красавчик!
- Обязательно! - крикнул он вслед.
Он выудил очередную сигарету из истощающейся пачки, глядя, как девчонки собираются посреди старого кладбища. Совещаясь, они стали такими тихими, какими Дарби их не видел их с самого момента, когда нечаянно оказался в команде Сатаны. Скоро компания плотно сжалась, девочки стали в кольцо, склонив головы, пока бензопилы висели сбоку. Затем раздался громкий возглас хором и кольцо расступилось. Они распределились по кладбищу, как сперва казалось, случайным образом, но скоро образовав ряды ровно по шесть девочек. Хотя Лекси осталась одна с бензопилой у талии наготове. Она была похожа на дирижера какого-то проклятого симфонического оркестра.
Обращаясь к ним, она повысила голос:
- Готовы, девочки?
Согласие обозначили радостные возгласы.
Лекси подняла бензопилу над головой.
- Тогда во имя нашего славного темного отца — приступим к воскрешению почетного арийского братства...
Она дернула стартер и бензопила заревела. Другие девушки последовали ее примеру и скоро кладбище ожило от стрекота дюжин металлических лезвий. Из-за звука зубы у Дарби задребезжали, голова заныла. Его снова охватил порыв бежать, пока можно. Именно сейчас, раз они увлечены этой своей необъяснимой херовиной. Лучше шанса не представится. Но хотя он и знал, что это так, он не мог и глаз отвести от девушек. Он что, думал, это в автобусе творился какой-то сюр? По сравнению с этим там была обычная рутина.
Лекси сделала несколько шагов назад, другие девчонки не двигались с места. Затем она исполнила поразительно грациозное па. Пируэт. Дарби был уверен, что так это в балете и называется. И так же уверен он был, что мало какая балерина выполняла такое движение с работающей бензопилой. Другие девчонки повторили за ней, все это время бензопилы оставались у них над головой. После такого на удивление элегантного начала они приступили к значительно более пошлой серии танцевальных движений с прекрасной хореографией. Они трясли задницами не хуже подтанцовки какой-нибудь музыкальной дивы, вращали бензопилами, как циркачи. В какой-то момент все одновременно присели и просунули жужжащие бензопилы между раздвинутых ног, их искаженные лица передавали чистейший экстаз. Затем они снова вскочили, корчились, извивались и размахивали бензопилами. Через несколько минут они выпрямились и подбросили их высоко в воздух. У Дарби перехватило дыхание, и он чуть не зажмурился, когда бензопилы отправились в обратный путь. Он уже ожидал как минимум один катастрофический несчастный случай. Но каждая девушка поймала бензопилу плавно и умело. После этого они снова принялись кружиться, их движения становились все более бешеными. Они двигались так быстро, что через какое-то время Дарби уже не различал отдельных девушек — только пятна из плоти и голодной рокочущей стали. Наконец все резко замерли в идеальной позе, опустив бензопилы к земле. По сигналу Лекси чирлидерши отключили их.
Дарби выдохнул.
- Твою мать.
Он поднял руки и начал медленно хлопать.
Лекси обернулась в его сторону и прожгла взглядом.
- Тихо!
Руки Дарби замерли в воздухе. Он было открыл рот, чтобы извиниться, затем осознал, что не стоит этого делать, и закрыл его опять. На кладбище опустилась зловещая тишина. С других участков не доносилось различимых звуков. Ни животных, ни жужжанья насекомых, хотя от последнего в любой заросшей местности в летнем Теннесси деваться было некуда. Девчонки не говорили - замерли, как статуи, не спуская взгляда с Лекси.
Дарби не удивился, что Лекси - лидер, как он понял, единственного в мире отряда роскошных чирлидерш-сатанопоклонниц. В конце концов, именно она заманила его в автобус. Более того, только она с ним и общалась. Странно, но он почувствовал себя особенным. Почти гордился этим. С другой стороны, она слуга абсолютного зла, а это, пожалуй, стоит занести в колонку минусов. Плюс он не очень фанател от этой фиксации на мертвых нацистах. На каком-то уровне идея о сексуальных злых чирлидершах казалась прикольной и возбуждающей. Но вот нацисты — эта тема все веселье портит. Эти уебки же - истинный лик зла. Логично, что Сатана хочет видеть их на своей стороне.
Словно из ниоткуда раздался слабый, сперва незаметный звук. Девушки по-прежнему не двигались. Их рты были закрыты. Больше никто не выходил на луг. Но все же звук раздался снова — растущий шепот бормочущих голосов. Голоса слились в хор из стонов. Что-то приковало взгляд Дарби к земле у ближайшего надгробия. Какое-то движение, пойманное краем глаза. Он последил за надгробием и уже решил, что ему привиделось. Но вдруг — опять. Земля двигалась. Стронулась. В земле образовалась воронка, куда стала ссыпаться пыль. Затем земля снова сдвинулась.
Дарби попятился.
Нахуй этих адских сучек, нахуй все!
Он сделал еще шаг назад. И еще.
И снова Лекси обернулась к нему.
- Стоять.
Она не кричала и не угрожала в открытую. Но в ее голосе было такое смертельное спокойствие, что он мгновенно замер как вкопанный. Она еще миг не сводила с него взгляда, а когда убедилась, что он никуда не денется, ее рот изогнулся в ухмылке. Такой, которая говорила: «Теперь, Дарби, ты моя сучка, и мы с тобой оба это знаем».
Хотя Дарби больше не пятился, его по-прежнему обуревала паника. Каждое нервное окончание в теле вопило, чтобы он убирался, но страх перед Лекси был больше. Он не понимал, почему Лекси и прочих девчонок не тревожит происходящее вокруг. Потому что теперь сотрясался весь луг. И все очаги сотрясений находились у надгробий. Теперь Дарби дрожал всем телом — он наконец сообразил, что это значит. Мертвые, что здесь похоронены, начали выбираться из могил.
Дарби не смог сдержать всхлипа.
Твою мать. Твою мать! Зомби. Блядские зомбячные ебаные нацисты!
Все это время Лекси не прикалывалась. Они пришли ради обряда воскрешения. Обряд воскрешения — это вот этот ебанутый танец с пилами. Как подбрасывание бензопил кучей девчонок может возродить гребаных нацистов из мертвых — было за гранью его понимания. Или понимания любого нормального человека, - решил он. Это было безумие. И какая разница, как они это сделали? Главное — они это сделали, и теперь до зомби-блицкрига оставались считаные мгновения.
Дарби охнул, когда у ближайшего надгробия пробила землю сушеная, кожистая рука. Рука отчаянно цеплялась за воздух. Затем из-под земли рядом с первой возникла вторая. Дарби застонал, когда земля сдвинулась сильнее и на поверхности показались голова и торс давно погибшего немецкого солдата. На лице скелета висел тонкий слой почерневшей, сгнившей кожи. Зомби шипел, дергая головой в разные стороны. Пустые глазницы остановились на Дарби и тут мертвяк выкарабкался из могилы. Хотя глаза его сгнили давным-давно, Дарби чувствовал, что тварь отлично его видит. Мертвый солдат был в гниющей черной форме, включая черный шлем. И шлем, и форму украшали знаки СС. Воскрешенный штурмовик встал на ноги и сделал нетвердый шаг в его направлении. На лужайке эхом зазвучали стоны других оживших мертвецов. Их были десятки. Может, сотни.
Лекси кричала что-то о славе Сатаны и вечном Третьем Рейхе.
Правильно, - подумал Дарби. - Правильно, вот тут мне и пора домой. Плевать, чем будет угрожать эта чокнутая сука.
Он сделал пару быстрых шагов назад и испуганно охнул, когда на что-то наткнулся. За ним кто-то был. Но это невозможно. Только что там никого не было.
Дарби оглянулся и обнаружил, что пялится вверх на очень высокого мертвого нациста.
Вот бляха!
Он услышал позади шаги. Быстрые, твердые — даже на ухабистой каменистой почве забытого кладбища.
- Ты никуда не денешься, Дарби.
Возвышающийся нацист открыл гнилой рот и зашипел.
- Знаешь, Лекси, тут ты ошибаешься.
Он с силой толкнул зомби и тот пошатнулся, неуклюже размахивая своими граблями. Эти штуки очень долго пролежали под землей. Они были опасны, факт, но догадка Дарби, что против них можно использовать их жалкое физическое состояние, оказалась верной. Длинные ноги твари подкосились, и она повалилась на землю.
Дарби времени не терял.
Он перескочил через зомби и рванул в лес. Лекси закричала вслед, и он не сомневался, что она погналась. Дарби не стал оглядываться. Единственный шанс на спасение от безумия — нестись сломя голову. Так что на этом он и сосредоточился, работая руками и ногами на пределах возможностей. Он бежал быстрее, чем когда-либо в жизни со времен школы. Но с тех пор он стал и медленнее. Сказывались десять лет курения. Несмотря на достойную физическую форму, легкие горели. Он хватал ртом воздух на бегу, молясь, чтобы оторваться от Лекси и ее когорты психопаток.
Он вылетел из леса на всех парах. Перед ним раскинулись просторы холмистого кладбища. Вдали на солнце он увидел блеск крыши автобуса. Если добраться до него и одолеть водителя раньше, чем его догонит Лекси, у него есть шанс. Но вдруг земля ушла из-под ног, и он покатился по крутому склону. Услышал смех Лекси, пока катился колбаской под горку. Остановился, только когда врезался в надгробие.
И вот Лекси стояла над ним с руками на бедрах и наглой ухмылкой.
- Это было очень глупо. Теперь тебя придется наказать, Дарби.
- Пошла ты.
Она была близко. Он решил рискнуть.
Он ударил правой ногой. Услышал удовлетворительный хруст, когда каблук попал по ее коленке. Она вскрикнула и повалилась на землю рядом. Дарби врезал локтем ей в лицо, сломав нос, тут же брызнул фонтан крови.
Вскочил на ноги и бросил взгляд на склон, где увидел надвигающуюся армию зомби-нацистов и разъяренных лесбиянок-чирлидерш. Самые гнилые зомби спотыкались и катились вниз, прямо как он. Но их было так много. И большинство доберется до подножия невредимыми. Хотя в этот момент он больше боялся сраных чирлидерш. Так что он отвернулся и снова сорвался с места. Теперь бежалось легче, успел перевести дыхание. Болел бок, которым он столкнулся с надгробием, но жить можно. Может, ребро сломал. С этим разберется, когда доживет до следующего дня, а то шансы на это невелики.
Оскорбленная недавно толпа скорбящих уже разошлась, но у другого надгробия собралась новая компания несчастных людей в черном. Служба шла прямо на пути к автобусу. Приближаясь, он начал орать и размахивать руками. Скорбящие обернулись к нему с озадаченными и рассерженными лицами. Но эти выражения сменились на чистейший ужас, когда они осознали, что к ним приближается.
- Валите отсюда! - кричал он. - Бегите! Спасайтесь, вашу мать!
Собравшиеся, похоже, были не дураки, потому что почти мгновенно забыли про могилу недавно упокоившегося дорого родственника и бросились врассыпную, очевидно, торопясь каждый к своему автомобилю. Дарби это устраивало. Это значило, что дорога впереди очистилась. Добежав до автобуса, Дарби почти не тормозил — вскочил в открытую дверь и схватил спящего водителя.
Водителем была грузная женщина в хаки. Она спросонья всхрапнула и огляделась с непониманием.
- Че?..
- Простите.
Дарби выволок ее с сиденья и толкнул в открытую дверь. Удивленный и испуганный вскрик оборвался, когда она упала на землю. Дарби бросил взгляд в дверь и увидел, что его от приближающейся толпы чирлидерш и зомби отделяло метров тридцать. Времени не было. К счастью, ключи торчали в зажигании. Дарби упал в водительское кресло и закрыл рычагом дверь. Затем повернул ключ и движок ожил. Взгляд через окно показал, что за это время передний край орды уже наполовину сократил расстояние. Время почти вышло. Придется переехать этих говнюков.
Он переключил передачу и вдавил педаль в пол, выкручивая руль, поворачивая длинный транспорт под резким углом. Колеса автобуса перескочили через тротуар и переехали через плоское надгробие. Он услышал крики и стук рук по бокам автобуса. Автобус снова подскочил, когда под колеса попало тело — он не видел, чье, зомби или чирлидерши. Когда тела сталкивались с автобусом, раздавались мясистые удары. Затем он развернул автобус и направился к длинной дорожке, ведущей к далеким кладбищенским воротам. Втопил педаль и взглянул на зеркало заднего вида. Поморщился при виде лежащих на земле тел. Многие принадлежали зомби, но некоторые и чирлидершам. И погоня не прекратилась. Зомби все еще брели за автобусом. Их он не опасался. Слишком медленные. Но чирлидерши — другое дело. Они были быстрые. Неестественно быстрые. Он скорчился, когда увидел во главе стаи Лекси — быстрее всех остальных. Ну конечно. Как же иначе? Ее окровавленное лицо стало маской яростной концентрации.
Дарби сглотнул.
Если сука догонит, то просто убьет нафиг.
Пора было менять планы. Он придумал только одно. Оставалось надеяться, что Лекси еще далеко. Он не отпускал педаль, даже когда автобус задевал другие машины на обочине узкой дорожки. Глаза нервно перебегали между зеркалом заднего вида и спидометром. Когда он набрал под сто километров в час, он еще раз оглянулся на зеркало и решил, что готов. Лекси вырвалась вперед всей стаи. Они все обладали сатанинскими силами, но она явно была могущественней остальных. Может, даже вместе взятых.
Нога Дарби оторвалась от педали газа.
А вторая ударила по тормозам.
Что-то врезалось в автобус, с такой силой, что даже подтолкнуло его. Дарби снова взглянул в зеркало заднего вида и увидел Лекси ничком на земле. Как он и рассчитывал. Она не ожидала, что он остановится. И не ожидала, что придется отпрыгивать. Так что ее неудержимая инерция привела к тому, что она на полной скорости поцеловала автобус. Он еще пару мгновений следил за зеркалом. Она так и не двигалась. Обычную девушку столкновение убило бы, но Дарби знал, что не может быть уверенным в ее смерти. Лекси, в конце концов, не обычная девушка. Но пока что она явно в нокауте. Зная, что это ненадолго, Дарби наклонился вперед и снова нажал на газ. Вскоре он летел к выходу с кладбища.
Ускоряясь по улице, параллельной к кладбищу, он еще не раз бросал взгляды в зеркало. Никаких признаков погони. Его так захватило ликование из-за рискованного побега, что он не заметил грузовик на перекрестке, пока чуть не стало слишком поздно. Автобус царапнул зад 18-колесной фуры и вышел из-под контроля. Руль вырвался из рук, транспорт заскочил на тротуар и пронесся по парковке универмага. Перед ним возникла стена здания, и он понял, что сейчас будет, уже слишком поздно. Автобус на всей скорости врезался в здание, пробив дыру в бетонных блоках. У Дарби, брошенного на руль, выбило весь воздух из легких. Он с трудом откинулся на сиденье, плача от боли. Ему не хотелось двигаться, но он знал, что оставаться на одном месте нельзя. У полиции будут вопросы, на которые он не сможет ответить. Может, его даже посадят. Это если допустить, что копы успеют раньше чирлидерш.
Сраных чирлидерш он боялся куда больше.
Так что он повернул рычаг, открыл дверь и вывалился из сиденья, снова застонав от мучительной боли. Наверняка еще пара ребер треснула — как минимум. Об этом тоже побеспокоится потом — если это потом настанет.
Вокруг автобуса собралась толпа. Он предположил, что некоторые здесь — владельцы машин, попавших под колеса автобуса на пути к рандеву со стеной. Один из них был работником магазина. Мужик с Ближнего Востока в тюрбане и футболке «Квик-март». Торопясь сбежать, Дарби сбил тюрбан с головы мужика, чем еще больше его обозлил. Он что-то орал Дарби и бурно жестикулировал, тыкая пальцем ему в лицо.
Дарби поморщился.
- Я тебе клянусь, я не расист. Просто не в себе.
Он оглядел толпу.
Почти все здесь ненавидели его до печенок. Наверное, их можно понять, вот только они сами не понимали всей картины — которая как раз нарисовалась у них за спиной.
Дарби показал подбородком.
- Чувак, сзади.
Продавец только хмыкнул.
- Я на это не поведусь, придурок.
- Серьезно. Сзади. Ох ебать их в сраку, чувак.
Они были всего в ста метрах.
И сокращали их.
Быстро.
Чирлидерши и зомби. Лекси среди них он не заметил. Может, она все-таки погибла. Это и хорошо, и плохо. Хорошо в том смысле, что она была самой страшной угрозой. Плохо во всех других смыслах. Если она умерла, остальные психопатки-сатанопоклонницы захотят возмездия.
То есть, его задницу на тарелочке.
На улице поднялся шум, так что продавец нехотя отвернулся от Дарби посмотреть. При виде мчащейся орды его поза тут же изменилась. Уже не агрессивный — и явно не озабоченный Дарби и ущербом магазину, — он сорвался с места.
Дарби решил, что это мудрое решение, и поступил так же.
Первым делом он оставил автобус между собой и надвигающейся ордой. За магазином был заросший деревьями холм. Дарби взобрался по склону и пробился через деревья в спальный район. Выбрел на парковку жилого комплекса куда больше того, где он жил с Лейси. Здесь можно спрятаться, если убедить кого-нибудь пустить его к себе в квартиру. Но это вряд ли — значит, можно угнать машину. Комплекс состоял из нескольких зданий. Он дошел до самого его сердца, когда наконец заметил, как кто-то выходит из машины. У черного внедорожника стояла женщина средних лет. Задняя дверь была открыта, она что-то искала внутри. Он подкрался как можно незаметнее. То есть - в его потрепанном состоянии - довольно заметно. Она почувствовала приближение и развернулась прежде, чем он подошел. В ее руках была большая проволочная клетка.
Клетка полетела к его голове.
В клетке сидели… два пушистых кролика.
Ох блять!
Клетка ударила в лоб и опрокинула его на землю. Женщина тут же принялась его пинать, а клетка упала на асфальт, и дверца раскрылась. Кролики выскочили из своей проволочной тюрьмы и радостно заверещали, с любопытством наклонив голову.
Ебаные кролики. Пиздуйте отсюда!
Тем временем женщина продолжала его пинать.
- Научу тебя грабить, падаль! Погань, - носок туфли снова вонзился в и без того уже размягченный живот. - Ты просто отброс общества. Ты…
Хватит с него этой херни.
Дарби откатился от женщины до того, как она нанесла очередной удар. Почувствовал, как что-то пискнуло под ним, и понял, что перекатился через одного из кроликов.
Упс.
Теперь женщина кричала еще громче и требовала, чтобы кто-нибудь вызвал полицию.
Дарби снова бросился бежать. Теперь он уже заплутал и не знал, куда направляться. Все здания в комплексе выглядели одинаково. Как знать, может, он идет обратно к магазину. С таким же успехом можно сразу сдаться мстительным чирлидершам. Перспектива должна была бы напугать, но ему уже становилось все равно. Разум затуманили усталость и боль. Охуенная боль. Легче уже сдаться. Они все равно так просто не отстанут. Рано или поздно его настигнут.
Но когда он завернул за очередной угол очередного дома, увидел улицу. Не ту же, где размазал магазин автобусом. Увидел другие заведения. Больше магазинов и фаст-фудов. И автомастерская. Он выхромал на тротуар и смотрел, как в разных направлениях мелькают машины.
У обочины остановился «Файрберд» из эры 70-х. На него взглянула привлекательная блондинка в черных очках.
- Подвезти?
Дарби только долго смотрел на нее.
Все безумие и бойня дня начались с того же самого вопроса от другой привлекательной женщины. С чего вдруг всем красоткам захотелось его покатать? Раньше почему-то жил без этой хуйни, и хорошо жил.
Женщина сдвинула очки на нос и прищурилась. Глаза были сногсшибательного оттенка небесно-голубого.
- Что с тобой? Немой?
- Чего?
- Немой, говорю. Забудь. Подвезти или как?
Дарби поразмыслил еще. Затем спросил:
- Ты, случаем, не поклоняешься Сатане?
Она рассмеялась.
- Это что за идиотский вопрос?
Дарби ничего не ответил.
Или она поклоняется Сатане, или нет. Так или иначе, выбора у него не оставалось. Так что он обошел машину, открыл дверь со стороны пассажира и сел.
Она снова улыбнулась и вернула очки на переносицу.
- Куда тебе, милашка?
Дарби объяснил, где живет.
- Совсем рядом. Скоро будем.
- Благодарствую.
- Без проблем.
Дарби ожидал, что она будет трещать всю дорогу, но в основном она молчала. За что он был чертовски благодарен. Ему и не хотелось беседовать. И уж точно он бы не смог объяснить то, что сегодня произошло, не показавшись при этом сбежавшим из клиники пациентом.
Затем из ее багажника раздался громкий стук.
Дарби нахмурился.
Снова стук. Даже несколько подряд.
Тук-тук-тук.
А затем приглушенный крик о помощи.
Дарби медленно повернул голову налево.
- Что, эмм… это такое?
Блондинка смотрела на дорогу.
- Мой муж. Он в багажнике.
- Почему?
- Плохо себя вел. Ударил меня.
- А. Ясно. Ты его убьешь?
- Ага.
Дарби вздохнул.
Зашибись.
- Поможешь?
Дарби снова взглянул на нее.
- Можешь просто отвезти меня домой? Я сегодня и так уже натерпелся. В убийстве соучаствовать что-то не тянет.
Блондинка пожала плечами.
- Наверно, могу понять.
- Ага. Спасибо… за понимание.
Ее сумочка лежала между сиденьями. Она сунула в нее руку и достала пистолет. Положила его на колени, продолжая путь по городским улицам. На красном светофоре бросила на Дарби взгляд.
- Может, тебя тоже в багажник отправить?
Дарби взглянул на пистолет. Затем на улыбку на лице женщины. Разве нормально, что женщина, задумавшая убить мужа, так улыбается? Ненормально же.
- Слушай, мне плевать, что ты сделаешь с мужем. Убивай на здоровье. Похер. Просто, как я уже сказал, я сегодня и так натерпелся, и просто хочу домой, нажраться и проспать восемнадцать часов.
Стук в багажнике возобновился.
Блондинка рассмеялась.
- Вижу, ты правда натерпелся. Весь в синяках и крови. Потому я и остановилась. Знаешь, что?
- Откуда же.
Она не обратила внимания.
- На самом деле в багажнике не мой муж.
Дарби снова вздохнул.
- Да хоть сраный Папа Римский.
- Я - серийная убийца.
Дарби усмехнулся.
- Ну конечно.
- А что смешного?
- О, - Дарби покачал головой, - как бы практически все.
Она долго буравила его взглядом, когда свет стал зеленым. Злые водители позади «Файрберда» налегли на гудки. Выражение у блондинки было задумчивым.
- Странный ты.
- Сама ты странная.
Она убрала пистолет в сумочку и проехала перекресток.
- Пожалуй, не отправлю тебя в багажник.
- Спасибо.
- Придется найти кого-то еще.
- Очевидно, - фыркнул он.
Дальше они ехали молча. Блондинка остановила «Файрберд» на том самом углу, где ранее его подобрал автобус с чирлидершами-сатанистками. Она выглянула в окно и пару секунд изучала здание, где он живет, потом снова посмотрела на него.
- Тут живешь?
- Не-а.
- Врунишка, - рассмеялась она.
- Ну… я пошел. Спасибо, что подвезла.
- Не за что.
Он вышел из машины на тротуар. Не успел он отойти, как она его окликнула.
- Эй, милашка?
Он наклонился к окну.
- Да?
- Увидимся.
Она вдарила по газам и «Файрберд» слетел с обочины. Дарби смотрел ей вслед, оставаясь на углу, пока машина не слилась с трафиком дальше по дороге. В его пачке оставалась одна сигарета. Он скурил ее до фильтра, поискал на улице признаки надвигающейся сатанинской гибели, но увидел только обычный городской хаос. Выбросил бычок и вернулся в квартиру.
Лейси сидела, скрестив ноги, перед софой в гостиной. Рядом с ней на полу стоял “бонг”, в руках она расслабленно держала “геймпад”. Глаза у нее были остекленевшие. Спертый воздух в квартире пропитался вонью травки. Годной.
Упоролась.
Когда он присел рядом, она поприветствовала его хриплым мычаньем.
Он взял “бонг” и ее зажигалку и угостился.
- Лейси.
Она медленно повернула голову в его направлении.
- Да?
После очередного бульканья воды в “бонге” он ответил.
- Давай переедем.
Она медленно кивнула.
- Круто. Давай.
- Типа, может, прям сегодня, чего тянуть. Закину шмотки в тачку и погнали. Что скажешь?
- Тема.
Он нахмурился. Удивился.
- Правда?
Она улыбнулась и прижалась к нему.
- Да, правда. Всегда говорила, что тебе нужно быть спонтанным. Рисковать. Это же и есть жизнь, милый. Наконец-то ты понял.
Дарби засмеялся.
И не мог остановиться.
Вскоре они уже были на пути в другой город.

Перевод: Сергей Карпов
Категория: Брайан Смит | Добавил: Grician (14.05.2019)
Просмотров: 24 | Теги: рассказы, Брайан Смит | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar