Добавил: Grician
18:54



Дом сей находился здесь всегда, и, как говорили люди, в нем обитал Тот, кто беседует с утренними туманами, поднимающимися из глубин, и, быть может, видит необычайные вещи в океане в те мгновения, когда кромка утеса становится краем всей земли и торжественные колокола бакенов вызванивают в белом неземном эфире.



Элитный клуб литературных извращенцев

Говард Филлипс Лавкрафт





Необычайно сильный раскат грома заставил меня проснуться посреди ночи. От грохота задрожали оконные стекла. Яркая вспышка молнии осветила комнату. По крыше и по оконному стеклу барабанил дождь. Первое, что я почувствовал, открыв глаза - это нестерпимая вонь, которая тут же ударила мне в ноздри. Едкий, тяжелый запах протухшей рыбы. От этого запаха меня тут же начало тошнить. Ужасающее зловоние буквально выворачивала наизнанку. Во рту страшно пересохло, и я отчетливо ощущал вкус этого смрада, который жирным слоем оседал во всей моей ротовой полости.
Я повернул голову. Фелисия спала, как ни в чем не бывало, закутавшись в одеяло. Я попытался встать с кровати, но мои руки были будто чужие, а ноги тут же подкосились и я плюхнулся на пол, угодив ладошками в какую-то липкую лужу. Чудовищный запах наваливался с ещё большей силой, а к горлу тут же подступила желчь. Еле сдерживая рвотные позывы, я подполз к стене и поднялся, уперевшись на подоконник. За окном бушевала гроза. Дождь колотил в стекло, сильный ветер сгибал деревья почти до земли. Неподалеку, темно-серое море ходило ходуном. Большие волны с шумом бились о пирс, заливая его.
Я хотел открыть окно, чтобы пустить в комнату хоть немного свежего воздуха, но побоялся, что порыв ветра может запросто выбить створки и разбить стекло. Стоя у окна, я пытался выпутаться из остатков сна и прийти в себя, но перед глазами все плыло. Состояние было такое, будто я перебрал с лауданумом. Немного отдышавшись, я все же собрал свои силы в кулак и, опираясь о стену, побрел в гостиную, дабы налить себе стакан воды и хоть немного утолить эту ужасную жажду.
Непослушные ватные ноги скользили в густых липких смердящих лужах, которые были повсюду. Сверкающая молния повременно озаряла комнату. Доковыляв до двери, позади себя, я услышал шлепающие шаги и невнятное клокотание. Тяжело повернув голову, во мраке комнаты показалась темная фигура, нависшая над кроватью, в которой бездвижно спала Фелисия. Еще один оглушительный раскат грома, словно слившийся воедино залп тысячи орудий, разорвал тишину, и яркая вспышка молнии на мгновение залила ярко-белым светом темную комнату. От неожиданного ужаса я плюхнулся пятой точной на пол, в ушах зашипели волны крови, и без того тяжелое дыхание перехватилось комом в горле. Я увидел его. Это был не человек. Монстр! Чудовище! Огромная непропорциональная голова, с двумя круглыми вытаращенными рыбьими глазами, распложенными в височных частях черепа, хищно смотрели на меня. Его отвисшие губы шлепали друг об друга, а рот постоянно открывался и закрывался, словно у выброшенной на берег рыбы. Сутулое обнаженное тело, покрытое чешуей, по которой стекала зеленая слизь, было темно-коричневого цвета, а на спине торчали острые плавники. Нижняя часть туловища покрывала мокрая шкура цвета водорослей. Под ноги существу стекала густая вязкая жижа и медленно разливалась по полу.
Я был в сильнейшем шоке и ужасе. Мне показалось, что пространство вокруг стало быстро расширяться. Состояние было такое, словно я был под сильнейшим опиумом. Страшный смрад будто одурманивал. Меня сковало жуткое оцепенение, я не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, не мог даже сглотнуть слюну.
Существо вновь заглоготало и нависло над Фелисией. Я пытался закричать, но у меня не получалась. Раз за разом я набирал в легкие воздух и выпускал его, напрягая голосовые связки. Я не чувствовал своего рта. Не мог управлять им. А вспышки молний с необычайной периодичностью озаряли эту ужасную картину.
Огромные руки существа, длинные пальцы на которых были соединённые перепонками, потянулись к спящей Фелисии. Одним рывком существо сорвало с неё одеяло и бросило его комом на пол. Фелисия раскрыла полные ужаса глаза. Она, так же как и я, не могла пошевелиться. И если бы её грудь бешено не вздымалась, она походила бы на мертвую.
Существо подняло голову вверх и зашипело, обнажая ряд тонких, как иглы, зубов. Филисия в ужасе раскрыла рот, но не смогла даже пискнуть. Между ног у монстра, из кожаного отверстия, медленно вышел нечеловеческих размеров детородный орган, толщиной с руку среднестатистического человека. Головка члена была деформирована, по всей поверхности пульсировали гнойные язвы. Слизь сочилась из каждой поры, как из губки, стекая тоненькими соплями, свисала, болталась, дрожала, вытягивалась, обрывалась и застывала на полу каплями. Существо ближе склонилось над Фелисией, обнюхивая её тело. Через мгновение оно заурчало и вонзило свой мерзкий ствол в лоно Фелисии, от чего та, закатив глаза, выгнулась неестественной дугой, как в эпилептическом припадке. Существо начало хаотично двигать тазом. Чешуя на его спине вздыбилась и из пор кожи в воздух брызнули струйки зеленой субстанции. По комнате разлетелись мелкие капли зловонной жидкости. Кислый мускусный запах сразу же проник в ноздри, и я тут же почувствовал сильнейшее возбуждение. Между ног пылало. Моментально набухший член пульсировал и стоял, как каменный обелиск. В глазах ещё все плыло, но в теле я почувствовал облегчение. Кровь ударила в голову и во все конечности. Наблюдая, как чудовище неистово насилует мою жену, я возбуждался всё больше и больше. Кажется, сейчас и Фелисии это нравилось. Сквозь слезы в её глазах я видел похоть и удовольствие. Пока нависший над ней монстр с яростью долбил её, вся его слизь стекала на тело Фелисии. Грудь ее тяжело вздымалась, дыхание становилось все прерывистее, пот струился по лицу, мокрые распустившиеся волосы распластались по подушке, а её руки размазывали мерзкую слизь по своей обнаженной груди.
Желание переполнило меня, и я не выдержал, почувствовав бешеную потребность мастурбировать. Давление в голове становилось все невыносимей, ноги дрожали. Я работал рукой, как отбойный молоток и через мгновение мощная струя спермы рванула в воздух. В глазах все поплыло. Сквозь туманную пелену я увидел, как тело монстра вздыбилось, пасть беззвучно открылась, жабры и чешуя мелко задрожали. Фелисия снова выгнулась, почувствовав, как горячая, словно раскалённое олово, сперма чудовища плотной струёй заполонило её внутренности. От нарастающего давления в голове зрачки мои закатились под лоб и, потеряв сознание, я рухнул без чувств.

***


Мы пытались никогда не говорить об этом ужасном происшествии, забыть как страшный сон. Но через несколько месяцев живот Фелисии начал расти. Её начали мучать страшные боли в животе и влагалище. Она быстро начала ссыхаться. Через пару месяцев не осталось уже и следа от её былой красоты; она похудела, поблекла. Её некогда красивые волосы начали выпадать клочками, оставляя уродливые лысые пятна, покрытые отвратительной шелушащейся коркой. Она стала прятаться на ночь в погребе, ежедневно глотая изрядную дозу опиумного раствора. Её былое точеное и привлекательное тело, медленно угасало , постоянно ныло и болело.
Несчастной Фелисии пришлось много пережить за это время. К тому времени, как её живот вырос до невообразимых размеров, влагалище её начало покрываться язвами с черными корками и какими-то странными пятнами, источая зловонные выделения, напоминавшие рыбью икру. Она пыталась покончить с собой, вырезать мерзкий плод, растущий в её организме. Но я не мог позволить её сделать это. Я любил её настолько сильно, что порой – пугало, и одновременно придавало мне сил. Я оберегал её, был всегда рядом. Протирал её прохладным бинтом, когда её бил озноб. Я верил, что все закончится, когда зародыш этой твари родится, и я раздавлю ботинком его уродливую черепушку. Но всё было тщетно.
Той ночью, когда у Фелисии начались схватки, был необычайной силы ураган, как и в ту злосчастную ночь, когда существо изнасиловало мою бедную Фелисию. Бушевал гром, ревела гроза, сотрясая стены. Дождь сплошной пеленой застилал оконные стекла. Фелисия кричала, вцепившись в кровать. Стонала, умоляла убить её. Все это время я держал её за руку, успокаивая её и говоря, что скоро всё закончиться. Живот ее вздымался огромными холмами. Я даже слышал писк, издаваемый внутри утробы. Неожиданно я почувствовал запах гниющей рыбы. Меня начало мутить. Под дикие крики жены я свалился на пол. От слабости темнело в глазах, и я практически не мог шевелиться. Подняв голову, я увидел знакомый силуэт существа. Оно стояло над Фелисией, протянув свои мерзкие склизкие руки, с которых стекала зеленая слизь.
Фелисия истошно закричала, выгнувшись в очередном приступе боли. Резко взмахнув рукой, существо распороло ей живот. Теплые дымящиеся внутренности, раскручиваясь, как связка сарделек, распластались по кровати. Существо запустило руки в кровоточащее месиво и вынуло от туда плод, похожий на крупного морского черта. Маленькая тварь извивалась в руках существа и пронзительно пищала. Глаза Фелисии закатились и её искаженное страхом лицо навсегда застыло от ужаса.
С очередным раскатом молнии существо исчезло, оставив за собой липкие зеленые островки луж. Ярость придала мне сил, и я смог, всё-таки, подняться на трясущиеся ноги. Я подошел к окну. Дождь по-прежнему продолжал лить — монотонно, не усиливаясь и не стихая. Огромные пенистые волны бились о берег, ветер гнал их со всей силы, омывая старый пирс. Сквозь пелену дождя я наблюдал, как с десяток существ с рыбьими головами, осьминожьими лапами и огромными плавниками, прижимая к себе маленькие живые комочки, погружались в воду.
Очередной сильный порыв ветра наклонил потрёпанную табличку с надписью «Добро пожаловать в Иннсмут», она покосилась, упала на гальку и тут же была смыта волной в недра таинственных и древних вод.

Категория: Истории | Просмотров: 38 | Добавил: Grician | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar